Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 сентября 2010 г. по делу N 7-1278/2010

 

Заместитель председателя Саратовского областного суда Шепелин Е.А., рассмотрев жалобу М.С. на постановление мирового судьи судебного участка N 5 Ленинского района г. Саратова от 28.07.2010 года и решение судьи Ленинского районного суда г. Саратова от 30.08.2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении М.С.,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 5 Ленинского района г. Саратова от 28.07.2010 года М.С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год и 7 (семь) месяцев за то, что 19.06.2010 года в 22 часа 20 минут около дома N 113 на Московском шоссе г. Саратова управлял транспортным средством ВАЗ 2104, в состоянии опьянения.

Решением судьи Ленинского районного суда г. Саратова от 30.08.2010 года постановление мирового судьи судебного участка N 5 Ленинского района г. Саратова от 28.07.2010 года оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения.

В жалобе, поданной в порядке надзора, М.С. просит об отмене судебных постановлений, указывая на то, что оснований для направления его на медицинское освидетельствование не имелось; освидетельствование на месте ему не предлагалось; порядок освидетельствования не разъяснялся; понятые при составлении протоколов отсутствовали; техническое средство освидетельствования не предъявлялось; в деле отсутствует бумажный носитель с результатами освидетельствования; рапорт сотрудника ГИБДД составлен с нарушениями закона; транспортное средство не задерживалось; права при составлении в отношении него административных протоколов не разъяснялись; процедура изъятия прав и медицинское освидетельствование происходили с нарушением законодательства; у врача-нарколога отсутствовало право для проведения подобных исследований. Ссылается на то, что суд нарушил требования ст. 29.1 КоАП РФ; показания инспектора ГИБДД и медицинского работника, осуществившего освидетельствование, неконкретны; акт медицинского освидетельствования составлен позже чем протокол об административном правонарушении.

Изучив доводы жалобы, исследовав материалы дела в полном объеме, прихожу к следующему.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Критерием, при наличии которого у сотрудника ГИБДД имелись достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства М.С. 19.06.2010 года в 22 часа 20 минут находился в состоянии опьянения и подлежал освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, явился запах алкоголя из полости рта, что согласуется с приложением N 6 Приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14.07.2003 года N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения".

Исходя из диспозиции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела: управление водителем транспортным средством в состоянии опьянения.

Указанные обстоятельства установлены судом на основании имеющихся в деле, полученных с соблюдением процессуальных требований доказательств - протокола об административном правонарушении л.д. 2), протокола об отстранении от управления транспортным средством л.д. 3), акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения л.д. 4), разъяснения и рапорта инспектора ГИБДД. Противоречий представленные в материалы дела документы не имеют, соответствуют требованиям, предъявляемым к форме этих документов, составлены уполномоченными должностными лицами, в связи с чем виновность М.С. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, сомнений не вызывает. Кроме того, протокол об административном правонарушении подписан М.С. без каких-либо замечаний.

Доводы жалобы об обратном, сводятся к переоценке установленных по делу обстоятельств.

Доводы заявителя о нарушении порядка направления на медицинское освидетельствование не свидетельствуют об отсутствии в действиях М.С. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, так как объективной стороной состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является факт управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, подтвержденный указанными выше доказательствами, в том числе и актом медицинского освидетельствования, которое проведено в соответствии с действующим законодательством, уполномоченным на то лицом.

Кроме того, как следует из рапорта инспектора ГИБДД Б., М.С. было предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения с использованием прибора АКПЭ 01,01, что также свидетельствует о несостоятельности утверждения об отсутствии у инспектора технического средства для проведения освидетельствования на месте.

Довод жалобы о том, что инспектором не были приняты меры к задержанию транспортного средства и запрещению его эксплуатации не свидетельствует о существенном нарушении процессуальных норм.

Как следует из материалов дела, в отношении М.С. был составлен протокол об отстранении от управления транспортным средством, который свидетельствует о запрете управления транспортным средством. Факт отстранения от управления транспортным средством подтверждается так же разъяснением инспектора ГИБДД, подписанным М.С. без каких-либо замечаний.

Утверждение заявителя об отсутствии понятых при составлении протокола об отстранении от управления транспортным средством, опровергается указанным протоколом, который содержит сведения о личностях понятых - М. и А., и их подписи.

Что касается протокола об административном правонарушении, то законодательством не предусмотрено обязательное наличие свидетелей при составлении данного протокола.

Нельзя согласиться и с утверждениями заявителя о том, что процедура изъятия у него водительского удостоверения происходила с нарушением законодательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 27.10 КоАП РФ в присутствии двух понятых осуществляется изъятие вещей, явившихся орудием совершения или предметом административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных при осуществлении осмотра, в частности, транспортного средства и иного имущества.

Поскольку изъятие водительского удостоверения в данном случае осуществлено не с целью сбора доказательств по делу, а с целью обеспечения исполнения наказания о лишении специального права, необходимости в присутствии понятых не имелось.

Доводы заявителя о том, что рапорт сотрудника ГИБДД составлен с нарушениями закона, что права при составлении в отношении него административных протоколов не разъяснялись, что в деле отсутствует бумажный носитель с результатами освидетельствования, не влияют на законность принятых по делу судебных постановлений, которыми вина М.С. в совершении административного правонарушения установлена совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств.

Полагаю, что судом были полно и всесторонне оценены доказательства, имеющиеся в материалах дела, в том числе показания свидетелей Б. и С. Всем им дана надлежащая правовая оценка в их совокупности. Оснований для переоценки представленных по делу доказательств не усматривается.

Ссылка в жалобе на нарушение судами требований ст. 29.1 КоАП РФ, предусматривающих подготовку к рассмотрению дела об административном правонарушении, не подтверждена материалами дела.

Доводы жалобы о том, что медицинское освидетельствование происходило с нарушением законодательства, что у врача-нарколога отсутствовало право для проведения подобных исследований, являлись предметом рассмотрения судебных инстанций и не нашли своего подтверждения.

Что касается описки в протоколе об административном правонарушении, касающейся времени его составления, то она была устранена в ходе судебного разбирательства.

Суды обоснованно пришли к выводу о виновности М.С. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, всем представленным доказательствам дана надлежащая оценка.

Наказание М.С. назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и в соответствии с требованиями ст. 4.1 Кодекса с учетом характера совершенного правонарушения, личности правонарушителя и с учетом обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 5 Ленинского района г. Саратова от 28.07.2010 года и решение судьи Ленинского районного суда г. Саратова от 30.08.2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении М.С. оставить без изменения, жалобу М.С. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя суда

Е.А.ШЕПЕЛИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь