Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 года

 

Председатель Верховного Суда Удмуртской Республики Суханов Ю.В., рассмотрев надзорную жалобу Г.Н.Л. на постановление мирового судьи судебного участка Малопургинского района Удмуртской Республики от 16 декабря 2009 года и решение судьи Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от 13 января 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Г.Н.Л.,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка Малопургинского района УР от 16 декабря 2010 года Г.Н.Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Малопургинского районного суда УР от 13 января 2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поступившей в Верховный Суд УР 17 августа 2010 года, Г.Н.Л. просит об отмене вынесенных в отношении него судебных постановлений по делу об административном правонарушении, ссылаясь на неверную оценку доказательств по делу и нарушения процессуальных норм, регламентированных КоАП РФ.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы надзорной жалобы, нахожу, что оснований к отмене или изменению судебных постановлений не имеется.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения РФ, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Из представленных материалов следует, что 28 ноября 2009 года в 21 час. 50 минут <...> Г.Н.Л. управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Факт совершения Г.Н.Л. административного правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается протоколом об административном правонарушении (л.д. 1), протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 3), актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (л.д. 4).

Указанные доказательства получили оценку в совокупности с другими доказательствами по делу, в соответствии с требованиями ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В надзорной жалобе, не отрицая факта употребления спиртных напитков, Г.Н.Л. указывает, что совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, вменено ему незаконно, поскольку транспортным средством он не управлял.

Кроме того, заявитель указывает на нарушение процедуры проведения медицинского освидетельствования в отношении Г.Н.Л.

Однако данные доводы заявителя являются несостоятельными.

Наличие в действиях Г.Н.Л. объективной стороны правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, подтверждено совокупностью допустимых доказательств. Так, из протокола об административном правонарушении, протокола об отстранении от управления транспортным средством, составленных в присутствии понятых, а также показаний сотрудников милиции следует, что в момент совершения правонарушения именно Г.Н.Л. управлял принадлежащим ему транспортным средством (л.д. 1, 2, 5).

Кроме того, указанные доказательства согласуются с первоначальными объяснениями Г.Н.Л., зафиксированными при составлении протокола об административном правонарушении. В данных объяснениях Г.Н.Л. выражает несогласие лишь с результатами медицинского освидетельствования и не ссылается на то обстоятельство, что в момент совершения правонарушения он автомобилем не управлял (л.д. 1).

Акт медицинского освидетельствования отвечает требованиям ст. 26.2 КоАП РФ и также является допустимым доказательством по делу. Из материалов дела следует, что акт медицинского освидетельствования оформлен в соответствии с Правилами медицинского освидетельствования лица, которое управляло транспортным средством, на состояние опьянения, и оформления его результатов, утвержденными постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475. Процедура данного вида освидетельствования в целом соответствует Инструкции по проведению медицинского освидетельствования, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 10 января 2006 года N 308.

Правильную правовую оценку дали судебные инстанции и показаниям свидетелей - знакомых Г.Н.Л. - В.А. и В.Б. указав на защитный характер их объяснений.

Таким образом, административное наказание назначено Г.Н.Л. в пределах, установленных санкцией части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.13, 30.16 - 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка Малопургинского района УР от 16 декабря 2009 года и решение судьи Малопургинского районного суда УР от 13 января 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Г.Н.Л. оставить без изменения, надзорную жалобу Г.Н.Л. - без удовлетворения.

 

Председатель Верховного Суда

Удмуртской Республики

Ю.В.СУХАНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь