Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 22-5454

 

Судья Кончаков Г.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда

в составе:

председательствующего Бакулиной Л.И., судей Шаймердяновой Г.Ш., Кречетовой Т.Г.,

при секретаре М.,

рассмотрела в судебном заседании от 28.09.2010 года кассационную жалобу осужденного М.А.В.,

кассационное представление государственного обвинителя Рязановой Е.В.

на постановление судьи Дзержинского городского суда Нижегородской области от 13.07.2010 года, которым в апелляционном порядке оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 11 г. Дзержинска Нижегородской области от 19.04.2010 года, которым

М.А.В., <...> года рождения, гражданин <...>, уроженец <...>, не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 180 УК РФ к штрафу в доход государства в размере 50000 руб.

Заслушав доклад судьи Шаймердяновой Г.Ш., доводы осужденного М.А.В. поддержавшего свою жалобу, просившего об отмене приговора мирового судьи, мнение прокурора Пильгановой Т.В., поддержавшей доводы кассационного представления, изучив письменные материалы уголовного дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 11 г. Дзержинска Нижегородской области от 19.04.2010 года М.А.В. признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 180 УК РФ к штрафу в доход государства в размере 50 000 рублей за совершение <...> преступления, а именно незаконного использования чужого товарного знака, если это деяние совершено неоднократно (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ).

В апелляционной жалобе осужденный М.А.В. просил приговор мирового судьи отменить и вынести оправдательный приговор ввиду допущенных нарушений требований ч. 1 ст. 381 УПК РФ, так как выводы суда основаны на недопустимых доказательствах.

Постановлением судьи Дзержинского городского суда Нижегородской области от 13.07.2010 года апелляционная жалоба осужденного М.А.В. оставлена без удовлетворения, а приговор мирового судьи, - без изменения.

В кассационном представлении государственный обвинитель Рязанова Е.В. просит постановление суда отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение. В обоснование доводов указывает, что постановление суда является незаконным, в связи с нарушением уголовно-процессуального закона. В нарушение требований ч. 2 ст. 367, ст. 307 УПК РФ суд не в полной мере привел основания признания необоснованными доводов М.А.В. в части указания на допустимость доказательств, изложенных в описательно-мотивировочной части постановления, ограничившись констатацией факта признания их допустимыми, не приведя мотивов принятого решения. Кроме того, в соответствии со ст. 366 УПК РФ, в прениях сторон, проводимых в соответствии со ст. 292 УПК РФ, первым выступает лицо, подавшее жалобу. Указанный порядок в судебном заседании был нарушен - первой выступала сторона обвинения, затем уже М.А.В., то есть лицо, подавшее жалобу, тем самым были нарушены требования ч. 2 ст. 366 УПК РФ.

В кассационной жалобе осужденный М.А.В. просит отменить приговор мирового судьи от 19.04.2010 года, вынести оправдательный приговор. В обоснование доводов жалобы заявитель указывает, что выводы суда первой и второй инстанции основаны на недопустимых доказательствах, к которым, по мнению М.А.В., относятся:

протоколы осмотра от <...> принадлежащих ИП М.А.В. помещений, находящихся там вещей и документов: торгового места в магазине <...>, <...> осмотр торговых помещений проходил с нарушением требований, установленных п. 2 ст. 27.8 КоАП РФ, т.е. проверочные мероприятия, в ходе которых были составлены указанные протоколы, проходило в отсутствие ИП М.А.И. и его законного представителя. Продавцы Л.И.О., Г.И.О., Д.И.О., присутствующие при проверочных мероприятиях, не являются законными представителями ИП М.А.И., указанные лица не имеют право подписи, находятся в трудовых отношениях с предпринимателем, и не наделены полномочиями представлять интересы ИП М.А.И. при проведении проверочных мероприятий. Осмотр помещений, вещей и документов проходил в отсутствие понятой К.И.О. Данное обстоятельство судом первой и апелляционной инстанции было не учтено, что противоречит ст. ст. 75, 87, 88 УПК РФ;

протоколы изъятия вещей и документов: составленный лейтенантом С.И.О. при проверке в магазине на <...> <...> (т. 1 л.д. 77); составленный лейтенантом Р.И.О. при проверке в магазине на <...> <...> (т. 1 л.д. 70); составленный лейтенантом И.И.О. при проверке в магазине по адресу <...> <...> <...>, (т. 1 л.д. 43); составленного лейтенантом К.И.О. при проверке в магазине по адресу <...> <...> у покупателя П.И.О. <...>, (т. 1 л.д. 46); составленный лейтенантом К.И.О. при проверке в магазине по адресу б-р Космонавтов, <...> <...> у покупателя К.И.О. <...>, (т. 1 л.д. 45); протокол изъятия вещей и документов от <...> (т. 1 л.д. 12), составленный майором Б.И.О. по проверке в магазине по <...> у ИП М.А.И.; протокол изъятия вещей и документов, составленного лейтенантом П.И.О., при проверке в магазине на <...> у покупателя Л.И.О. <...>, (т. 1 л.д. 16); протокол изъятия вещей и документов, составленный капитаном П.И.О. при проверке в магазине на <...> у покупателя П.И.И. <...>, (т. 1 л.д. 15). Вышеуказанные протоколы составлены с существенным нарушением ст. 27.10 КоАП РФ. Протоколы не содержат сведений о виде и реквизите изъятых документов, о виде, количестве, об иных идентификационных признаках вещей, только название и количество; не указано во что и каким образом упакованы изъятые вещи; содержат не оговоренные дописки и исправления, при процедуре изъятия не присутствовали понятые. Общее количество изъятых вещей и документов не соответствует: количеству вещей переданных в дальнейшем для проведения экспертизы в рамках административного расследования; протоколам выемки; количеству переданных вещей для проведения экспертизы в рамках уголовного дела; количеству приобщенных вещественных доказательств; количеству вещественных доказательств перечисленных в приговоре суда первой инстанции.

Кроме этого, при проведении проверочных мероприятий, проводимых <...> в отношении ИП М.А.В. торговых точек, сотрудниками милиции были допущены существенные нарушения норм законодательства, регламентирующих порядок проведения сотрудниками милиции проверок предпринимательской и торговой деятельности. Считает, что при проведении проверочного мероприятия на действия сотрудников милиции распространялись нормы ФЗ от 08.08.2001 N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)".

Постановление N от <...> (т. 1 л.д. 9, 39), предъявленное как основание для проведения проверочных мероприятий, не соответствует установленной форме, а именно: в постановлении не указаны сотрудники, уполномоченные на проведение проверочного мероприятия; не предусматривало осуществление осмотра торговых и складских помещений и изъятие принадлежащего М.А.В. товара. Отдельное постановление о проведении осмотра помещений и изъятия товара у должностного лица, проводимого проверку, отсутствовало, что является нарушением п. 22 ст. 11 Закона "О милиции" и п. 9 Инструкции о порядке проведения сотрудниками милиции проверок и ревизий финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности, утвержденной приказом МВД N 636, и прямо указывает на превышение полномочий. Кроме того, сама процедура изъятия товара происходила с нарушением действующего законодательства, а именно, п. 25 ст. 11 Закона "О милиции" предусматривает, изъятие с обязательным составлением протокола отдельных образцов сырья, продукции и товаров, необходимых для проведения исследований и экспертиз. В постановлении N от <...> не предусмотрены цели, задачи и предмет проводимого мероприятия, как это устанавливают нормы ст. 7 ФЗ N 134-ФЗ.

Во время проведения проверочных мероприятий <...> торговых точек ИП М.А.В. сотрудниками милиции, в нарушение требований ст. 26.5 КоАП РФ, протокол изъятия проб и образцов, необходимые для проведения экспертизы (или) исследования при проведении проверки, не составлялся.

При рассмотрении уголовного дела суды первой и апелляционной инстанций не дали правовой оценки факту внесения исправлений в процессуальные документы. Так, в акте проверочной закупки (т. 1 л.д. 14), и в протоколе изъятия вещей и документов внесены исправления о наименовании наручных часов, а именно, в указанных документах наручные часы "О" исправлены на наручные часы с логотипом "Р". Данное исправление является недопустимым.

В протоколе изъятия вещей и документов (т. 1 л.д. 12) указано, что К.И.О. и М.Т.Ф., как понятым разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 25.7 КоАП РФ, однако замечаний и дополнений от понятых не поступило.

С учетом показаний свидетеля Б.О.В. (т. 2 л.д. 3 - 5), показавшего, что только "при изучении материала в отношении М.А.В. и назначении исследования, мною была выявлена ошибка в документах...", следует, что в акт проверочной закупки (т. 1 л.д. 14) и в протокол изъятия вещей (т. 1 л.д. 15) изменения были внесены не в момент изъятия, а намного позже, и в отсутствие понятых. Судом первой и апелляционной инстанции не дана должная оценка данному нарушению при составлении важного процессуального документа, как протокол изъятия вещей и документов с участием П.И.И. Внесение исправлений и изменений в процессуальный документ после его составления и подписания понятыми является грубейшим нарушением законодательства после внесения исправления невозможно достоверно утверждать, какие именно часы были изъяты у М.А.И. Также, не имея точных данных об изъятых часах невозможен точный и объективный расчет ущерба, так как существует разница в оценке стоимости часов "О" и "Р", почти вдвое.

Таким образом, при производстве изъятия предметов и документов в ходе проверочных мероприятий были допущены существенные нарушения процессуального закона, что является основанием для признания данных доказательств недопустимыми. Данное обстоятельство судом первой и апелляционной инстанции не учтено и не принято во внимание, что противоречит ст. ст. 75, 87, 88 УПК РФ.

Протокол выемки от <...> составлен в нарушение ст. ст. 182, 183 УПК РФ, в нем нет указаний на то, что выданные предметы упаковывались и опечатывались в присутствии понятых на месте производства выемки, в нем не отражены индивидуальные признаки выданных предметов, нет сведений о том, в каком месте и каким образом хранились предметы до производства выемки. Не содержится сведений о том, что проводился осмотр предметов, изъятых при выемке, перед направлением их на судебную товароведческую экспертизу.

Протокол выемки вещественных доказательств у инспектора П.И.О. от <...> (т. 1 л.д. 190 - 192) составлен в нарушение ст. ст. 182, 183 УПК РФ, так как вещественные доказательства при выемке не были предъявлены понятым, в нем нет указаний на то, что выданные предметы упаковывались и опечатывались в присутствии понятых на месте производства выемки, в нем не отражены индивидуальные признаки выданных предметов, нет сведений о том, в каком месте и каким образом хранились предметы до производства выемки.

Свидетель - понятая Н.И.О. в судебном заседании <...> (т. 4, л.д. 199 - 200) показала, что часов и зажигалок она не видела, а предъявлялись ей только коробки и пакеты, количество часов не считала, марки не смотрела.

Судом апелляционной инстанции, по мнению М.А.В., было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о недопустимости доказательства по данному протоколу.

Протокол выемки от <...> (т. 1 л.д. 188 - 190) составлен в нарушение ст. ст. 182, 183 УПК РФ, так как вещественные доказательства при выемке не были предъявлены понятым, в нем нет указаний на то, что выданные предметы упаковывались и опечатывались в присутствии понятых на месте производства выемки, в нем не отражены индивидуальные признаки выданных предметов, нет сведений о том, в каком месте, и каким образом хранились предметы до производства выемки.

Свидетель - понятой Б.А.В. в судебном заседании <...> (т. 4 л.д. 93, 94) показал, что часов и зажигалок он не видел, а предъявлялись ему только коробки и пакеты.

В суде апелляционной инстанции (т. 6 л.д. 140 - 141) был допрошен свидетель понятой по данному протоколу В.А.В., который заявил, что в этом следственном действии он участие не принимал и подпись в протоколе ему не принадлежит. Судом апелляционной инстанции данный факт был не исследован, правовая оценка не была дана, также было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о недопустимом доказательстве по данному протоколу. По данному протоколу выемки у инспектора И.И.О. изъято часов "О" на 2 ед. больше, чем по протоколам изъятия в торговой точке <...> во время проверочного мероприятия, также в протоколе выемки появились отсутствующие в протоколах изъятия 3 лишних кассовых чека. Это является доказательством, что протокол выемки был оформлен с нарушением законодательства, то есть без присутствия понятых.

Не дана судом первой инстанции и апелляционной инстанции надлежащая правовая оценка и тому факту, что общее количество изъятых предметов в торговых точках ИП М.А.И. и общее количество предметов выданных по протоколам выемок имеет существенное расхождение, как по количеству, так и по наименованиям изъятых предметов, что указывает на нарушение положений ст. 88 УПК РФ.

Суды не приняли во внимание показания свидетелей: К.Г.К. (т. 4 л.д. 48), свидетеля Г.Е.В. (т. 4 л.д. 49 - 50), С.В.П. (т. 4 л.д. 50 - 51), Л.В.Н. (т. 4 л.д. 64 - 65), Е.А.В., (т. 4 л.д. 67 - 68), Л.Н.О. (т. 4 л.д. 74 - 75), З.В.Т. (т. 4 л.д. 143 - 144), М.Е.С. (т. 4 л.д. 166 - 170). Из выше приведенных свидетельских показаний следует, что процедура изъятия товара проходила с существенным нарушением процессуального законодательства, что является основанием для признания протоколов выемки недопустимыми доказательствами. Данное обстоятельство судом первой и апелляционной инстанции не принято во внимание, что в соответствии с положениями ст. ст. 75, 87, 88 УПК РФ не допустимо.

Суд первой инстанции не принял во внимание, что по результатам административной проверки проведенной <...> в отношении ИП М.А.И. сотрудниками УВД <...> и <...> было заведено уголовное дело, а также направлено заявление о привлечении ИП М.А.В. к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ в Арбитражный суд <...>, часть изъятого товара с торговой точки, расположенной по адресу: <...>, стала объектом уголовного дела, а часть - административного, тогда как весь товар был изъят по одному протоколу и (т. 1 л.д. 12). Решением Арбитражного суда <...> от <...> по делу N вступившим в законную силу в удовлетворении заявления Управления милиции по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнению административного законодательства МОБ при ГУВД <...> о привлечении ИП М.А.В. к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ отказано (т. 3 л.д. 163 - 179). Из мотивировочной части указанного решения следует, что при проведении контрольных мероприятий <...> торговой точки, расположенной по адресу: <...>, и при проведении административного расследования сотрудниками Управления милиции были допущены существенные нарушения процессуального законодательства. Однако, судом первой инстанции не дана оценка указанному решению Арбитражного суда <...>. Тогда как это нарушает требования установленные п. 2 ч. 1 ст. 307 УПК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанции не приняли во внимание и не дали оценку, несоответствию в протоколе изъятия (т. 1 л.д. 43) и определении об истребовании сведений по делу об административном правонарушении (т. 1 л.д. 49).

После проверочных мероприятий, в рамках административного расследования инспектором Б.И.О. были оформлены определения об истребовании сведений по делу об административном правонарушении в Москву в Н.П.А.Б. "ШП" было отправлено часов с торговой маркой "Л" на 8 ед. больше, чем числится по протоколам изъятия в день проверочных мероприятий <...> (т. 1 л.д. 12, 43). Указанное противоречие подтверждает его доводы о нарушении процедуры изъятия и отсутствия понятых при процедуре изъятия, и как следствие недопустимости принятия в качестве доказательств.

В частном определении от <...> суд указывает на нарушение норм УПК РФ при составлении процессуальных документов, однако, при постановлении приговора суд первой инстанции данные нарушения не учел.

Постановлением по результатам разрешения ходатайств от <...> судом первой инстанции протокол осмотра документов (т. 1 л.д. 194 - 202) признан недопустимым доказательством. Тогда, как вопрос о признании постановления о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от <...> (т. 1 л.д. 203) недопустимым доказательством судом не рассматривался.

Указывает, что перечисленные выше нарушения процедуры проведения контрольных мероприятий, факт несоответствия количества и наименований изъятых предметов, исправления и дописки в процессуальных документах, противоречия процессуальных документов, а также признание протокола осмотра документов недопустимым доказательством - все это говорит о том, что нельзя сделать однозначный вывод о том, что выданные по протоколу выемки предметы действительно принадлежали ИП М.А.В.

При рассмотрении уголовного дела судом первой и второй инстанции не учтены и следующие фактические обстоятельства, при которых в материалы уголовного дела не предоставлены сведения о том, в каком именно виде изъятые предметы поступили после проведения исследования, проводимого в рамках административного расследования. Нет данных о том, что изъятые предметы после проведения исследования были опечатаны в присутствии понятых. Не предоставлены сведения о том, где и каким образом данные предметы хранились до выдачи их по протоколам выемки. Осмотр предметов сразу после производства выемки дознавателем не производился. Однако судом первой инстанции указанные факты не исследовались.

Считает, что перечисленные выше допущенные процессуальные нарушения при собирании, фиксации, хранении и закреплении предметов изъятых у ИП М.А.В. лишают их свойства допустимости, и данные предметы теряют статус вещественных доказательств по уголовному делу и не могут использоваться для установления его виновности, что судом первой и второй инстанции не принято во внимание. По мнению автора жалобы данное обстоятельство является основанием для отмены приговора, так как судами первой и второй инстанции были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Постановление о назначении судебной товароведческой экспертизы вынесено дознавателем ОД УВД по <...> Б.А.В. <...> (т. 2 л.д. 41 - 42), М.А.В. ознакомлен с ним только <...>, т.е. фактически после проведения экспертиз (заключение эксперта от <...> и заключение эксперта от <...>) (т. 2 л.д. 44), в прениях М.А.В. заявлял об отводе К.А.С., как эксперта по ч. 2 и 3 ст. 70 УПК РФ. Таким образом, по мнению автора жалобы, были нарушены его права при назначении судебной экспертизы, что является существенным, нарушающим его конституционное право на гарантированную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 45 Конституции РФ). В материалах дела не содержится сведений о том, что Н.П.А.Б. "ШП" являются экспертным учреждением. Процессуальный документ (постановление о назначении судебной товароведческой экспертизы от <...> адресовано в Н.П.А.Б. "ШП"), допущено существенное процессуальное нарушение требований, установленных ч. 4 ст. 199 УПК РФ, а именно права и обязанности эксперту, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, разъяснялись не дознавателем, вынесшим постановление о назначении судебной товароведческой экспертизы, а неустановленным лицом. В заключении эксперта N от <...> (т. 2 л.д. 45 - 47) нет разъяснений о том, какое именно лицо, разъяснило эксперту К.А.С. права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, а также не содержится сведений о том, кто именно предупредил эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения предусмотренного ст. 307 УК РФ.

Ни в постановлении о назначении судебной товароведческой экспертизы, ни в протоколах выемки, ни в заключениях эксперта не указано - каким именно образом были опечатаны и доставлены предметы для проведения экспертизы. Также нет сведений о том, кем и каким образом данные предметы были доставлены эксперту. В вводной части заключение эксперта N от <...> (т. 2 л.д. 45 - 47): отсутствует наименование (род, вид) проводимой экспертизы; отсутствуют сведения о времени и месте проведения экспертизы; отсутствуют сведения об экспертном учреждении и об эксперте, которому она поручена; не приведены вопросы, поставленные на разрешение эксперта; отсутствует описание способа доставки и упаковки объектов представленных для исследования. В исследовательской части заключения отсутствует описание состояния объектов представленных для исследования. Не описан ход и результаты исследования, не дана оценка полученных результатов и не приводится обоснование выводов. В заключение эксперта отсутствуют описательные данные об образцах "легальной" продукции указанных компаний. Также не приводятся сведения о том, кто и каким образом предоставил образцы "легальной" продукции для проведения исследования. Также отсутствует описание способа и применения методики исследования для установления качества металла исследуемых объектов. Кроме того, экспертное заключение дано экспертом, подлежащим отводу по основаниям, указанным в ст. 70 УПК РФ. Экспертиза фактически была проведена представителем потерпевшей стороны, т.е. заинтересованным в исходе дела лицом, к тому же лицом, находящимся в служебной зависимости, что является недопустимым обстоятельством. Компетентность эксперта К.А.С. ничем не подтверждена. Таким образом, учитывая перечисленные выше нарушения уголовно-процессуального закона ст. 70, ч. 3 ст. 195, ст. 198, ч. 4 ст. 199, ст. 204 УПК РФ заключения товароведческой экспертизы N от <...> (т. 2 л.д. 45 - 47) и N от <...> (т. 2 л.д. 45 - 47) являются недопустимыми доказательствами. Суд первой инстанции и апелляционной инстанции не принял данные доводы и необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств о недопустимости доказательств по данным экспертизам. Считает, экспертные заключения и приведенные в них расчеты причиненного ущерба, проведены лицом, компетентность и квалификация которого ничем не подтверждена, что по правилам п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ является основанием для отвода.

Поскольку факт причинения крупного ущерба правообладателям торговых марок в процессе рассмотрения дела по существу не доказан, следовательно, у суда первой и второй инстанции не было оснований для привлечения его к уголовной ответственности по части 1 статьи 180 УК РФ.

Считает, что обжалуемый приговор постановлен только на свидетельских показаниях и заключении специалиста. Однако из опроса многочисленных свидетелей обвинения следует, только то, что в момент контрольных мероприятий <...> торговых точек ИП М.А.В., изымался товар (часы и зажигалки) с торговыми марками. Судебная экспертиза на выяснение вопроса о контрафактности изъятых предметов не проводилась, следовательно, факт продажи контрафактного товара не доказан. Не согласен и с выводом суда первой и второй инстанции, что вина подсудимого подтверждается материалами дела. Указывает, что судом апелляционной инстанции было необоснованно отказано в ходатайствах об ознакомлении с протоколами судебных заседаний, чем было нарушено право на гарантированную защиту и свободу человека и гражданина.

Таким образом, допущенные существенные процессуальные нарушения при собирании, фиксации, хранении и закреплении предметов и документов, изъятых у ИП М.А.В., лишают их свойства допустимости, и не могут быть положены в основу обвинительного приговора, а приговор, поставленный с нарушением уголовно-процессуального закона в соответствии с положениями ст. ст. 375, 379 УПК РФ, подлежит отмене.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановление суда апелляционной инстанции подлежащим отмене по следующим основаниям.

Так, согласно п. 4 ст. 7 УПК РФ, судебное решения должно отвечать критериям законности, обоснованности и мотивированности.

Указанные требования закона базируются на таких основополагающих принципах уголовного судопроизводства, как состязательность и равноправие сторон (ст. 15 УПК РФ). Это предполагает не только обязанность суда создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления им предоставленных прав, но и дать оценку доказательствам, представленным сторонами. При этом такая оценка должна быть основана на совокупности имеющихся в деле доказательств и представлена в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Между тем указанные требования закона судом апелляционной инстанции соблюдены не были.

Признавая приговор мирового судьи законным и обоснованным суд апелляционной инстанции не дал должной оценки доводам подсудимого М.А.В. о том, что заключения товароведческих экспертиз от <...> и <...> даны ненадлежащим лицом, подлежащим отводу.

Как достоверно установлено мировым судьей и судом апелляционной инстанции К.А.С., давший заключения по делу, состоит в трудовых отношениях с потерпевшей стороной, а именно с Н.П.А.Б. "ШП", представляющим в судебном заседании интересы компаний-доверителей, в котором работает в должности юриста. Кроме того, в материалах дела имеются доверенности на право представления интересов от компаний-доверителей, которыми сотрудникам Н.П.А.Б. "ШП", доверяется представлять интересы доверителей, в число данных лиц входит и К.А.С. (т. 1 л.д. 115 - 121, т. 1 л.д. 122 - 127, т. 1 л.д. 155 - 160, т. 1 л.д. 168 - 174, т. 1 л.д. 175 - 176).

Суд апелляционной инстанции расценив, заключения N от <...> и N от <...>, как заключения специалиста, не дал надлежащей оценки тому обстоятельству, что в соответствии с положениями ст. 69 и 70 УПК РФ эксперт и специалист не могут принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей; если обнаружится его некомпетентность.

Кроме того, не дано надлежащей оценки судом и доводам подсудимого относительно некомпетентности эксперта, поскольку материалами дела установлено, что документами, подтверждающими компетентность К.А.С., как эксперта являются свидетельство специалиста N от <...> (т. 2 л.д. 58), выданное Н.П.А.Б. "ШП" о том, что К.А.С. в <...> прошел специальное обучение в представительствах компаний правообладателей по программе изучения отличительных признаков подлинной продукции компаний, а также удостоверение о краткосрочном повышении квалификации, выданное ему в <...> по результатам обучения в период с <...> по <...> (т. 3 л.д. 178), хотя как установлено, заключения К.А.С. по настоящему делу даны в <...>.

Также судом не дано должной оценки тому обстоятельству, что согласно заключению от N от <...> общая сумма ущерба причиненного правообладателям составляет 332 849 руб. 34 коп. (т. 2 л.д. 47 - 49), а согласно заключению N от <...> размер убытков причиненных интересам правообладателей составляет 4 260 000 руб. (т. 2 45 - 46). При этом суд признал оба заключения, содержащие различные данные относительно причиненного потерпевшим ущерба, допустимыми доказательствами, подтверждающими виновность подсудимого в содеянном.

При этом размер причиненного ущерба является существенным обстоятельством, подлежащим установлению.

Таким образом, суд, признавая законным и обоснованным приговор мирового судьи и установленным факт совершения М.А.В. преступления, предусмотренного ст. 180 ч. 1 УК РФ, в нарушение ст. 17 ч. 2 и 88 ч. 1 УПК РФ не оценил заключения эксперта с точки зрения объективности, полноты и достоверности этого доказательства.

При таких обстоятельствах постановление судьи не может быть признано законным и обоснованным, а поэтому подлежит отмене на основании ст. ст. 380, 381 УПК РФ.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное выше при принятии решения по делу.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационное представление государственного обвинителя Рязановой Е.В., кассационную жалобу осужденного М.А.В., удовлетворить частично.

Постановление Дзержинского городского суда г. Н.Новгорода от 13 июля 2010 года, которым оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 11 г. Дзержинска Нижегородской области от 19 апреля 2010 года в отношении М.А.В., отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение, в тот же суд, в ином составе судей.

 

Председательствующий

Л.И.БАКУЛИНА

 

Судьи

Г.Ш.ШАЙМЕРДЯНОВА

Т.Г.КРЕЧЕТОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь