Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 22-6850

 

Судья Подыниглазов В.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Похожаева В.В., судей Кузнецова А.Н., Шестаковой И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 28 сентября 2010 года кассационную жалобу осужденного Б.Е. на постановление апелляционной инстанции Индустриального районного суда г. Перми от 18 августа 2010 года, которым приговор мирового судьи судебного участка N 10 Индустриального района г. Перми от 28 января 2010 года, которым

Б.Е., ДАТА рождения, уроженец <...>, несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 3 000 рублей в доход государства,

изменен

осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 3 000 рублей в доход государства.

Заслушав доклад судьи Шестаковой И.И., объяснения осужденного Б.Е., поддержавшего доводы жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором мирового судьи судебного участка N 10 Индустриального района г. Перми от 28 января 2010 года Б.Е. признан виновным в том, что 3 августа 2009 года в 22-30 часов в г. Перми в кухне коммунальной квартиры по ул. <...> умышленно нанес Ч. побои, совершил иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре мирового судьи.

На приговор мирового судьи осужденным Б.Е. была принесена апелляционная жалоба, в которой поставлен вопрос об отмене приговора мирового судьи. При этом Б.Е. указывал на то, что Ч. и ее мать - свидетель Д. его оговорили, мировым судьей неверно оценены показания потерпевшей и свидетелей.

Приговором апелляционной инстанции Индустриального районного суда г. Перми от 18 августа 2010 года приговор мирового судьи в отношении Б.Е. отменен. Он признан виновным в умышленном причинении 3 августа 2009 года 22-30 часов в г. Перми в кухне коммунальной квартиры по ул. <...> Ч. побоев, совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Б.Е. указывает на свою непричастность к преступлению, просит приговор суда апелляционной инстанции отменить, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и доказательствам исследованным в судебном заседании, также суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей защиты и обвинения. По его мнению, по ч. 1 ст. 116 УК РФ ответственность наступает или за побои, или за причинение физической боли. Однако как

в приговоре мирового судьи, так и суда апелляционной инстанции не указано. в чем конкретно выразилось причинение побоев и в чем - физической боли. Показания потерпевшей Ч. и свидетелей обвинения Д., Б. считает ложными, указывая на их непоследовательность как по обстоятельствам дела, так и наступившим последствиям. Поскольку на нем (Б.Е.) следов царапин и борьбы нет, а также отсутствует судебно-медицинская экспертиза в отношении Ч., то это, по его мнению, опровергает показания Ч. и свидетелей обвинения об обстоятельствах дела. Указывает, что ни из пояснений в суде врача, ни из справки не следует, что причиной обращения Ч. за медицинской помощью были рассматриваемые события. Кроме того, лечение, которое было рекомендовано, Ч. не проходила, значит, преступление в отношении нее не совершалось. Кроме того, в приговоре суд апелляционной инстанции не привел показания врача и не дал им никакой оценки, не дал оценки противоречивым показаниям свидетелей обвинения. Суд необоснованно отказал ему в ходатайстве об ознакомлении с протоколом судебного заседания непосредственно после судебного заседания, а также приобщении к протоколу вопросов, которые он задавал участникам судебного заседания. Также суд незаконно отказал ему в проведении в отношении Ч. судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз и запросе данных на Ч. из городского психиатрического диспансера. Отказал суд и в запросе распечатки телефонных переговоров Ч., Д., Б., Б.Е. за 3 августа 2009 года в период с 20 до 24-00 часов, а также Ч. и Д. от 4 августа 2009 года, вызове и допросе врача, осматривающего Ч., сожителя Д. - очевидца событий 3 августа 2009 года. По его мнению, Индустриальный районный суд формально подошел к рассмотрению дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Так, выводы суда апелляционной инстанции о доказанности вины Б.Е. в совершении преступления, за которое он осужден, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, основаны на совокупности собранных по делу и исследованных в судебном заседании допустимых доказательств.

Подробное изложение содержания и анализ этих доказательств приведены в судебном решении, и им дана всесторонняя, полная и правильная оценка.

При этом доводы, приводимые в кассационной жалобе осужденного Б.Е., проверялись в судебном заседании суда апелляционной инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, с указанием на то, что они опровергаются последовательными показаниями потерпевшей Ч., свидетелей Д., К., Б. (л.д. 27-42), К. (л.д. 97-109), заявлением Ч. о совершении в отношении нее 3 августа 2009 года Б.Е. преступления (л.д. 2), медицинской справкой ГКБ N 1, что при осмотре Ч. 5 августа 2009 года с ее слов следует, что 3 августа 2009 год в 23-00 часа была избита известным, установлен диагноз - ушиб мягких тканей затылочной области (л.д. 4).

При этом судом апелляционной инстанции обоснованно указано на то, что никаких оснований не доверять показаниям потерпевшей Ч., свидетелей Д., К., Б., К. не имеется, поскольку они последовательны, взаимно подтверждают друг друга, вопреки утверждениям кассационной жалобы, никаких существенных противоречий как внутренне, так и относительно друг друга не содержат, частично подтверждаются и показаниями самого осужденного, соответствуют данным медицинской справки о наличии у Ч.

ушиба мягких тканей затылочной области, в связи с чем эти доказательства обоснованно положены в основу судебного решения.

Доводы жалобы о ложности показаний потерпевшей Ч., чтобы получить моральное удовлетворение и что та действовала по указанию Д., судебная коллегия находит несостоятельными, данные обстоятельства получили оценку в судебном решении, никаких оснований по указанным осужденным в жалобе доводам подвергать сомнению объективность показаний потерпевшей судебная коллегия не находит.

Данных, свидетельствующих о заинтересованности потерпевшей Ч., свидетелей Д., К., Б., К. при даче ими изобличающих осужденного показаний, не установлено.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Таким образом, приведенные доказательства согласуются между собой и в своей совокупности устанавливают одни и те же факты, изобличающие Б.Е. в инкриминируемом деянии. При этом суд оценил показания как допрошенных лиц, так и тех, чьи показания в судебном заседании были оглашены с согласия сторон, привел доводы, по которым признал их достоверными, каких-либо противоречий в выводах суда судебная коллегия не усматривает.

Не может судебная коллегия согласиться и с доводами кассационной жалобы о недопустимости показаний свидетелей Д., К., Б.

Согласно ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся в том числе показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Вопреки доводам жалобы из показаний указанных свидетелей усматривается, что о том, что Б.Е. в процессе ссоры на кухне толкал потерпевшую Ч. руками по телу, схватил рукой за шею, сдавил, толкнул к окну, отчего Ч. ударилась затылком о форточку, при этом испытывала физическую боль, им стало известно со слов самой потерпевшей.

Что касается показаний самого осужденного, то суд дал им надлежащую оценку в совокупности с доказательствами по делу, при этом обоснованно признал их неправдивыми, противоречащими фактическим обстоятельствам дела, поскольку они опровергаются доказательствами, приведенными в приговоре.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о доказанности вины Б.Е. следует признать правильным, а доводы его кассационной жалобы о необоснованном осуждении - несостоятельными.

Юридическая квалификация действиям Б.Е. судом апелляционной инстанции дана верно. Субъективная оценка доказательств, изложенная в кассационной жалобе, не может быть принята во внимание, поскольку в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ все доказательства должным образом судом были проверены, сопоставлены и оценены в совокупности, без придания каким-либо из них заранее установленной силы.

Вопреки доводам жалобы, отсутствие царапин и следов борьбы на теле Б.Е., заключения судебно-медицинской экспертизы в отношении Ч., не прохождение потерпевшей лечения, не истребование судом данных на Ч. из городского психиатрического диспансера и распечатки телефонных переговоров не свидетельствуют о непричастности Б.Е. к преступлению и незаконности приговора суда.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство проведено в соответствии со ст. 244 УПК РФ, а также с соблюдением принципов всесторонности, полноты и объективности исследования фактических обстоятельств уголовного дела.

При этом исходя из положений ст. 15 УПК РФ, суд предоставил сторонам равные возможности в реализации права на представление в суд относимых и допустимых доказательств.

Ходатайства, заявленные сторонами, разрешены судом в соответствии ст. 271 УПК РФ, с указанием мотивов принятого решения. Как видно из материалов дела и протокола судебного заседания, против оглашения показаний свидетеля К., который не явился в судебное заседание в связи с болезнью, участники процесса, в том числе подсудимый Б.Е., не возражали. Поэтому суд апелляционной инстанции обоснованно по ходатайству представителя потерпевшей - адвоката Шпак В.В. в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 281 УПК РФ в связи с неявкой в судебное заседание указанного свидетеля огласил его показания. Что касается доводов жалобы о том, что подсудимый настаивал на явке указанного свидетеля, чтобы задать ему вопросы, то каких-либо нарушений требований УПК РФ судом допущено не было. Из материалов дела видно, что свидетель К. находился на больничном листе и по уважительной причине не мог явиться в судебное заседание, кроме того, следует отметить, что сам подсудимый Б.Е. суду не указывал, какие конкретно обстоятельства он намерен выяснить у данного свидетеля.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы осужденного Б.Е. о том, что суд незаконно отказывал ему в ознакомлении с протоколами судебных заседаний. Из материалов уголовного дела следует, что как в судах первой, так и апелляционной инстанции осужденный неоднократно обращался с письменными ходатайствами об ознакомлении с протоколами судебных заседаний, все заявленные им ходатайства были судом удовлетворены, о чем имеются собственноручно сделанные записи осужденным о полном ознакомлении с протоколами судебных заседаний (л.д. 21, 45, 46, 54, 70, 127, 174).

Что касается отказа суда в ходатайстве осужденному в приобщении к материалам уголовного дела вопросов, которые им ставились в судебном заседании участникам судебного заседания, то данное ходатайство судом разрешено в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ, с указанием мотивов принятого решения. Оснований ставить под сомнение правильность принятого судом решения не имеется.

Как видно из материалов уголовного дела, приведенные в приговоре показания осужденного, потерпевшей, свидетелей соответствуют их содержанию, отраженному в

протоколе судебного заседания. Протокол судебного заседания соответствует

требованиям ст. 259 УПК РФ. Замечания осужденного Б.Е. на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ и отклонены. Оснований для признания постановления председательствующего, вынесенного по результатам рассмотрения указанных замечаний, необъективным и необоснованным не имеется.

Наказание Б.Е. назначено с учетом характера, тяжести, общественной опасности совершенного им преступления, данных о его личности, определение вида и размера наказания надлежащим образом мотивировано, в связи с чем судебная коллегия полагает его соответствующим требованиям ст. 6, 60 УК РФ, соразмерным содеянному и справедливым, и оснований для его смягчения не усматривает.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену или изменение состоявшегося судебного решения по делу не допущено.

Таким образом, оснований для отмены или изменения решения суда апелляционной инстанции по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор апелляционной инстанции Индустриального районного суда г. Перми от 18 августа 2010 года, в отношении Б.Е. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Б.Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь