Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. N 3-9/2010

 

Верховный Суд Республики Мордовия в составе:

председательствующего - судьи Верховного Суда Республики Мордовия Н.В.Демидчик,

при секретаре судебного заседания Т.

с участием прокурора В.М.Родиной

с участием в деле:

заявителя - К.,

заинтересованного лица - Государственного Собрания Республики Мордовия, его представителя Ж., представившей в подтверждение своих полномочий доверенность от 22 сентября 2010 года, рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Саранске гражданское дело по заявлению К. об оспаривании статьи 8 Закона Республики Мордовия от 28 декабря 2004 года N 102-З "О мерах социальной поддержки отдельных категорий населения, проживающего в Республике Мордовия",

 

установил:

 

23 декабря 2004 года Государственным Собранием Республики Мордовия принят Закон Республики Мордовия N 102-З "О мерах социальной поддержки отдельных категорий населения, проживающего в Республике Мордовия".

Первоначальный текст закона опубликован официально для всеобщего сведения в печатном издании "Известия Мордовии" N 198-21 от 30 декабря 2004 года (л.д. 47), изменения и дополнения в этом же печатном издании.

К. обратилась в Верховный Суд Республики Мордовия с заявлением о признании недействующей статьи 8 указанного Закона, ссылаясь в обоснование требований на ее противоречие федеральному законодательству, а именно, преамбуле и статье 153 ФЗ от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ, предусматривающих, что при издании органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления в связи с принятием настоящего Федерального закона нормативных правовых актов должны быть соблюдены условия в соответствии с которыми, при изменении после 31 декабря 2004 г. порядка реализации льгот и выплат, предоставлявшихся отдельным категориям граждан до указанной даты в натуральной форме, совокупный объем финансирования соответствующих льгот и выплат не может быть уменьшен, а условия предоставления ухудшены. Полагает, что предусмотренная оспариваемой нормой мера социальной поддержки нарушает ее права на ранее предоставлявшуюся в натуральной форме льготу. Просила признать недействующими статью 8 Закона Республики Мордовия от 28 декабря 2004 года N 102-З "О мерах социальной поддержки отдельных категорий населения, проживающего в Республике Мордовия", постановление Главы администрации Кадошкинского района от 24.01.2006 г. N 12-П "Об утверждении порядка предоставления мер социальной поддержки лицам, работающим и проживающим в сельской местности и поселках городского типа, Кадошкинского муниципального района" и восстановить право медицинских работников, работающих и проживающих в сельской местности и поселках городского типа, на меры социальной защиты не ниже установленных ранее действовавшим законодательством.

Определением судьи Верховного Суда Республики Мордовия от 23 августа 2010 года заявление в части требований об оспаривании постановления Главы Кадошкинского района возвращено заявителю в связи с неподсудностью дела верховному суду республики (л.д. 10 - 11).

В судебном заседании К. заявление поддержала по изложенным в нем основаниям и дополнительно объяснила, что для восстановления права медицинских работников, работающих и проживающих в сельской местности, на получение ранее предоставлявшейся им льготы в виде бесплатного жилого помещения с отоплением и освещением, необходимо создание надлежащего правового регулирования на уровне Государственного Собрания Республики Мордовия и органов местного самоуправления. Также акцентировала внимание суда и участников процесса на содержании определения Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2008 года N 383-О-П (л.д. 23 - 26).

В судебном заседании Ж. от имени Государственного Собрания Республики Мордовия относительно заявления К. возразила и просила суд в его удовлетворении отказать, ссылаясь на то, что принимая оспариваемый закон, Государственное Собрание Республики Мордовия действовало в пределах предоставленных ему полномочий и не допустило противоречий федеральному законодательству.

Так, в соответствии с частями 5 и 6 статьи 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников организаций здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников муниципальных организаций здравоохранения устанавливаются органами местного самоуправления.

Указанный федеральный закон не содержит обязанности субъекта Российской Федерации по установлению мер социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников муниципальных организаций здравоохранения.

В соответствии с частью 3 статьи 26.3.1 Федерального закона от 6 августа 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" органы государственной власти субъекта Российской Федерации вправе устанавливать за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением финансовых средств, передаваемых из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации на осуществление целевых расходов) дополнительные меры социальной поддержки и социальной помощи для отдельных категорий граждан вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право.

Таким образом, предоставление медицинским работникам муниципальных учреждений дополнительной меры социальной поддержки за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации является не обязанностью, а правом субъекта Российской Федерации.

Поскольку заявительница является работником МУЗ "Кадошкинская ЦРБ", установление дополнительной к предусмотренной федеральным законодательством меры социальной поддержки в виде ежемесячной денежной выплаты для оплаты жилья, газа для отопления жилого помещения, электрической энергии для освещения жилого помещения в размере 179 рублей не нарушило ее прав и не ухудшило положения.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора Родиной В.М., полагавшей заявление подлежащим оставлению без удовлетворения, Верховный Суд Республики Мордовия отказывает в удовлетворении заявленных требований по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

Из материалов дела следует, что заявитель К. является медицинским работником муниципального учреждения, работающим и проживающим в сельской местности.

Оспариваемая заявителем статья 8 Закона Республики Мордовия от 28 декабря 2004 года N 102-З "О мерах социальной поддержки отдельных категорий населения, проживающего в Республике Мордовия" предусматривает меры социальной поддержки лиц, работающих и проживающих в сельской местности и поселках городского типа, в частности применительно к заявителю, ежемесячную денежную выплату для оплаты жилья, газа для отопления жилого помещения, электрической энергии для освещения жилого помещения в размере 179 рублей. Из статьи 1 указанного Закона следует, что к лицам, работающим и проживающим в сельской местности и поселках городского типа, отнесены, в том числе, медицинские работники государственных и муниципальных учреждений Республики Мордовия.

В соответствии с пунктом "ж" части 1 статьи 72 и части 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации социальная защита, включая социальное обеспечение, отнесена к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации; по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Статья 73 Конституции Российской Федерации устанавливает, что вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Статья 8 Бюджетного кодекса Российской Федерации определяет, что к бюджетным полномочиям субъектов Российской Федерации относится установление и исполнение расходных обязательств субъекта Российской Федерации.

В соответствии со статьей 85 Бюджетного кодекса Российской Федерации расходные обязательства субъекта Российской Федерации устанавливаются органами государственной власти субъекта Российской Федерации самостоятельно и исполняются за счет собственных доходов и источников финансирования дефицита бюджета субъекта Российской Федерации.

Указанная норма предоставляет право органам государственной власти субъекта Российской Федерации устанавливать и исполнять расходные обязательства, связанные с решением вопросов, не отнесенных к компетенции федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления и не исключенных из компетенции органов государственной власти субъекта Российской Федерации федеральными законами, законами субъекта Российской Федерации, при наличии соответствующих средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением межбюджетных трансфертов).

Таким образом, субъекты Российской Федерации осуществляют самостоятельное правовое регулирование по вопросам, не отнесенным к компетенции федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления и не исключенным из компетенции органов государственной власти субъекта Российской Федерации федеральными законами, законами субъекта Российской Федерации за счет средств собственных бюджетов.

В соответствии с частью 3 статьи 26.3.1 Федерального закона от 6 августа 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" органы государственной власти субъекта Российской Федерации вправе устанавливать за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением финансовых средств, передаваемых из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации на осуществление целевых расходов) дополнительные меры социальной поддержки и социальной помощи для отдельных категорий граждан вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право.

Статья 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан предусматривает, что меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников федеральных специализированных организаций здравоохранения устанавливаются Правительством Российской Федерации (часть 4), меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников организаций здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации (часть 5), меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников муниципальных организаций здравоохранения устанавливаются органами местного самоуправления (часть 6).

Указанный и другие федеральные законы не содержат обязанности субъекта Российской Федерации по установлению мер социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников муниципальных организаций здравоохранения.

Таким образом, предусмотренная оспариваемой нормой закона республики мера социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников муниципальных организаций здравоохранения является дополнительной, предоставляемой за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, поэтому не может быть признана нарушающей права заявителя.

Довод К. о том, что по сравнению с ранее действовавшим законодательством и предоставляемыми рассматриваемой категории работников льготами оспариваемый Закон республики существенно ухудшил ее положение и не отвечает изложенным в преамбуле и статье 153 Федерального закона N 122-ФЗ от 22.08.2004 г. принципам и положениям, поскольку не обеспечивает сохранение ранее достигнутого уровня социальной защиты указанной категории граждан, основан на неправильном толковании норм материального права.

Положения федеральных норм, в соответствии с которыми предоставлялись указанные выше льготы (бесплатная жилая площадь с отоплением и освещением в сельской местности) с 1 января 2005 г. утратили силу (за исключением льгот педагогическим работникам образовательных учреждений, находящихся в сельской местности).

В соответствии с частью второй статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, действовавшей до 1 января 2005 года, работники здравоохранения, проживающие в сельской местности, а также проживающие с ними члены их семей имели право на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением в соответствии с законодательством. С 1 января 2005 года в соответствии с пунктом 50 статьи 35 Федерального закона N 122-ФЗ от 22 августа 2004 года данная норма утратила силу. В настоящее время, как указывалось выше, статья 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, применительно к рассматриваемому вопросу, предусматривает, что меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников муниципальных организаций здравоохранения устанавливаются органами местного самоуправления (часть 6 статьи 63 Основ).

Ссылка заявителя на акты Конституционного Суда Российской Федерации является несостоятельной, поскольку не свидетельствует о нарушении прав заявителя на сохранение ранее достигнутого уровня социальной защиты, а также о противоречии закона республики в оспариваемой части федеральному законодательству.

Таким образом, статья 8 Закона Республики Мордовия от 28 декабря 2004 года N 102-З "О мерах социальной поддержки отдельных категорий населения, проживающего в Республике Мордовия" принята в пределах компетенции субъекта Российской Федерации, в рамках полномочий законодательного органа республики и не противоречит федеральным законам.

Согласно части 1 статьи 253 ГПК Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Поскольку требования К. о восстановлении права медицинских работников, работающих и проживающих в сельской местности и поселках городского типа, на меры социальной защиты не ниже установленных ранее действовавшим законодательством связаны с требованием об оспаривании отдельного положения закона, они также подлежат оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Республики Мордовия

 

решил:

 

заявление К. о признании недействующей статьи 8 Закона Республики Мордовия от 28 декабря 2004 года N 102-З "О мерах социальной поддержки отдельных категорий населения, проживающего в Республике Мордовия" и восстановлении права медицинских работников, работающих и проживающих в сельской местности и поселках городского типа, на меры социальной защиты не ниже установленных ранее действовавшим законодательством оставить без удовлетворения.

На решение могут быть поданы кассационная жалоба и кассационное представление в Верховный Суд Российской Федерации через Верховный Суд Республики Мордовия в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

 

Судья Верховного Суда

Республики Мордовия

Н.В.ДЕМИДЧИК

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь