Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. N 33-13361

 

Судья Каримова Н.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Сальниковой В.Ю.

судей Гавриловой Н.В., Красиковой И.В.

с участием прокурора Костиной Т.В.

при секретаре П.

рассмотрела в судебном заседании от 28 сентября 2010 года дело N 2-1216/10 по кассационному представлению прокурора <...> района Санкт-Петербурга, кассационным жалобам А.Н.О., М.С. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 22 июня 2010 года по иску М.С. к Администрации <...> района Санкт-Петербурга о признании права владения и пользования квартирой, обязании издать распоряжение о заключении договора социального найма, по иску А.Н.О. к Администрации <...> района Санкт-Петербурга о признании членом семьи нанимателя, признании права пользования квартирой, заключении договора социального найма на квартиру, по встречному иску Администрации <...> района Санкт-Петербурга к М.С. о признании утратившей право пользования квартирой, выселении, к А.Н.О. о признании не приобретшей право пользования квартирой и выселении.

Заслушав доклад судьи Сальниковой В.Ю., объяснения А.Н.О. и ее представителя Л., действующего на основании доверенности <...>, представителя М.С. - М.Е., действующей на основании доверенности <...>, представителя Администрации <...> района Санкт-Петербурга Д., действующей на основании доверенности <...>, выступление прокурора Костиной Т.В., поддержавшей кассационное представление прокурора <...> района,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

М.С. обратилась в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Администрации <...> района Санкт-Петербурга о признании права владения и пользования квартирой <...> (далее по тексту - спорная квартира), обязании издать распоряжение о заключении с ней договора социального найма на основании выданного <...> обмерного ордера N <...>, указывая, что на основании решения комиссии <...> Администрации на имя ее матери А.Н. был выдан обменный ордер на спорную квартиру на семью из трех человек: ее (истицу М.С.), ее мать, умершую впоследствии в 1994 году, и ее отца А.Б., умершего в 2009 году. Тогда же, на основании указанного ордера, семья вселилась в спорную квартиру, была поставлена на регистрационный учет. <...> она (истица М.С.) была снята с регистрационного учета в спорной квартире в связи с переездом к супругу в Ленинградскую область. После развода с супругом, она вновь переехала проживать в спорную квартиру, где на тот период времени проживал ее отец, но на регистрационный учет не встала в связи с его скоропостижной смертью. <...> она обратилась в Администрацию <...> района Санкт-Петербурга с заявлением о заключении с ней договора социального найма в отношении спорной квартиры, в чем ей было отказано. Данный отказ она считает незаконным, поскольку она была включена в выданный в 1993 году ордер на спорную квартиру, после развода с супругом проживала в спорной квартире, оплачивала коммунальные услуги.

А.Н.О. обратилась в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Администрации <...> района Санкт-Петербурга о признании членом семьи нанимателя спорной квартиры, признании права пользования жилым помещением, заключении договора социального найма вместо первоначального нанимателя спорной квартиры, указывая, что зарегистрирована по адресу: <...>, однако с 11 лет проживает в спорной квартире, в которую была вселена дедушкой А.Б., являвшимся ее опекуном, в августе 1998 года в качестве члена семьи. в 2009 году А.Б. умер. <...> она (истица А.Н.О.) обратилась в ГУЖА <...> района с заявлением о признании ее нанимателем спорной квартиры и заключении с ней договора социального найма, в чем ей было отказано. Полагает, что отказ в признании ее нанимателем спорной квартиры не соответствует действующему законодательству, поскольку она была вселена нанимателем спорной квартиры в качестве члена семьи для постоянного проживания, само по себе отсутствие регистрации в спорной квартире не исключает возникновение у нее права пользования спорной квартирой, наличие у нее в собственности иного жилого помещения также не может служить основанием к отказу в заключении договора социального найма в отношении спорной квартиры.

Определением от 29.03.2010 года исковые требования М.С. и А.Н.О. на основании ст. 151 ГПК РФ были объединены в одно производство.

Ответчик - Администрация <...> района Санкт-Петербурга в ходе рассмотрения дела предъявил встречные исковые требования к М.С. и А.Н.О., с учетом уточнения требований в порядке ст. 39 ГПК РФ просил признать М.С. утратившей право пользования, а А.Н.О. - не приобретшей право пользования спорной квартирой, а также выселить ответчиц по встречному иску из спорной квартиры, указывая, что М.С. снялась с регистрационного учета из спорной квартиры в 2001 году в связи с выездом на иное место жительства, в связи с чем право пользования спорной квартирой утратила; наниматель жилого помещения при жизни не совершил каких-либо юридически значимых действий, направленных на передачу равного права А.Н.О., вследствие чего А.Н.О. право пользования спорной квартирой не приобрела.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 22.06.2010 года в удовлетворении исковых требований М.С. и А.Н.О. отказано, частично удовлетворен встречный иск Администрации <...> района Санкт-Петербурга. Суд признал М.С. утратившей право пользования, а А.Н.О. - не приобретшей право пользования спорной квартирой, выселил А.Н.О. из спорной квартиры, в выселении М.С. отказал.

М.С. и А.Н.О. в кассационных жалобах просят решение районного суда отменить, дело направить в районный суд на новое рассмотрение в ином составе суда. Прокурор <...> района Санкт-Петербурга в кассационном представлении просит решение суда отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований А.Н.О. о признании членом семьи нанимателя, признании права пользования квартирой, заключении договора социального найма, принять по делу новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Выслушав объяснения участвующих в деле лиц, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого решения, исходя из следующего.

Разрешая заявленные в рамках настоящего гражданского дела требования, суд первой инстанции установил, что спорная квартира <...> была предоставлена А.Н. на основании обменного ордера, выданного Смольнинской Администрацией <...>, на семью из трех человек, в ордер в качестве членов семьи нанимателя были включены муж нанимателя А.Б. и их дочь М.С. Указанные лица были зарегистрированы в спорной квартире <...>.

А.Н., умершая в 1994 году, и А.Б., умерший в 2009 году, были сняты с регистрационного учета, соответственно, <...> и <...>. М.С. была снята с регистрационного учета <...> по заявлению в связи с выездом на другое место жительства по адресу: <...>.

Кроме того, судом первой инстанции при рассмотрении дела установлено, что М.С. является собственником жилого дома <...>, зарегистрирована в нем с <...> вместе со своими детьми.

А.Н.О. является собственницей 15/53 долей квартиры <...>, приобретенных в собственность на основании договора передачи доли коммунальной квартиры в собственность граждан от <...>, с <...> постоянно зарегистрирована в комнате площадью 14,7 кв. м указанной квартиры.

После смерти А.Б., М.С. и А.Н.О. обращались за заключением с ними договора социального найма, в удовлетворении их заявлений было отказано.

Согласно ст. 53, 54 ЖК РСФСР, к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. Наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. На вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи.

В соответствии со ст. 69 ЖК РФ, к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Как следует из содержания ст. 70 ЖК РФ, наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за собой изменение соответствующего договора социального найма жилого помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя.

В соответствии со ст. 89 ЖК РСФСР, действовавшего до 01.03.2005 года, в случае выезда нанимателя и членов его семьи на постоянное жительство в другое место договор найма считается расторгнутым со дня выезда. Аналогичные положения содержатся и в ч. 3 ст. 83 ЖК РФ.

Отказывая в удовлетворении исковых требований М.С. и признавая ее утратившей право пользования спорной квартирой, суд первой инстанции основывался на том, что в 2001 году М.С. выехала из спорной квартиры на иное постоянное место жительства по адресу: <...> где проживает по настоящее время, снялась с регистрационного учета по спорному адресу и зарегистрировалась по новому месту жительства в жилом помещении, принадлежащем ей на праве собственности. Данное обстоятельство подтверждается представленными в материалах дела доказательствами, и всесторонне исследовалось в ходе рассмотрения дела по существу судом первой инстанции. Судом первой инстанции правомерно отклонены доводы М.С. о том, что после расторжения брака она вселилась на спорную жилую площадь в установленном законом порядке, поскольку достоверными доказательствами указанные доводы подтверждены не были, напротив, были опровергнуты при рассмотрении дела. При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для удовлетворения требований М.С., в то время как встречные исковые требования в части признания ее утратившей право пользования спорной квартирой при доказанности факта выезда на другое постоянное место жительства правомерно были удовлетворены судом. При этом, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении встречного иска в части выселения М.С., установив, что она в спорном жилом помещении не проживает, ее вещей в спорной квартире не имеется.

Отказывая в удовлетворении требований А.Н.О. и удовлетворяя заявленные к ней встречные исковые требования Администрации <...> района Санкт-Петербурга, суд первой инстанции исходил из того, что родственные отношения А.Б. и А.Н.О., установление опекунства А.Б. над внучкой и, как следствие, ее совместное проживание с опекуном с 1998 года, притом, что А.Н.О. в ноябре 2005 года была приватизирована жилая площадь по месту регистрации, не свидетельствуют о приобретении ею равного с нанимателем А.Б. права пользования спорной квартирой, как у члена семьи нанимателя. Приватизация жилого помещения предусмотрена исключительно в отношении жилого помещения, занимаемого на условиях социального найма, а наличие права пользования несколькими жилыми помещениями на условиях социального найма законом не предусмотрено. Доказательств же того, что наниматель признавал за ней равное с ним право пользования спорной квартирой, вел с ней общее хозяйство после достижения А.Н.О. совершеннолетия, вселял ее в качестве члена семьи на постоянной основе после ноября 2005 года в соответствии с требованиями ЖК РФ, в частности, ч. 1 ст. 70 ЖК РФ, предусматривающей необходимость получения письменного согласия наймодателя, суду не представлено. С заявлением о включении А.Н.О. в договор социального найма А.Б. не обращался, регистрация А.Н.О. по месту жительства в спорной квартире осуществлена также не была.

Установленные судом первой инстанции обстоятельства соответствуют материалам дела, а вывод суда о неприобретении А.Н.О. права пользования спорной квартирой - требованиям действующего законодательства. Судом первой инстанции правомерно отклонены представленные А.Н.О. письменные доказательства, поскольку все они не относимы к юридически значимому периоду (с ноября 2005 года).

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (часть 1 статьи 70 ЖК РФ), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение. В таком случае наймодатель, наниматель и (или) член семьи нанимателя вправе предъявить к вселившемуся лицу требование об устранении нарушений их жилищных прав и восстановлении положения, существовавшего до их нарушения (пункт 2 части 3 статьи 11 ЖК РФ). При удовлетворении названного требования лицо, незаконно вселившееся в жилое помещение, подлежит выселению без предоставления другого жилого помещения.

Таким образом, признав А.Н.О. не приобретшей право пользования спорной квартирой, тем самым установив факт ее проживания в спорной квартире без законных оснований, суд первой инстанции обоснованно постановил решение о ее выселении.

Доводы кассационных жалоб и представления не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда, основаны на неправильном понимании норм материального и процессуального права, по существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой доказательств, и в силу ст. 362 ГПК РФ не могут являться основанием к отмене решения суда.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что решение суда отвечает требованиям закона, постановлено при правильном определении юридически значимых по делу обстоятельств, на основе всестороннего и полного исследования этих обстоятельств и представленных по делу доказательств, оцененных судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, вследствие чего оснований для его отмены по доводам кассационных жалоб и представления прокурора не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 347, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 22 июня 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы М.С., А.Н.О., кассационное представление прокурора <...> района Санкт-Петербурга - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь