Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-17120

 

Судья Веселова О.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Шинкаревой Л.Н., Мядзелец О.А.,

при секретаре Е.

рассмотрев в открытом судебном заседании от 28 сентября 2010 года кассационную жалобу ГУП МО "Коммунальные системы Московской области" на решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 31 мая 2010 года по делу по иску Н. к ГУП Московской области "Коммунальные системы Московской области" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул, компенсации морального вреда, взыскании недополученной заработной платы,

заслушав доклад судьи - Кондратовой Т.А.,

объяснения представителей ГУП Московской области "Коммунальные системы Московской области" - М. и К.С.,

заключение помощника Мособлпрокурора К.Е., полагавшего, что постановленное по делу решение является законным и обоснованным

 

установила:

 

Н. обратился в суд с иском к филиалу Государственного унитарного предприятия Московской области "Коммунальные системы Московской области" "Восточная система водоснабжения" и, уточнив первоначально заявленные требования, просил привлечь директора филиала С. к ответственности, взыскать заработную плату в размере 36174 руб. 82 коп., компенсацию морального вреда в размере 50000 руб., и выплатить денежную компенсацию на основании ст. 236 ТК РФ (дело N 2-1775 т. 1 л.д. 19).

Ненадлежащий ответчик - филиал Государственного унитарного предприятия Московской области "Коммунальные системы Московской области" "Восточная система водоснабжения" - по ходатайству истца был заменен на надлежащего ответчика - Государственное унитарное предприятие Московской области "Коммунальные системы Московской области" (дело N 2-1775 т. 1 л.д. 26).

Н. также обратился в суд с иском к Государственному унитарному предприятию Московской области "Коммунальные системы Московской области" о восстановлении на работе в должности заместителя начальника организационно-правового отдела ГУП МО "ВСВ" по ул. Северная, д. 59, взыскании морального вреда в размере 50000 руб., компенсации за вынужденный прогул.

Для правильного и своевременного рассмотрения данные дела объединены в одно производство.

В судебном заседании Н. вновь уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика за вынужденный прогул заработную плату за период с 21.04.2010 года по день вынесения решения суда; взыскать недополученную заработную плату за период с 17.03.2010 года по 20.04.2010 года в размере 29022 руб. 91 коп., 50 000 в счет компенсации морального вреда.

Суду пояснил, что решением суда 16.03.2010 года он был восстановлен на работе в должности заместителя начальника организационно-правового отдела филиала Государственного унитарного предприятия Московской области "Коммунальные системы Московской области" "Восточная система водоснабжения". 17.03.2010 года он был допущен до места работы, однако никаких трудовых функций не выполнял. Место работы было незаконно изменено, поскольку об этом его не уведомили письменно. За период с 17.03.2010 года по 20.04.2010 года ему не начисляли премию и надбавку за выслугу лет, в связи с чем недоплатили 29022 руб. 91 коп. За время работы неоднократно налагали дисциплинарные взыскания, после чего 20.04.2010 года уволили по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Представители ГУП Московской области "Коммунальные системы Московской области" иск не признали, пояснив, что после восстановления на работе истец был допущен до места работы, но никаких трудовых функций не выполнял. При этом он должен был находиться в течение рабочего дня на рабочем месте, не исполняя никаких функций. До восстановления на работе рабочее место Н. было по адресу: г. Орехово-Зуево, ул. Северная, д. 59, а после восстановления по адресу: п. Барская гора, Орехово-Зуевского района, о чем истец был извещен устно. Заработная плата начислялась без учета премий и надбавки за выслугу лет, поскольку ранее он был уволен по сокращению штата, в связи с чем был уменьшен фонд заработной платы. Дисциплинарные взыскания применялись к истцу за неоднократные нарушения им правил трудового распорядка.

Решением Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 31 мая 2010 года иск удовлетворен частично: Н. восстановлен на работе в должности заместителя начальника организационно-правового отдела филиала, в его пользу взыскана недополученная заработная плата за март и апрель 2010 года в сумме 29022, 99 руб., заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 70103,71 руб. и 8000 руб. в счет компенсации морального вреда.

С таким решением ответчик не согласился, обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, выслушав и обсудив доводы представителей кассатора, заключение пом. Мособлпрокурора, судебная коллегия не усматривает предусмотренных законом оснований к отмене обжалуемого судебного постановления.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Из материалов дела усматривается, что вступившим в законную силу решением Орехово-Зуевского городского суда от 16 марта 2010 года Н., будучи уволенным по сокращению штата 12.01.2010 года, был восстановлен на работе в должности заместителя начальника организационно-правового отдела филиала Государственного унитарного предприятия Московской области "Коммунальные системы Московской области" "Восточная система водоснабжения".

Приказом от 17.03.2010 года Н. восстановлен на работе.

26.03.2010 года директор филиала Государственного унитарного предприятия Московской области "Коммунальные системы Московской области" "Восточная системы водоснабжения" направил письмо руководителю ЧОП "Медведь" о запрете Н. посещать базу эксплуатации, находящуюся по адресу: Московская область, г. Орехово-Зуево, ул. Северная, д. 59 без письменного разрешения начальника организационно-правового отдела К.С. (дело N 2-1775 т. 1 л.д. 97).

26.03.2010 года директором филиала вынесен приказ N 35 о запрете заместителю начальника организационно-правового отдела начислять премии с даты сокращения.

30.03.2010 года Н. был предупрежден о предстоящем увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

20.04.2010 года Н. с согласия профсоюзного комитета был уволен по п. 5 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей.

Основанием к увольнению послужили приказы N 53 о/к от 30.03.10 г., N 56 о/к от 12.04.2010 г., N 57 о/к от 13.04.10 г., N 59 о/к от 15.04.10 г., N 58 о/к от 14.04.10 г., N 63 о/к от 20.04.10 г. (л.д. 133, т. 1).

Из представленного трудового договора следует, что Н. устанавливается вознаграждение за выслугу лет в размере 40% от должностного оклада и премия по итогам работы за месяц в размере 70% (т. 1, л.д. 121 - 122).

Согласно расчетному листку за март 2010 года Н. за период с 17 по 31 марта начислено 9014 руб. 20 коп., а также выплаты, связанные с исполнением решения суда от 16.03.2010 года.

По расчетному листку за апрель 2010 года Н. за период с 01 по 20 апреля начислено 12016 руб. 89 коп., а также компенсация за отпуск при увольнении в размере 5462, 11 руб.

Дав правовую оценку указанным выше фактическим обстоятельствам дела в совокупности с представленными сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательствами, суд пришел к выводу о том, что увольнение истца по п. 5 ст. 81 ТК РФ является неправомерным, поскольку в ходе судебного разбирательства установлено, что истец фактически не был допущен к исполнению своих трудовых обязанностей после вынесения судом решения о восстановлении его на работе.

Кроме того, поводом к применению дисциплинарного взыскания ввиду увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ явилось отсутствие истца на рабочем месте 12 апреля 2010 года и 16 апреля 2010 года после 16 часов. Однако в ходе рассмотрения дела ответчик не представил допустимых и достоверных доказательств в подтверждение данного обстоятельства, в связи с чем увольнение не может быть признано законным. Следовательно, Н. подлежит восстановлению на работе со взысканием в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, которая с учетом принципа разумности и справедливости определена судом в размере 8000 руб.

Также суд счел обоснованными и подлежащими удовлетворению и требования истца о взыскании недополученного заработка за период с 17.03.2010 года по 20.04.2010 года, указав в решении, что поскольку истец решение суда был восстановлен на работе с 16 марта 2010 года, то с указанной даты должны быть полностью восстановлены его права, в том числе и на начисление предусмотренных трудовым договором, Положением о выплате надбавки за выслугу лет работников филиала и Положением о премировании премии и надбавки за выслугу лет.

При этом суд счел несостоятельными доводы представителя ответчика о том, что невыплата премии и надбавки была вызвана наличием у него дисциплинарных взысканий, поскольку этот довод противоречит существу приказа N 35 от 26.03.2010 года. Кроме того, в соответствии с Положением о выплате надбавки за выслугу лет и Положением о премировании премии и надбавки могут не выплачиваться за допущенные нарушения трудовой и исполнительной дисциплины только по решению директора, однако таких приказов суду не представлено, в то время как в силу закона данное обстоятельство должен доказать именно работодатель.

Судебная коллегия находит указанные выше выводы суда правильными, основанными на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения (ст. ст. 129, 394 ТК РФ, ст. 56 ГПК РФ).

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, по существу направлены на переоценку представленных ответчиком доказательств неоднократного нарушения Н. трудовой дисциплины и наличии в связи с этим оснований для увольнения и лишения его премий и надбавки за выслугу лет, что в силу требований ст. 362 ГПК РФ не может повлечь отмену постановленного по делу решения.

Вывод суда о недоказанности факта оставления Н. рабочего места 12 и 16 апреля 2010 года после 16 часов соответствует требованиям ч. 2 ст. 56 и ст. 67 ГПК РФ, поскольку имеющийся на л.д. 132 т. 1 документ, составленный начальником охраны ЧОП и отражающий время прибытия и убытия конкретного работника Н., не является допустимым доказательством, т.к. не предусмотрен внутренними локальными нормативными актами. В отношении иных работников предприятия графики прибытия и убытия не составляются, что не отрицал представитель ответчика в заседании судебной коллегии. Иных допустимых и достоверных доказательств в подтверждение данного обстоятельства (акты об отсутствии на рабочем месте, показания свидетелей) суду не представлено, в связи с чем доводы кассационной жалобы в указанной части судебная коллегия находит несостоятельными.

Ссылки кассатора на ст. 151 ГК РФ являются несостоятельными, поскольку решение суда в части требований о компенсации морального вреда основано на положениях ч. 9 ст. 394 ТК РФ, согласно которой в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в его пользу денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Иных правовых доводов, которые бы в силу закона могли повлечь отмену решения суда, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Орехово-Зуевского городского суда от 31 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь