Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-18579/2010

 

Судья: Аксенова Е.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего Ракуновой Л.И.

судей Дмитриевой Е.С., Мертехина М.В.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 28 сентября 2010 года кассационную жалобу Г. на решение Люберецкого городского суда Московской области от 20 июля 2010 года по делу по иску ОАО "Банк Москвы" к Г. о возмещении ущерба,

заслушав доклад судьи Дмитриевой Е.С.,

объяснения представителя истца - И., ответчика - Г., представителя ответчика - Г.Э.,

 

установила:

 

ОАО "Банк Москвы" в лице своего представителя обратился в суд с иском к Г. с иском о возмещении ущерба, ссылаясь на то, что ответчик с 20.08.2009 г. работала в организации истца в должности кассира резервной группы сектора кассовых операций Отделения N 6 "Рязанский проспект".

24.11.2009 г. ответчик была переведена в отделение Банка "Таганское" на должность старшего кассира сектора кассовых операций.

01.02.2010 г. Г. была назначена ответственной за сохранность наличности и ценностей операционной кассы Отделения "Таганское" с 03.02.2010 г. 06.04.2010 г. при сверке кассовых оборотов и остатков на конец рабочего дня в кассе старшего кассира Г. была выявлена недостача в российских рублях в сумме 1 600 000 руб., в связи с чем, был составлен акт о недостаче.

В связи с тем, что между Банком и Г. 20.08.2009 г. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, в соответствии в которым Г. приняла на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ей имущества, просил суд взыскать с ответчика в пользу истца сумму прямого действительного ущерба в размере 1 600 000 руб.

В судебном заседании представитель истца поддержал заявленные требования.

Ответчик иск не признала, пояснив, что доступ в кассовое помещение имели также другие материально ответственные лица, в течение дня 06.04.2010 г. она вынуждена была отлучаться из кассы в общий зал по рабочим вопросам по настоянию управляющей отделением. На момент выхода из кассы, ответчицей закрывалась входная дверь в общее кассовое помещение, открывающаяся по электронному пропуску, имеющемуся у всех материально ответственных лиц, при этом второй кассир-операционист М. оставалась внутри кассового помещения. Дверь в свое кассовое отделение она не закрывала на ключ, так как это занимало бы много времени.

После обнаружения недостачи проводились сверка документов и перерасчет денежной наличности для выявления причины расхождения. Вся документация кассы ответчицы была в порядке. Вторую кассу никто не проверял. На просьбу ответчицы вызвать сотрудников службы безопасности банка и милиции, пока все сотрудники отделения оставались на местах, управляющая отделением наотрез отказала. В связи со случившимся ответчик по своей инициативе обратилась с заявлением в милицию. 05.06.2010 г. она получила письмо из ОВД по Таганскому району с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 20 июля 2010 года иск удовлетворен в полном объеме.

С таким решением ответчик не согласилась, обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, выслушав мнение явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого судебного постановления.

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшения состояния указанного имущества, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В силу ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей; недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером.

В силу ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Из материалов дела усматривается, что Г. с 20.08.2009 г. работала в должности кассира резервной группы сектора кассовых операций Отделения N 6 "Рязанский проспект" ОАО "Банк Москвы" на основании трудового договора.

20.08.2009 г. в соответствии со ст. 244 ТК РФ между истцом и ответчиком был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности л.д. 26 - 27).

Приказом N 2376к от 24.11.2009 г. Г. переведена в отделение Банка "Таганское" на должность старшего кассира сектора кассовых операций. 01.02.2010 г. приказом по Банку N 92 ответчик назначена ответственной за сохранность наличности и ценностей операционной кассы Отделения "Таганское" с 03.02.2010 г. л.д. 29, 30).

Согласно акту недостачи от 06.04.2010 г., при сверке кассовых оборотов и остатков на конец рабочего дня 06.04.2010 г. в кассе старшего кассира Г. была выявлена недостача в российских рублях в сумме 1 600 000 руб. В связи с выявленной недостачей от ответчика 07.04.2010 г. была истребована объяснительная.

Из пояснений Г., данных в судебном заседании, следует, что кассы банка отделены от общего зала дверью с электронным замком, кассовое отделение состоит из нескольких отдельных касс, имеющих отдельные входы, дверь каждой кассы оборудована замком, который запирается обычным ключом. В течение дня 06.04.2010 г. ответчик вынуждена была отлучаться из кассы в общий зал по рабочим вопросам. На момент выхода из кассы, ею закрывалась входная дверь в общее кассовое помещение, открывающаяся по электронному пропуску, имеющемуся у всех материально ответственных лиц, при этом дверь в свое кассовое отделение она не закрывала на ключ, так как это занимало бы много времени.

Разрешая спор, суд исследовал представленные по делу доказательства и пришел к выводу о том, что Г. ненадлежащим образом осуществляла свои обязанности, связанные с обеспечением сохранности денежных средств в кассе, которую она обслуживала, в связи с чем, образовалась указанная выше недостача.

В обоснование данного вывода суд указал, что согласно пунктам 2.2.2, 4.2.3, 4.1, 4.2.7 должностной инструкции, утвержденной 19.06.2002 г., с которой ответчик была ознакомлена 21.08.2009 г. л.д. 80 - 83), кассир отделения обязан обеспечивать сохранность денежных средств и других ценностей; кассир отделения несет персональную ответственность в соответствии с действующим законодательством за необеспечение сохранности денежных и иных ценностей, недостатков работе, причинившие ущерб Банку.

Доводы ответчика о том, что уголовное дело по факту недостачи в отношении нее или третьих лиц возбуждено не было, что сотрудники милиции и службы безопасности не были вызваны 06.04.2010 г. суд признал необоснованными, указав в решении на то, что указанные обстоятельства не являются основанием для освобождения ее от гражданско-правовой ответственности.

Судебная коллегия находит указанные выше выводы суда правильными, основанными на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Г. в судебном заседании коллегии подтвердила, что кассовое отделение, где хранились подотчетные ей денежные средства, в момент выхода из кассового помещения, она на ключ не закрывала. В настоящее время ответчик продолжает работать в ОАО "Банк Москвы". В связи с чем, судебная коллегия не находит оснований для снижения ущерба, подлежащего взысканию с работника, предусмотренных ст. 250 Трудового кодекса РФ.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не содержат обстоятельств, свидетельствующих о нарушении судом норм материального и процессуального права, и сводятся фактически к несогласию с той оценкой, которую исследованным по делу доказательствам дал суд первой инстанции, в связи с чем, не могут повлечь его отмену. Оснований к переоценке установленных судом обстоятельств у судебной коллегии не имеется, поэтому кассационная жалоба не может быть удовлетворена.

Руководствуясь ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Люберецкого городского суда Московской области от 20 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь