Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-26381

 

ф/судья Удов Б.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Базьковой Е.М.

судей Дегтеревой О.В., Малыхиной Н.В.

с участием прокурора Шаповалова Д.В.

при секретаре О.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Малыхиной Н.В. дело по кассационной жалобе Ж. и по кассационному представлению Гагаринского межрайонного прокурора г. Москвы на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 26 мая 2010 г., которым постановлено: в удовлетворении исковых требований Ж. к ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации" о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя - отказать.

 

установила:

 

Истец Ж. обратился в суд с иском к ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ" о восстановлении на работе, об оплате времени вынужденного прогула, о взыскании компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя и судебных расходов, указывая в обоснование заявленных требований на то, что с 06 марта 1995 года он работал в Сбербанке России, с 2001 года в должности заместителя директора Административно-хозяйственного управления Сбербанка России, а 07 августа 2009 года ему было выдано уведомление о сокращении штатов, приказом от 02 декабря 2009 года он был уволен по п. 2 ст. 81 ТК РФ, в связи с сокращением штата.

Истец полагал, что он был уволен с нарушением процедуры увольнения, а именно, ему не были предложены вакантные должности, имеющиеся в организации, как должности руководящего звена, начиная от начальника отдела в центральном аппарате Сбербанка России во вновь созданном Московском банке Сбербанка России, так и вакантные должности в отделениях Сбербанка России по г. Москве.

Кроме того, истец полагал, что сокращение штатов носило формальный характер, поскольку реального сокращения должностей в организации не проводилось, количество должностей после реорганизации только увеличилось, работодателем было проигнорировано его преимущественное право на оставление на работе, не учтено, что он проработал в организации более 14 лет, имеет высшее техническое и высшее экономическое образование и ученую степень кандидата экономических наук.

Истец указывал также на то, что работодателем не была соблюдена процедура учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в рамках мероприятий по сокращению штата.

В суде истец просил удовлетворить исковые требования.

Представители ответчика просили отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме, указывая на то, что истец был уволен с должности на законных основаниях, без нарушения процедуры увольнения, ему были предложены все имеющиеся в Сбербанке России вакансии, соответствующие его квалификации и опыту работы, согласия на занятие должностей в отделениях Сбербанка России в г. Москве, истцом дано не было, от предложения вакантных должностей в Московском банке Сбербанка России истец отказался, о чем был составлен соответствующий акт, работодателем рассматривалось преимущественное право истца на оставление на работе, процедура учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации работодателем была соблюдена.

Судом было постановлено приведенное выше решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит Ж. и по доводам кассационного представления просит Гагаринский межрайонный прокурор г. Москвы, как незаконного.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения Ж., представителей по доверенностям от ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ" - И., С., К., выслушав прокурора, поддержавшего доводы кассационного представления и полагавшего решение суда отменить, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда, как постановленного с нарушением норм материального и процессуального права, ч. 3 ст. 81 ТК РФ, ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, по следующим основаниям

В соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно ст. 179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Как было установлено судом первой инстанции, истец Ж. с 17 апреля 1995 года работал в Сбербанке России, а с 18 октября 2001 года в должности заместителя директора Административно-хозяйственного управления Сбербанка России.

Приказом Сбербанка России от 10 апреля 2009 года N 531-к была утверждена новая организационная структура центрального аппарата Сбербанка России (приложение N 1 к приказу), при этом п. 9 Плана основных мероприятий по введению новой организационной структуры центрального аппарата Банка (приложение N 3 к приказу) предписывалось в срок до 25 мая 2009 года представить на утверждение руководству Банка необходимые изменения в штатное расписание, подготовить приказы об изменении организационной структуры подразделений и штатного расписания Банка, а пунктом 12 предписывалось провести в соответствии с действующим законодательством необходимые мероприятия в связи с изменением структуры и численности подразделений Банка, сроком исполнения по данному пункту была указана дата 01 сентября 2009 года (т. 2, л.д. 174 - 181).

Согласно перечня изменений N 88 в штатное расписание центрального аппарата Сбербанка России, утвержденного старшим вице-президентом Сбербанка России К.С., 27 мая 2009 года, во исполнение приказа Сбербанка России от 10 апреля 2009 года об утверждении новой организационной структуры центрального аппарата (т. 1, л.д. 118 - 126), из штатного расписания Сбербанка России были исключены: Управление развития материально-технической базы, в составе Инженерно-технического отдела, Организационно-договорного отдела, Отдела по управлению недвижимостью штатной численностью 144 чел. и Административно-хозяйственное управление, в составе Транспортного отдела, Отдела материально-технического снабжения, Хозяйственного и Социально-бытового отделов штатной численностью 283 чел., из них 2 (два) заместителя директора Административно-хозяйственного управления, и вместо указанных подразделений в штатное расписание введен Департамент недвижимости и материально-технического обеспечения в составе Управления эксплуатации зданий и сооружений, Управления недвижимости, Управления хозяйственного обеспечения и Планово-экономического отдела с утверждаемой штатной численностью 400 чел.

07 августа 2009 года истцу было выдано уведомление о сокращении штатов, согласно которому, работодатель уведомил его о том, что занимаемая им должность подлежит сокращению и трудовой договор с ним будет расторгнут 07 октября 2009 года по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

Для продолжения трудовой деятельности в Сбербанке России истцу была предложена должность старшего инспектора Сектора делопроизводства Царицынского ОСБ N 7978, с данным уведомлением истец ознакомился 07 августа 2009 года, о чем свидетельствует его подпись (т. 1, л.д. 48).

Согласно Актам, составленным работодателем (т. 1, л.д. 49 - 50), истец, ознакомившись с указанным уведомлением, отказался сделать запись о своем согласии либо несогласии с предложенной должностью, а также не проинформировал в течение недели о своем решении о трудоустройстве на предложенную должность.

18 ноября 2009 года истцу под роспись был выдан листок предложения вакантных должностей в Отделениях Сбербанка России по г. Москве по состоянию на 18 ноября 2009 года, в котором истец указал об ознакомлении с указанным перечнем и сообщил о том, что ответ им будет дан 20 ноября 2009 года (т. 1, л.д. 51 - 60).

20 ноября 2009 года истцом на имя заместителя директора Департамента кадровой политики Сбербанка России была направлена служебная записка, в которой истец указал, что считает возможным продолжить переговоры по возможности перехода на вакансии начальника Отдела внутреннего контроля Люблинского отделения N 7977, начальника Отдела кредитования юридических лиц Люблинского отделения N 7977, начальника Отдела кредитования юридических лиц Киевского отделения N 5278 Сбербанка России, при условии сохранения за ним норм, предусмотренных положением о социальных гарантиях для сотрудников центрального аппарата банка (т. 1, л.д. 47).

Приказом от 02 декабря 2009 года истец был уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (т. 1, л.д. 42), с данным приказом истец был ознакомлен, указав при этом о своем несогласии с ним.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что истец не проинформировал работодателя о согласии на занятие указанных им в служебной записке от 20 ноября 2009 года вакантных должностей, в связи с чем, суд признал данное обстоятельство отказом истца от занятия данных должностей.

Суд указал в решении также на то, что в судебном заседании истец пояснил, что мог бы работать на любой руководящей должности в центральном аппарате Сбербанка России от начальника отдела до директора Департамента, однако указанные должности в центральном аппарате Сбербанка России ему не предлагались, в связи с чем, истец считал нарушенной процедуру своего увольнения, и нижестоящие должности он занимать не хотел (протокол судебного заседания от 05 мая 2010 года).

Между тем, из объяснений истца в заседании судебной коллегии усматривается, что истец был согласен работать на любой должности не только руководящей, но и в нижестоящей должности, с учетом его образования, опыта работы, деловых качеств.

Представители Сбербанка России пояснили также в заседании судебной коллегии, что должности вводились под конкретных лиц.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что в нарушение положений ст. 180 и ч. 3 ст. 81 ТК РФ, судом не было проверено в полном объеме были ли ответчиком предложены истцу все имеющиеся вакантные должности, в том числе и нижестоящие, которые истец в соответствии с имеющимся у него образованием и квалификацией мог бы занять, и не было ответчиком представлено также суду доказательств невозможности трудоустройства истца на имеющиеся вакантные должности во вновь образованных подразделениях, в том числе и в Управлении хозяйственного обеспечения Департамента недвижимости и материально-технического обеспечения.

Так, из списка работников Сбербанка России, принятых на работу в центральный аппарат в период с 07 августа 2009 года по 02 декабря 2009 года (т. 2, л.д. 23 - 34), а также перечней вакансий центрального аппарата Сбербанка России по состоянию на 08 августа 2009 года и на 02 декабря 2009 года (т. 1, л.д. 52 - 53), суд установил, что в структуре центрального аппарата имелись вакантные должности начальников отделов, заместителей и начальников Управлений, заместителей и директоров Департаментов.

Однако, суд ограничившись обсуждением вопроса о преимущественном праве на оставлении истца на работе и предложении истцу работодателем вновь созданных руководящих должностей в центральном аппарате Сбербанка России, не исследовал вопрос о наличии нижестоящих вакантных должностей для трудоустройства истца и ошибочно исходил из того, что при этом, основным критерием для предложения истцу вакантных должностей должен был учитываться факт ненадлежащего исполнения им своих должностных обязанностей за период 2008 - 2009 гг., а также невыполнение им и срыв поручений руководства Банка, за что работодателем систематически снижались размеры премиальных выплат истцу, что подтверждается решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 21 октября 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04 февраля 2010 года (т. 2, л.д. 182 - 196).

Суд также пришел к неправильному выводу, что заслуживают внимания доводы работодателя, который объективно рассмотрел преимущественное право истца на предложение ему вновь созданных вакантных руководящих должностей в центральном аппарате Сбербанка России, по результатам которого было принято решение не предлагать истцу указанные должности ввиду низкой его исполнительской дисциплины и низких показателей в работе, и что они не свидетельствуют о нарушении им процедуры увольнения.

Между тем, п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ" предусмотрено, что в соответствии с частью второй статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Таким образом, критерия "не предлагать вакантные должности ввиду низкой исполнительской дисциплины работника и низких показателей в работе" закон не предусматривает.

Кроме того, суд указал в решении на то, что доводы истца в части непредложения ему работодателем вакантных должностей в аппарате вновь созданного Московского банка Сбербанка России, а также в отделениях Сбербанка России по городу Москве по состоянию на дату увольнения, являются несостоятельными, так как истец отказался от предложенных ему вакантных должностей, что подтверждается актом от 02 декабря 2009 года, (т. 2, л.д. 228, 232 - 256), показаниями свидетелей.

При этом, суд исходил из того, что процедура увольнения истца работодателем была соблюдена, и истцу были предложены вакантные должности, в том числе руководящего звена, в отделениях Сбербанка России по г. Москве и Московском банке Сбербанка России, от которых истец отказался, а должности руководящего звена в центральном аппарате Сбербанка России истцу не предлагались, что являлось правом работодателя при рассмотрении преимущественного права истца на оставление на работе.

Судебная коллегия, проверив материалы дела и изучив доводы кассационной жалобы и кассационного представления полагает, что суд фактически не исследовал вопрос о наличии вакантных должностей, которые не были предложены истцу, и не указал, какие вакантные должности на момент увольнения истца имелись, и мог ли он быть на какую-либо из них переведен, соответствовала ли вакантные должности квалификации работника, либо имелись ли вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемая работа, которую работник мог бы выполнять.

При таких обстоятельствах, содержащийся в решении суда вывод о соблюдении ответчиком требований ст. 180 ТК РФ в части принятия мер по трудоустройству истца в той же организации нельзя признать правильным.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В нарушение названных требований Закона судом не были определены юридически значимые обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела.

Согласно организационной структуре Сбербанк России вместе со своими отделениями (филиалами) и другими обособленными подразделениями составляет единую систему.

Как видно из материалов дела, ответчиком суду были представлены сведения о вакансиях в отделениях Сбербанка России г. Москвы на момент сокращения штата и на момент увольнения истца и суд ограничился исследованием обстоятельств, связанных с возможностью трудоустройства истца в центральном аппарате Сбербанка России - Московском банке Сбербанка России ОАО.

Между тем, имеющиеся вакансии в отделениях Сбербанка России истцу не были предложены в полном объеме.

Как пояснил истец, он не отказывался от вакансий указанных в служебной записке от 20 ноября 2010 г.

Таким образом, стороной по трудовому договору, соответственно, юридическим лицом и работодателем, является Сберегательный банк Российской Федерации, на который в силу закона возложена обязанность по предоставлению вакантных должностей при проведении процедуры увольнения сотрудников по сокращению штата в той же организации, включая все ее филиалы и структурные подразделения, имеющиеся в данной местности.

Судебная коллегия полагает, что суд не исследовал вопрос о наличии вакантных должностей в других структурных подразделениях Банка России, как соответствующих квалификации истца, так и нижестоящих должностей (инспекторов) и нижеоплачиваемой работы, которую он мог бы выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья, в связи с чем, вывод суда о прекращении трудовых отношений с истцом с соблюдением установленного порядка, не может быть признан соответствующим закону.

Судебная коллегия находит вывод суда первой инстанции о соблюдении ответчиком требований статьи 180 ТК РФ в части принятия мер по трудоустройству истца в той же организации не соответствующим требованиям закона, в связи с чем, решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, проверить доводы истца о наличии вакантных должностей на момент его предупреждения об увольнении и на момент увольнения, вакантные должности он мог бы занимать с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья, проверить возражения ответчика, дать оценку представленным сторонами доказательствам, и в зависимости от установленных обстоятельств, постановить решение в строгом соответствии с требованиями закона.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 360, ч. 2 ст. 362 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 26 мая 2010 г. отменить и направить дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь