Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-30331

 

Судья: Сидорова С.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Гороховой Н.А., Дедневой Л.В.

с участием прокурора Семеновой И.В.

при секретаре М.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

кассационную жалобу представителя К.Н., Ж., С.С., Т., А., Ш.И. по доверенности К.А. и кассационную жалобу К.Н., Ж., С., Т., А., Ш.И. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 3 февраля 2009 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Ж., С., Ш.И., Т. к Федеральному государственному учреждению "Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации" о восстановлении на работе, взыскании денежных средств за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, отказать;

в удовлетворении исковых требований К.Н., А. к Федеральному государственному учреждению "Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации" о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, компенсации морального вреда, отказать.

 

установила:

 

Ж., С., Ш.И., Т., К.Н., А. обратились в суд к Федеральному государственному учреждению "Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации" с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В ходе слушания дела истцы К.Н. и А. заявленные требования уточнили, просили суд признать увольнение незаконным, изменить формулировку основания увольнения с п. 2 ст. 81 ТК РФ на ст. 80 ТК РФ, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда. В обоснование заявленных требований истцы указали, что работали у ответчика в различных должностях, в июне 2009 года они были предупреждены о сокращении занимаемых ими должностей и предстоящем увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ, приказами от 10 сентября 2009 года они были уволены по п. 2 ст. 81 ТК РФ по сокращению штата, однако увольнение является незаконным, поскольку оснований для проведения мероприятий по сокращению штата работников у ответчика не было, при увольнении работодателем не были предприняты меры к их трудоустройству, ответчиком были нарушены требования ст. 179 ТК РФ, приказы об их увольнении были изданы ответчиком по истечении более 2-х месяцев после предупреждения об увольнении, в период проведения мероприятий по сокращению штата работников ответчик принимал на работу других сотрудников.

В судебное заседание, назначенное на 15 апреля 2010 года, истцы Ж., С., Т., представитель истца Ш.И. по доверенности Ш.Н., представитель истцов - К.А., явились, исковые требования, с учетом внесенных изменений, поддержали.

Представители ответчика в суд явились, против удовлетворения требований истцов возражали по основаниям, изложенным в письменном отзыве, мотивируя тем, что увольнение истцов было произведено в соответствии с требованиями действующего трудового законодательства.

После объявленного в судебном заседании перерыва до 16 апреля 2010 года 11 часов истцы и их представители в суд не явились, о причинах неявки суд не известили, доказательства уважительности в суд не представили. При этом истцами и их представителем К.А. через экспедицию Мещанского районного суда г. Москвы 16 апреля 2010 года было подано ходатайство об истребовании доказательств и отложении слушания дела, которое было рассмотрено судом первой инстанции в соответствии со ст. 166 ГПК РФ и отклонено.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истцов в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просят истцы и представитель истцов в кассационных жалобах.

Проверив материалы дела, выслушав истцов, представителей ответчика по доверенности Л. и адвоката Вяткину Е.С., заслушав прокурора, полагавшего решение суда законным и не подлежащим отмене, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

В силу ст. 179 ТК РФ, при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

Согласно ст. 180 ТК РФ, о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.

В силу п. 23 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии с п. 29 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, в соответствии с частью третьей статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).

Таким образом, из смысла приведенных выше норм действующего трудового законодательства следует, что право определять численность и штат работников принадлежит работодателю.

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) при условии соблюдения закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения: преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией; одновременно с предупреждением о предстоящем увольнении, осуществляемым работодателем в письменной форме не менее чем за два месяца до увольнения, работнику должна быть предложена другая имеющаяся у работодателя работа (вакантная должность), причем перевод на эту работу возможен лишь с письменного согласия работника (часть первая статьи 179, части первая и вторая статьи 180, часть третья статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации).

При этом работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся у работодателя в данной местности работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

Судом по делу установлено, что Приказом N <...> от 25 января 2008 года Ж. был принят на работу к ответчику на должность начальника Управления делами.

Приказом N <...> от 11 февраля 2008 года К.Н. была принята на работу к ответчику на должность главного специалиста отдела кадров Управления делами.

Приказом N <...> от 20 апреля 2009 года К.Н., на основании личного заявления, была переведена на должность главного специалиста отдела внешнеэкономической деятельности Управления международного экономического сотрудничества.

Приказом N <...> от 25 января 2008 года С. был принят на работу к ответчику на должность начальника Управления международного экономического сотрудничества.

Приказом N <...> от 2 апреля 2008 года Ш.И. был принят на работу к ответчику на должность начальника Управления договорных отношений.

Приказом N <...> от 25 января 2008 года А. был принят на работу к ответчику на должность главного специалиста отдела хозяйственного обеспечения Управления делами.

Приказом N <...> от 1 июля 2008 года А. был переведен на должность консультанта отдела хозяйственного обеспечения Управления делами.

Приказом N <...> от 25 января 2008 года Т. был принят на работу к ответчику на должность заместителя руководителя Аналитического центра.

9 июня 2009 года ответчиком был издан приказ N <...> об утверждении и введении в действие с 11 сентября 2009 года штатного расписания N <...> и признании утратившим силу действовавшее ранее штатное расписание, утвержденное приказом N <...> от 16 апреля 2009 года.

Приказом от 9 июня 2009 года N <...> из штатного расписания Аналитического центра были исключены ряд структурных подразделений и должностей, в том числе занимаемые истцами должности и структурные подразделения, в которых они работали.

22 июня 2009 года Ж. был письменно уведомлен о предстоящем увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

26 июня 2009 года С. был письменно уведомлен о предстоящем увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

19 июня 2009 года К.Н. была письменно уведомлена о предстоящем увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

11 июня 2009 года Ш.И. был письменно уведомлен о предстоящем увольнении по п. 2 ст. 981 ТК РФ.

29 июня 2009 года А. был письменно уведомлен о предстоящем увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

17 июня 2009 года Т. был письменно уведомлен о предстоящем увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

В период с 13 июля 2009 года по 6 августа 2009 года истцам были предложены в порядке трудоустройства вакантные должности, поименованные в Перечне вакантных должностей с квалификационными требованиями структурных подразделений Аналитического центра по состоянию на 10 июля 2009 года. Данный перечень в период с 10 июля 2009 года по 10 сентября 2009 года не менялся.

С указанным Перечнем истцы были ознакомлены под роспись: К.Н. - 15 июля 2009 года, С. - 15 июня 2009 года, Т. - 13 июля 2009 года, Ш.И. - 17 июля 2009 года, Ж. - 6 августа 2009 года, А. - 16 июня 2009 года, однако согласия на занятие какой-либо из предложенных должностей не выразили.

При этом от подписи в графе уведомлений "От предложенных должностей отказываюсь", в графе "Прошу рассмотреть мою кандидатуру для замещения вакантной должности" и в графе Перечня вакансий "Отметка работника об ознакомлении" истцы отказались, о чем были составлены соответствующие акты.

10 июня 2009 года ответчик уведомил ГУ Центр занятости населения ЦАО г. Москвы о предстоящем массовом увольнении работников.

Профсоюзная организация в ФГУ "Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации" отсутствует.

Приказами от 10 сентября 2009 года истцы были уволены с занимаемых должностей по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе показаниям допрошенного в ходе слушания дела свидетеля, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу о незаконности заявленных истцами требований, поскольку у ответчика имелись основания для увольнения истцов по п. 2 ст. 81 ТК РФ, так как факт сокращения штата работников ФГУ "Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации" подтверждается представленными в суд приказами и штатными расписаниями, предусмотренный законом порядок увольнения ответчиком был соблюден, поскольку о предстоящем увольнении истцы были уведомлены в установленные законом сроки, при увольнении ответчиком были предприняты меры к трудоустройству истцов, однако ни один из истцов волеизъявления на занятие одной из предложенных должностей не выразил.

При этом суд первой инстанции обоснованно сослался на то обстоятельство, что право определять штат и численность работников предприятия и проводить мероприятия по сокращению штата работников, в силу действующего трудового законодательства, принадлежит работодателю, вследствие чего доводы истцов об отсутствии у ответчика оснований для сокращения штата являются не состоятельными как не основанные на нормах закона.

Доводы истцов о том, что приказ об их увольнении был издан ответчиком по истечении более чем двух месяцев с момента предупреждения об увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ, суд первой инстанции обоснованно признал неправомерными, так как закон обязывает работодателя предупредить работника о предстоящем увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ не менее чем за два месяца, не ограничивая данный срок в сторону увеличения, и данная обязанность ответчиком была соблюдена.

Также судом первой инстанции были проверены доводы истцов о несоблюдении работодателем порядка увольнения в части их трудоустройства и суд первой инстанции правомерно признал их не состоятельными, так как при увольнении истцам были предложены все имеющиеся у ответчика вакансии, соответствующие квалификации, образованию и опыту работы истцов, а указанные истцами должности, которые, по их мнению, они могли занимать и которые не были им предложены, не могли быть им предложены вследствие того, что не были вакантными и не соответствовали квалификации, образованию и опыту работы истцов.

Кроме того, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что положения ст. 179 ТК РФ ответчиком нарушены не были, так как по смыслу указанной нормы закона преимущественное право оставления на работе рассматривается работодателем в отношении сотрудников, выполняющих одну и ту же работу, со схожими функциями и в рамках одного структурного подразделения, тогда как указанные условия в данном случае отсутствовали.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции, является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцами требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Доводы истцов о том, что дело было рассмотрено в их отсутствие, тогда как они не были извещены о дате, времени и месте судебного разбирательства, назначенного на 16 апреля 2010 года, судебная коллегия полагает неправомерными, поскольку как усматривается из протокола судебного заседания от 15 апреля 2010 года, в судебном заседании был объявлен перерыв на 16 апреля 2010 года, что прямо предусмотрено ст. 157 ГПК РФ, и в назначенное судом время истцы в суд не явились, воспользовавшись тем самым предоставленным им ст. 35 ГПК РФ процессуальным правом. При этом в судебном заседании 15 апреля 2010 года истцы и их представители присутствовали, что свидетельствует об их осведомленности о времени и месте судебного разбирательства 16 апреля 2010 года в 11 часов. Доказательства уважительности неявки в суд 16 апреля 2010 года истцами суду представлены не были, тогда как в силу ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться предоставленными им процессуальными правами.

Доводы истцов о том, что фактически имело место не сокращение штата работников, а изменение определенных сторонами условий трудового договора, в связи с чем ответчик обязан был соблюсти процедуру, установленную ст. ст. 72, 74 ТК РФ, судебная коллегия считает несостоятельными и не может принять во внимание как не основанные на законе и противоречащие представленным в суд доказательствам, которым судом была дана надлежащая оценка.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационных жалобах, являются необоснованными, направлены на иную оценку собранных по делу доказательств, иное толкование норм закона и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационных жалоб не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационных жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 16 апреля 2010 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя К.Н., Ж., С., Т., А., Ш.И. по доверенности К.А. и кассационную жалобу К.Н., Ж., С., Т., А., Ш.И. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь