Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-30379/2010

 

Судья суда первой инстанции Васильев А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Фроловой Л.А.

судей Зыбелевой Т.Д., Лукашенко Н.И.

при секретаре П.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Зыбелевой Т.Д.

дело по кассационной жалобе представителя Б. - Р.

на решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 02 июня 2010 года

по гражданскому делу по иску Б. к К.С., Г. о признании договора дарения квартиры недействительным, об установлении факта принятия наследства и признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, по иску Г.С. к Б. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета и выселении,

 

установила:

 

Истец Б. 13 апреля 2009 года, уточнив впоследствии исковые требования, обратился в суд с иском к К.С., Г. о признании договора дарения квартиры N (...) г. Москвы, заключенного 08 июля 2003 года между К.А. и К.С. недействительным, об установлении факта принятия наследства в виде названной квартиры, оставшейся после смерти К.А., которая умерла 01 мая 2005 года и признании права собственности на эту квартиру в порядке наследования по закону, об истребовании имущества из чужого незаконного владения у Г., который купил квартиру у К.С. по договору купли-продажи от 16 января 2009 г. и является собственником квартиры.

В обоснование заявленных требований истец Б. ссылается на то, что он состоял в зарегистрированном браке с К.А. с 30 июня 1997 года и зарегистрирован в спорной квартире по месту жительства с 08 июля 1998 года.

После смерти К.А. истец Б. продолжает проживать в указанной квартире, нести все расходы по ее содержанию. В ноябре 2008 г. ему стало известно о том, что К.А. подарила в 2003 году квартиру К.С., однако, К.А. никогда не говорила ему, что она подарила квартиру. В связи с этим Б. просит признать договор дарения недействительным, поскольку считает его подложным, не соответствующим требованиям закона и передать ему квартиру в порядке наследования по закону, истребовав ее из чужого незаконного владения у Г.

Истец Г. 12 марта 2009 г. обратился в суд с иском к Б. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета по месту жительства и выселении, мотивируя свои требования тем, что он является собственником квартиры N (...), расположенной по адресу: (...), на основании договора купли-продажи от 16 января 2009 года, заключенного между ним и К.С. На данной площади зарегистрирован и проживает Б., который не является членом его семьи.

Определением суда от 04 июня 2009 года гражданское дело по иску Г. и по иску Б. соединены в одно производство.

Кроме этого, из материалов дела следует, что 05 ноября 2009 года по делу судом принято решение, которым удовлетворены исковые требования Б. и отказано в иске Г.С.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 11 февраля 2010 г. решение суда от 05 ноября 2009 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

При новом рассмотрении дела, в судебном заседании суда первой инстанции представитель истца Б. - Р. уточнил исковые требования и просил суд признать недействительным договор дарения квартиры N (...), расположенной по адресу: (...) от 08 июля 2003 г., заключенный между К.А. и К.С.; аннулировать запись в Едином Государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности на имя К.С., установить факт принятия наследства и признать за Б. право собственности на указанную квартиру в порядке наследования по закону; истребовать квартиру из незаконного владения ответчика Г.С.; аннулировать запись в едином Государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности на имя Г.С., взыскать с К.С. и Г. в пользу Б. моральный вред в размере (...) руб., ссылаясь на то, что договор дарения имеет необычную форму, которая отличается от всех существующих договоров и на то, что данный договор является подложным (т. 2 л.д. 35 - 36). Исковые требования Г. - не признал.

Ответчик К.С. и ее представитель К.И. возражали против иска Б., просили применить последствия пропуска срока исковой давности.

Истец Г.С. просил об удовлетворении заявленных им исковых требований, возражал против иска Б., указал на пропуск Б. срока исковой давности.

Представители третьих лиц - Управления Росреестра по Москве, УФМС России по г. Москве, ОАО Мосжилрегистрация в судебное заседание не явились.

Судом вынесено решение, которым постановлено: В исковых требованиях Б. к К.С., Г. о признании договора дарения недействительным, об установлении факта принятия наследства и признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, компенсации морального вреда - отказать. Исковые требования Г. к Б. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета и выселении - удовлетворить. Прекратить право пользования Б. на жилое помещение, расположенное по адресу: (...). Выселить Б. из квартиры N (...) г. Москвы. Обязать Главное управление федеральной миграционной службы по г. Москве снять Б. с регистрационного учета по месту жительства по адресу: (...).

На решение суда принесена кассационная жалоба, в которой представитель истца Б. - Р. просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения представителя истца Б. - Р., просившего об отмене решения суда, ответчика К.С. и ее представителя К.И., истца Г., возражавших против отмены решения суда, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции установлено, что спорная квартира принадлежала К.А. на праве собственности на основании договора передачи (приватизации) от 10 июня 1997 года, зарегистрированного в Комитете муниципального жилья г. Москвы 18 июля 1997 года и свидетельства о собственности на жилище, выданного 18 июля 1997 года.

В названной квартире была зарегистрирована К.А. с (...) г., после регистрации брака между К.А. и Б. (...) года, Б. также зарегистрирован в этой квартире по месту жительства с 08 июля 1998 года.

08 июля 2003 года между К.С. и К.А. заключен в простой письменной форме договор дарения квартиры N (...), расположенной по адресу: (...), который зарегистрирован 11 июля 2003 года и выдано свидетельство о государственной регистрации права на имя К.С.

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима.

В соответствии с ч. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Исследовав представленные сторонами и полученные судом доказательства, оценив их с учетом требований ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска Б., при этом суд правомерно указал, что заключенный между К.А. и К.С. договор дарения соответствует требованиям закона и волеизъявлению сторон.

Кроме этого, учитывая заявление ответчиков К.С. и Г. о пропуске Б. срока обращения в суд, учитывая положения ст. ст. 181, 200 ГК РФ, суд указал на пропуск истцом названного срока, при этом судом установлено, что после смерти К.А. истец Б. обращался к нотариусу для оформления наследственных прав на спорную квартиру и в Управление (отдел регистрации прав на недвижимое имущество по ЮАО г. Москвы), откуда получил 17 июня 2005 года выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах на объект, в которой указано, что собственником спорной квартиры является К.С. на основании договора дарения от 08 июля 2003 года.

Таким образом, зная о совершенной сделке с июня 2005 года, Б. обратился в суд с иском к К.С. лишь 13 апреля 2009 г., то есть по истечении срока исковой давности.

Каких-либо уважительных причин пропуска срока обращения в суд, не установлено.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции постановил правильное решение, которым отказал в удовлетворении иска Б.

Кроме этого, правильными признаются выводы суда о прекращении права пользования спорным жилым помещением и выселении Б., поскольку, в соответствии с ч. 2 ст. 292 ГК РФ, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника.

Так как Б. не является собственником спорного жилого помещения, то его право пользования этим жилым помещением прекращается при переходе права собственности к новому собственнику.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе о том, что договор дарения является подложным, признаются несостоятельными, поскольку из договора дарения следует, что он подписан сторонами сделки К.А. и К.С., их подписи никем не оспорены. Текст договора, изготовленный на двух листах, прошит и концы ниток на обратной стороне договора скреплены специально наклеенной сверху биркой, которая заверена печатью Учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории города Москвы и подписями сторон. Оформление договора дарения соответствует требованиям ст. 18 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", и из материалов дела следует, что при передаче договора на регистрацию присутствовала даритель К.А., которая подписала заявление о государственной регистрации.

То обстоятельство, что К.А. не сообщила Б. о договоре дарения квартиры, не является правовым основанием для признания договора недействительным.

Из пояснений ответчика К.С. в судебном заседании суда кассационной инстанции следует, что К.Л. является ее тетей, брак между К.А. и Б. зарегистрирован только для того, чтобы прописать его в спорной квартире и таким образом, помочь ему устроиться на работу, так как они из одного села, никаких брачных отношений между ними не было, К.А. значительно старше Б.

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе являются ошибочным толкованием норм материального права и не могут повлечь отмену решения суда.

Все доводы сторон были предметом судебного разбирательства, которым дана правильная и мотивированная оценка, юридически значимые обстоятельства установлены правильно, выводы суда мотивированы и соответствуют материалам дела.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 02 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь