Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-8444/2010г.

 

Судья Дуцева Н.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи Железновой Н.Д., судей Башаркиной Н.Н. и Щербакова М.В.,

при секретаре Н.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Железновой Н.Д.

дело по кассационной жалобе представителя М.В. П.Г. и кассационной жалобе М.П., с участием М.В., его представителя П.Г.

на решение Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 17 июня 2010 года

по делу по иску М.В. к М.П., М.А., Администрации г. Н. Новгорода об установлении факта принятия наследства, взыскании денежных средств, признании недействительным свидетельства о праве собственности на объекты недвижимого имущества, признании права собственности на недвижимое имущество

 

установила:

 

М.В. обратился в суд с настоящим иском, ссылаясь на то, что 07 октября 1993 года умерла его мать М.Т.П., после смерти которой открылось наследство в виде одной третьей доли квартиры, гаража, дачи и земельного участка, расположенных в садоводческом товариществе. Его отец М.П. и брат М.А. вступили в права наследования одной третьей доли квартиры, не уведомив об этом М.В. и не сообщив нотариусу о наличии еще одного наследника по закону. Впоследствии ответчики продали квартиру и приобрели другую квартиру на имя М.А., а оставшиеся денежные средства были положены на расчетные счета М.П.

Истец указал, что от наследства он не отказывался и фактически принял его, получив после смерти матери ее золотые часы и кольцо с бриллиантами.

Согласно уточненным исковым требованиям М.В. просил суд: - установить факт принятия им наследства, открывшегося после смерти матери М.Т.П.;

- взыскать с М.П. и М.А. солидарно причитающуюся ему долю в наследственном имуществе в размере 508.270 рублей;

- исключить из числа наследственного имущества садовый домик и земельный участок размером 570 кв. м, расположенные в садоводческом товариществе;

- признать недействительным свидетельство о праве собственности на землю;

- признать за ним право собственности на садовый домик и земельный участок в садоводческом товариществе;

- взыскать с ответчиков расходы по оплате госпошлины в размере 9 366 рублей 35 копеек, расходы по оплате услуг оценки в размере 10 000 рублей.

Решением Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 17 июня 2010 года исковые требования М.В. удовлетворены частично.

Установлен факт принятия М.В. наследства, открывшегося после смерти матери М.Т.П.

С М.П. и М.А. в пользу М.В. с учетом определения Автозаводского районного суда от 02 июля 2010 года об исправлении арифметических ошибок в решении суда взысканы денежные средства в размере 163 888 рублей 89 копеек с каждого в счет компенсации за долю в праве на наследство, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 2 438 рублей 89 копеек с каждого.

В удовлетворении остальной части исковых требований М.В. отказано.

В кассационной жалобе представитель истца по доверенности П.Г. просит изменить решение суда и удовлетворить требования М.В. в полном объеме. Жалоба мотивирована тем, что судом не учтено заключение эксперта, подтверждающее наличие строений на спорном земельном участке, не приняты во внимание показания свидетелей о покупке земельного участка на денежные средства М.В. В жалобе также указано, что вывод суда о признании гаража самовольной постройкой не соответствует материалам дела.

В кассационной жалобе М.П. содержится требование об отмене решения суда в части удовлетворения исковых требований М.В. об установлении факта принятия им наследства и о взыскании с ответчиков денежных средств в размере 163 888 рублей 89 копеек с каждого и расходов по оплате государственной пошлины в размере 2 438 рублей 89 копеек с каждого. По мнению кассатора, суд не принял во внимание противоречивость показаний свидетелей, а также то, что истец знал о продаже спорной квартиры, однако, обратился в суд по истечении срока исковой давности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения истца и его представителя, судебная коллегия не нашла оснований к отмене решения суда, т.к. оно вынесено в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно установил характер возникших спорных правоотношений, к которым применил нормы права их регулирующие.

В соответствии с ч. 2 статьи 1153 ГК РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Из дела видно, что после смерти М.Т.П., последовавшей 07 октября 1993 года (т. 1, л.д. 19,) открылось наследство в виде одной третьей доли в праве собственности на квартиру.

Согласно свидетельств о праве наследования по закону от 14 апреля 2008 года (т. 1, л.д. 39-40) М.А. и М.П. получили по одной второй доле каждый от наследственного имущества, состоящего из одной третьей доли спорной квартиры, указав при этом нотариусу, что других наследников М.Т.П. по закону не имеется (т. 1, л.д. 28-29), хотя наследником по закону является истец М.В.

Суд, тщательно выяснив все, имеющие значение для дела обстоятельства, исследовав все, представленные сторонами доказательства, пришел к правильному выводу о том, что М.В. принял наследство, поскольку он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, а именно: вступил во владение наследственным имуществом, после смерти матери получил в наследство принадлежащие ей золотые часы и кольцо с бриллиантом.

Доводы М.П. о том, что истец знал о продаже спорной квартиры, но обратился в суд спустя год после этого, то есть по истечении срока исковой давности, не имеют правового значения для решения вопроса о фактическом принятии наследства. Данное обстоятельство имело бы значение в случае, если бы речь шла о восстановлении срока для принятия наследства по тем основаниям, что наследник не знал об открытии наследства.

Судом не оставлен без внимания и тот факт, что не только истец, но и ответчики М-вы обратились к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство только 18 июня 2007 года, то есть также по истечении установленного срока для принятия наследства, открывшегося после смерти М.Т.П. 07 октября 1993 года.

При вынесении решения суд учел и тот факт, ответчик М.А. признал исковые требования М.В., что подтверждается его заявлением от 24 февраля 2010 года (т. 1, л.д. 164).

Поскольку ответчики продали спорную квартиру вместе с принадлежащей истцу 1/9 доли в ней, суд обоснованно взыскал с них в пользу истца причитающиеся ему денежные средства в размере по 163.888 руб. 89 коп. с каждого л.д. 265).

Принимая во внимание изложенное, оснований для отмены решения в части установления факта принятия М.В. наследства, открывшегося после смерти матери М.Т.П., а также в части взыскании с ответчиков денежной суммы в размере по 163.888 руб. 89 коп. с каждого и соответственно судебных расходов не имеется.

Доводы кассационной жалобы М.П. о том, что сын фактически не принимал наследство, не нашли своего подтверждения в суде первой инстанции, поэтому не могут служить основанием к отмене решения суда в вышеуказанной части. Что касается указания в кассационной жалобе на пропуск истцом срока исковой давности, то данному доводу также была дана оценка, о чем указано в мотивировочной части решения суда.

Не нашел суд основания и для отмены решения суда в части отказа М.В. в удовлетворении исковых требований об исключении из числа наследственного имущества садового домика и земельного участка, признании недействительным свидетельства о праве собственности на землю; признании за М.В. права собственности на садовый домик и земельный участок в садоводческом товариществе, поскольку истец не представил суду доказательств, свидетельствующих о том, что садовый домик и земельный участок были приобретены на его личные средства. Членом садоводческого товарищества истец не являлся, спорный земельный участок ему не предоставлялся.

Обоснованно суд отказал истцу в удовлетворении иска и о взыскании с ответчиков компенсации за его долю в праве собственности на гараж в ГСК как на наследственное имущество, поскольку последний является самовольной постройкой.

В силу ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", учитывая, что самовольная постройка не является имуществом, принадлежащим наследодателю на законных основаниях, она не может быть включена в наследственную массу. Вместе с тем это обстоятельство не лишает наследников, принявших наследство, права требовать признания за ними права собственности на самовольную постройку.

Отказывая истцу в удовлетворении иска в вышеуказанной части, суд учел ситуационный план границ земельных участков л.д. 214), из которого видно, что блок, где расположен спорный гараж, находится за пределами границ земельного участка, предоставленного в бессрочное пользование ГСК на основании распоряжения Администрации г. Н. Новгорода от 05 октября 2001 года N 3269-р, а также справку, выданную ГСК о том, что М.П. признан членом гаражно-строительного кооператива с 14 февраля 1994 года, в то время как наследство М.Т.П. было открыто 07 октября 1993 года.

Доказательств, свидетельствующих о том, что гараж был приобретен совместно родителями М-вых, истец суду не представил, а ответчик М.П. данный факт оспаривает

По вышеизложенным мотивам не могут быть приняты во внимание и служить основанием к отмене решения суда доводы кассационной жалобы истца о том, что он является собственником садового дома и земельного участка, а также о том, что гараж должен быть включен в наследственную массу. Все эти доводы судом первой инстанции были проверены и им дана надлежащая оценка.

Оснований для отмены законного и обоснованного решения суда судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 17 июня 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь