Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 сентября 2010 г. по делу N 33-8503/2010

 

Судья Костров А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего: Кутыревой Е.Б., судей Юрковой Н.В., Кочневой Е.Н.

при секретаре К.

с участием П.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Нижегородского областного суда Кутыревой Е.Б.

дело по кассационным жалобам ФБУ ИК-12 ГУФСИН России по Нижегородской области, представителя М. - П.

на решение Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 16 августа 2010 года

по делу по иску М. к ФБУ ИК N 12 ГУФСИН России по Нижегородской области о возложении обязанности произвести изменение в приказе об увольнении, взыскании компенсации за вещевое довольствие, денежных средств за образцовое исполнение служебных обязанностей, судебных издержек, компенсации морального вреда,

 

установила:

 

М. обратился в суд с указанным иском к ФБУ ИК N 12 ГУФСИН России по Нижегородской области, указав, что служил в органах уголовно-исполнительной системы с 20 июня 2005 года по 16 апреля 2010 года в должностях рядового и младшего начальствующего состава ФБУ ИК N 12 ГУФСИН России по Нижегородской области непрерывно. Уволен 16 апреля 2010 года по пункту "Д" статьи 58 (в связи с нарушением условий контракта со стороны сотрудника) "Положения о службе в органах внутренних дел РФ" в звании прапорщика внутренней службы (приказ от 15 апреля 2010 года N 65 л/с). Работая в органах уголовно-исполнительной системы выслуга лет истца в календарном исчислении составила 4 года 09 месяцев 26 дней.

Как указал истец, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 декабря 2006 года N 789 "О форме одежды, знаках различия и нормах снабжения вещевым имуществом сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, имеющих специальные звания внутренней службы (норма N 3 снабжения вещевым имуществом лиц рядового и младшего начальствующего состава внутренней службы) за весь период службы в ФБУ ИК-12 ему полагалось следующее вещевое имущество личного пользования: шапка-ушанка меховая из овчины (фуражка утепленная) - 2 штуки, фуражка шерстяная - 2 штуки, фуражка летняя - 4 штуки, пилотка шерстяная (берет шерстяной) - 2 штуки, пальто шерстяное зимнее - 1 штуки, куртка демисезонная шерстяная или куртка утепленная - 1 штука, костюм зимний - 2 штуки, костюм летний - 4 штуки, плащ-накидка - 1 штука, китель шерстяной - 2 штуки, брюки шерстяные - 4 штуки, куртка шерстяная - 2 штуки, рубашка - 9 штук, галстук - 9 штук, закрепка для галстука - 1 штука, кашне - 2 штуки, перчатки шерстяные - 2 пары, белье нательное хлопчатобумажное - 9 комплектов, белье зимнее хлопчатобумажное - 9 комплектов, свитер (джемпер) шерстяной - 2 штуки, носки хлопчатобумажные - 9 пар, носки шерстяные - 5 пар, портянки летние хлопчатобумажные - 9 пар, портянки зимние хлопчатобумажные - 5 пар, полуботинки (ботинки) хромовые - 4 пары, ботинки хромовые или юфтевые с высокими берцами - 5 пар, сапоги юфтевые - 3 пары, ремень поясной кожаный - 1 штука, ремень брючный - 1 штука.

Однако за период службы в ФБУ ИК-12 указанного полагающегося истцу вещевого имущества он не получал.

По мнению истца, в соответствии с Приложением к указанию ГУИН МЮ РФ от 23 марта 2001 года N 18/21/7-127 "Размеры денежной компенсации, подлежащей выплате сотрудникам уголовно-исполнительной системы, вместо предметов вещевого имущества личного пользования" ему полагается денежная компенсация за неполученные предметы вещевого имущества личного пользования на сумму *** руб..

Кроме того, за весь период службы в ФБУ ИК-12 истцу не выдавалась премия за образцовое исполнение служебных обязанностей, которая носит обязательный характер. В соответствии с п. 1 Положения "О выплате премии за образцовое исполнение служебных обязанностей сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2003 года N 33, сотрудникам выплачивается премия за образцовое исполнение служебных обязанностей в размере до трех окладов денежного содержания в год. Размер денежного содержания состоит из оклада по штатной должности и оклада по специальному званию и выплачивается сотрудникам в соответствии с утвержденным положением о премировании. Приказы начальника ФБУ ИК-12 о выплате вышеуказанной премии, лишении или уменьшении ее размера не издавались, истец с ними не знакомился. Поощрялся исключительно премиями, носящий разовый, непостоянный и непериодический характер.

16 апреля 2010 года ответчик по собственному усмотрению уволил истца по п. "Д" ст. 58 "Положения о службе в органах внутренних дел РФ (в связи с нарушением условий контракта со стороны сотрудника). При этом с приказом об увольнении истца никто не знакомил, его подписи нет. Данный приказ был истцу предоставлен только в середине июня. При этом истец рапорта об увольнении не писал. Формулировка увольнения не соответствует п. "Д" ст. 58 Положения (в связи с нарушением условий контракта), а не в связи с нарушением условий контракта со стороны сотрудника. В связи с указанной записью в трудовой книжке истец не может устроиться на работу и на прежней работе он не может остаться.

На основании изложенного, М. просил суд взыскать с ФБУ ИК-12 ГУФСИН России по Нижегородской области в его пользу невыплаченные премии за образцовое исполнение служебных обязанностей в сумме *** руб.; денежную компенсацию за вещевое имущество в сумме 14 *** руб., процессуальные издержки за оформление искового заявления и представительство в суде в размере *** руб.; обязать ответчика произвести изменение в приказе 65 л/с от 15 апреля 2010 года (Уволить М. по п. "а" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ по собственному желанию); а также взыскать компенсацию морального вреда в сумме *** руб.

Решением Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 16 августа 2010 года исковые требования М. удовлетворены частично.

С ФБУ ИК-12 ГУФСИН России по Нижегородской области в пользу М. взыскана денежная компенсация за вещевое имущество в сумме *** руб., премия за образцовое исполнение своих обязанностей в размере *** руб., компенсация морального вреда в сумме *** руб., судебные расходы, связанные с оформлением доверенности в сумме *** руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме *** руб., а всего *** руб.

В остальной части исковых требований М. отказано.

В кассационной жалобе представителем истца М. - П. поставлен вопрос об отмене решения суда, как постановленного с нарушением норм материального права.

Кассационная жалоба ответчика ФБУ ИК-12 ГУФСИН России по Нижегородской области также содержит требование об отмене судебного решения, как незаконного и необоснованного.

Законность и обоснованность оспариваемого судебного решения проверена судебной коллегией по правилам главы 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Исходя из принципа диспозитивности, с учетом положений статьи 347 Гражданского процессуального кодекса РФ, при рассмотрении дела по существу суд кассационной инстанции проверяет обжалуемое решение в пределах доводов жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав П., судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда не находит оснований для отмены судебного решения, поскольку оно постановлено в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

Суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно установил характер возникших спорных правоотношений, к которым применил нормы права их регулирующие.

Разрешая, спор по заявленным требованиям, суд с достаточной полнотой и тщательностью проверил доводы сторон, представленные ими доказательства, которым дал надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями статей 67, 71 Гражданского процессуального кодекса РФ, исследовал материалы дела и пришел к правильному выводу о наличии правовых оснований для частичного удовлетворения требований М.

Пунктом 1 Постановления Правительства РФ от 05 мая 2008 года N 339 "О выплате отдельным категориям сотрудников органов внутренних дел РФ, Государственной противопожарной службы Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, имеющих специальные звания внутренней службы, денежной компенсации вместо положенных по нормам снабжения предметов вещевого имущества личного пользования" предусмотрено, что вместо положенных по нормам снабжения предметов вещевого имущества личного пользования может выплачиваться денежная компенсация отдельным категориям сотрудников, имеющих специальные звания внутренней службы - в порядке, устанавливаемом Министерством юстиции РФ.

Согласно пункту 3 данного Постановления Правительства РФ, действие его распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2007 года.

Приказом Минюста РФ от 25 июля 2008 года N 152 утвержден порядок выплаты отдельным категориям сотрудников уголовно-исполнительной системы денежной компенсации вместо положенных по нормам снабжения предметов вещевого имущества личного пользования.

Так согласно пункту 1 данного Приказа, денежная компенсация вместо положенных по нормам снабжения предметов вещевого имущества личного пользования может выплачиваться с разрешения руководителей учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в том числе и сотрудникам, увольняемым из учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 декабря 2006 года N 789 "О форме одежды, знаках различия и нормах снабжения вещевым имуществом сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, имеющих специальные звания внутренней службы" установлены нормы снабжения вещевым имуществом.

Тоншаевский район Нижегородской области, согласно приложению N 5 не относится к местностям с особо холодным климатом.

Согласно статье 61 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, при увольнении сотрудника органов внутренних дел за нарушение условий контракта, а также по основаниям, предусмотренным в пунктах "к", "л", "м" статьи 58 настоящего Положения, стоимость выданного ему обмундирования подлежит взысканию в бесспорном порядке с учетом износа. Увольнение по указанным основаниям может повлечь иные имущественные последствия для увольняемого, предусмотренные контрактом о службе и действующим законодательством.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, М. проходил службу в органах уголовно-исполнительной системы с 20 июня 2005 года по 16 апреля 2010 года в должностях рядового и младшего начальствующего состава ФБУ ИК N 12 ГУФСИН России по Нижегородской области. Уволен 16 апреля 2010 года по пункту "Д" статьи 58 (в связи с нарушением условий контракта со стороны сотрудника) Положения о службе в органах внутренних дел РФ в звании прапорщика внутренней службы.

Специальное звание М. было присвоено приказом N 130 от 09 августа 2005 года с 08 августа 2005 года. С момента присвоения специального звания 08 августа 2005 года и до увольнения 16 апреля 2010 года М. имел специальный стаж 04 года 08 месяцев 08 дней.

Судом установлено, что за период службы в ФБУ ИК-12 М. было выдано следующее имущество: пилотка - 1 шт., шапка - 3 шт., фуражка - 1 штука, фуражка х/б - 3 шт., джемпер - 1 шт., куртка п/шерстяная - 1 шт., куртка деми - 1 шт., костюм зимний - 2 комплекта, костюм летний - 4 комплекта, брюки - 4 шт., рубашка - 3 шт., галстук - 1 шт., белье х/б - 2 комплекта, носки х/б - 2 шт., полуботинки - 2 пары, ботинки с высокими берцами - 3 пары, кашне - 1 шт. (арматурная карточка N 6108 - л.д. 50).

Доказательство обратного сторонами суду представлено не было, в связи с чем, при решении вопроса о компенсации за вещевое довольствие суд первой инстанции обоснованно исходил из данной информации, и с учетом приложения к указанию ГУИН Минюста России N 18/21/7-127 от 23 марта 2001 года, пришел к правильному выводу, что в пользу истца, с учетом выданного вещевого довольствия, подлежит взысканию сумма *** руб.

Расчет проверен судебной коллегией и является верным.

Обоснованными являются и выводы суда относительно подлежащих взысканию с ответчика денежных средств в счет выплаты премий за образцовое исполнение истцом служебных обязанностей.

Как правильно указано судом в решении, система оплаты труда, в том числе сотрудников исправительных учреждений, регулируется Федеральным Законом от 30 июня 2002 года N 78-ФЗ "О денежном довольствии сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, других выплатах этим сотрудникам и условиях перевода отдельных категорий сотрудников федеральных органов налоговой полиции и таможенных органов Российской Федерации на иные условия службы (работы)", локальными нормативными актами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 указанного Федерального закона, денежное довольствие сотрудников состоит из оклада по занимаемой штатной должности, оклада по специальному званию, которые составляют оклад денежного содержания, из процентных надбавок за выслугу лет, ученую степень и ученое звание, иных дополнительных выплат.

На основании пункта 8 указанной нормы права дополнительные выплаты сотрудникам состоят, в том числе, из единовременного денежного вознаграждения за добросовестное исполнение служебных обязанностей по итогам календарного года, которое может быть выплачено в порядке, установленном руководителями соответствующих федеральных органов исполнительной власти, и в размерах, определяемых Правительством Российской Федерации, но не менее трех окладов денежного содержания в год.

В соответствии с "Положением о выплате премии за образцовое исполнение служебных обязанностей сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов Российской Федерации", утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2003 года N 33, премия за образцовое исполнение служебных обязанностей выплачивается в размере до 3 окладов денежного содержания; выплата премии производится ежеквартально, ежемесячно, или за иной период текущего года. Размер премии, срок и порядок ее выплаты определяются руководителем соответствующего федерального органа исполнительной власти. Руководители органов, подразделений и учреждений соответствующих федеральных органов исполнительной власти имеют право снижать размер премии сотрудникам, находящимся в их подчинении, или лишать их премии за упущения по службе и нарушение дисциплины.

Основываясь на правильном толковании приведенных правовых норм, суд верно указал, что единовременное денежное вознаграждение за образцовое исполнение служебных обязанностей входит в систему оплаты труда данных сотрудников, снижение или лишении премии возможно за упущения по службе и нарушение трудовой дисциплины по решению руководителей органов, подразделений и учреждений соответствующих федеральных органов исполнительной власти в порядке, определяемом руководителем соответствующего федерального органа исполнительной власти.

Судом установлено, что в отношении М. приказов о лишении его или уменьшении премий за образцовое исполнение обязанностей за весь период работы не было, в связи с чем обоснованно указал, что выплата единовременного денежного вознаграждения за образцовое исполнение служебных обязанностей М. обязательна за весь период ее службы в учреждении, то есть с 20 июля 2005 года.

Установив фактические выплаты истцу денежных премий и исходя из положений нормативно-правовых актов, регулирующих данные правоотношения, суд обоснованно произвел расчет премии за образцовое исполнение служебных обязанностей исходя из среднегодового денежного содержания М. и верно определил размер недоплаты в сумме *** руб..

Обоснованно взыскана судом в пользу истца и компенсации морального вреда за нарушение работодателем положений статьи 140 Трудового кодекса РФ, что объективно причинило М. нравственные страдания.

Сумма компенсации морального вреда правомерно определена судом с учетом степени вины ответчика, а также требованиями разумности и справедливости, и судебная коллегия полагает, что данная сумма не нуждается в переоценке.

Таким образом, суд обоснованно частично удовлетворил предъявленные М. требования материального характера, поскольку имеется необходимая совокупность правовых и установленных в ходе судебного разбирательства фактических обстоятельств. В свою очередь, доводы ответчика, на которых были основаны его возражения против иска, не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Поданная ответчиком кассационная жалоба каких-либо новых, не получивших правовую оценку суда первой инстанции и влекущих отмену постановленного им решения доводов не содержит.

Правильными являются и мотивы суда, по которым он пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований М. о возложении на ответчика обязанности произвести изменение в приказе об увольнении.

Так судом достоверно установлено, что 12 апреля 2010 года после проведения учебных мероприятий на базе ИК-4, возвращаясь в расположение ИК-12 вместе со служебной собакой, М. употребил алкогольные напитки, зашел к З., где натравил собаку на хозяина дома, который получил укус в живот. Таким образом, М. нарушил свои должностные обязанности, а, следовательно, и пункты 5.2, 5.3, 5.4 служебного контракта, что и явилось основанием для увольнения.

Каких либо допустимых доказательств, опровергающих выводы суда об обстоятельствах нарушения М. условий служебного контракта, стороной истца суду представлено не было.

Между тем, в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Что касается доводов кассационной жалобы П. о неправильной оценке представленных доказательств, судебная коллегия не может принять позицию заявителя в этой части во внимание, поскольку положения статьи 362 Гражданского процессуального кодекса РФ во взаимосвязи с содержанием принципа правовой определенности исключают право суда кассационной инстанции на переоценку исследованных и оцененных доказательств, при условии соблюдения судом первой инстанции всех требований процессуального закона.

В силу предоставленных полномочий, указанных в статьях 10, 120 Конституции РФ, статье 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, определение объема полномочий судебных органов осуществляется в силу данных норм, которые реализуются самостоятельно судом в рамках оценки доказательств по спору. Суду кассационной инстанции не дано право осуществлять переоценку доказательств по спору.

При разрешении данного спора судом первой инстанции тщательным образом были исследованы доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений в соответствии с правилами, установленными статьями 59, 60, 67 Гражданского процессуального кодекса РФ. Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

Не подлежит удовлетворению и довод жалобы относительно признания заключения служебной проверки N 53/39/6 от 14.04.2010 года незаконным, поскольку из закрепленного в статье 46 Конституции Российской Федерации права на судебную защиту не следует возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать средство и процедуру судебного оспаривания, - они определяются законами на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128. Реализация конституционного права на судебную защиту осуществляется в соответствии с порядком, регламентированным Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Суд, разрешая спор, согласно части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса РФ, исходит из заявленных истцом требований.

Как следует из материалов дела, исковых требований, оформленных в соответствии с требованиями 131, 132 Гражданского процессуального кодекса РФ о признании заключения служебной проверки N 53/39/6 от 14.04.2010 года незаконным истцом суду не предъявлялось. Заявление указанных требований в форме ходатайства обоснованно оставлены судом первой инстанции без внимания, поскольку такая форма оспаривания служебного акта действующим гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрена.

Является необоснованным и довод жалобы относительно определенной судом суммы на расходы по оплате услуг представителя, поскольку обязанность суда взыскивать указанные расходы, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, именно в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов регулирования необходимого размера возмещения убытков, возникших в результате рассмотрения дела.

Учитывая положения статьи 100 Гражданского процессуального кодекса РФ, проанализировав в совокупности характер и сложность рассмотренного дела, ценность подлежащего защите права и объем оказанной представителем помощи, количество судебных заседаний проведенных судом, фактическое участие в деле представителя истца, судебная коллегия полагает вывод суда первой инстанции о взыскании с в пользу истца расходов по оплате услуг представителя в сумме *** руб. законным и обоснованным.

Остальные доводы кассационных жалоб рассмотрены и отклоняются, как не влияющие на правильность оспариваемого судебного решения.

Решение суда первой инстанции соответствует требованиям статьи 198 ГПК РФ, нарушений норм материального и процессуального права, которые могут повлечь отмену судебного решения, судом первой инстанции не допущено.

Основания к отмене решения суда, предусмотренные статьей 362 ГПК РФ, отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

 

определила:

 

Решение Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 16 августа 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь