Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2010 г. N 33-13430/2010

 

Судья: Кудасова Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Нюхтилиной А.В.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 сентября 2010 года кассационную жалобу государственного учреждения - Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 26 июля 2010 года по делу N 2-2606/10 по иску О. к ГУ - Санкт-Петербургскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о перерасчете ежемесячной страховой выплаты и взыскании задолженности.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ В.М., поддержавшей жалобу, О. и ее представителя В.Е., просивших оставить решение районного суда без изменения, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., полагавшей жалобу обоснованной, судебная коллегия

 

установила:

 

12.12.1984 г. у О., работавшей с 01.11.1975 г. по 19.04.1985 г. вязальщицей схемных жгутов на <...> заводе, были выявлены заболевания: <...> (л.д. 5, 6).

С 19.09.1989 г. О. в связи с выявленным профессиональным заболеванием установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности и 3 группа инвалидности, с 19.09.1996 г. - 40% утраты профессиональной трудоспособности и 2 группа инвалидности бессрочно (л.д. 8 - 10).

Приказом N 849/З от 18.02.2000 г., изданным филиалом N 11 ЦОО Фонда социального страхования на Октябрьской железной дороге, О. в связи с повреждением здоровья вследствие профессионального заболевания, полученного 19.09.1989 г. в период ее работы в ГУП СПб <...> завод, и утратой 40% профессиональной трудоспособности были назначены с 18.02.2000 г. ежемесячные страховые выплаты в сумме 377 руб. 39 коп. с последующей индексацией (л.д. 11).

До этого выплаты в возмещение вреда, причиненного здоровью О., производил работодатель (л.д. 43, 123).

О. обратилась в суд с настоящим иском, указывая на то, что при назначении страховых выплат ее заработок в расчетном периоде с сентября 1988 г. по август 1989 г. был неправильно увеличен на коэффициенты 6,1 (для части заработка, полученной в 1988 г.) и 5,8 (для части заработка, полученной в 1989 г.) вместо 7,3, подлежавшего применению исходя из года выявления профессионального заболевания в соответствии с абзацем 1 п. 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 24.12.1992 г. N 4214-1.

Уточнив исковые требования в ходе судебного разбирательства, истица просила обязать Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ назначить ей с 01.07.2010 г. ежемесячную страховую выплату в размере 4.875 рублей 34 копеек с последующей индексацией и взыскать в ее пользу образовавшуюся вследствие неправильного применения коэффициентов задолженность по указанным выплатам с 01.01.2000 г. по 01.07.2010 г. в размере 60.943 рублей 62 копеек, а также возместить расходы на оплату услуг представителя.

Решением Фрунзенского районного суда от 26.07.2010 г. требования О. удовлетворены частично: постановлено обязать ответчика назначить и выплачивать истице с 01.07.2010 г. ежемесячную страховую выплату в размере 4.865 рублей 86 копеек с последующими индексациями и взыскать с него в пользу истицы недополученные суммы ежемесячных страховых выплат за период с 01.01.2000 г. по 30.06.2010 г. в размере 56.336 рублей 37 копеек и расходы на оплату услуг представителя в размере 33.000 рублей.

В кассационной жалобе ответчик просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия полагает, что обжалуемое решение подлежит отмене с вынесением нового об отказе в удовлетворении требований О.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что датой наступления страхового случая является 12.12.1984 г., когда у истицы впервые было выявлено профессиональное заболевание, и согласился с ее доводами о необходимости применения в отношении ее заработка, исходя из которого был определен размер ежемесячных страховых выплат, коэффициента 7,3, предусмотренного для 1984 года вышеназванным Постановлением.

Однако данный вывод суда основан на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ, вступившего в силу с 06.01.2000 г., страховым случаем признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного, в том числе вследствие профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. Профессиональное заболевание - хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного производственного фактора и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности.

Этой же статьей степень утраты профессиональной трудоспособности определена как выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

При этом пункт 1 ст. 8 Закона различает обеспечение по страхованию в виде пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, и в виде страховых выплат в связи со стойким снижением (утратой) трудоспособности.

Согласно п. 1 ст. 10 Закона ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному, если по заключению учреждения медико-социальной экспертизы результатом наступления страхового случая стала утрата им профессиональной трудоспособности.

По смыслу приведенных норм датой наступления страхового случая при повреждении здоровья вследствие хронического профессионального заболевания является дата установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности.

Изложенное подтверждается разъяснениями, данными в обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2009 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 03.06.2009 г.

Таким образом, датой наступления страхового случая в связи с выявленным у О. хроническим профессиональным заболеванием, дающим основания для назначения ей ежемесячных страховых выплат, является 19.09.1989 г., когда по заключению ВТЭК ей было установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности (л.д. 8).

Статьей 12 Закона установлен порядок определения размера ежемесячной страховой выплаты исходя из среднего месячного заработка застрахованного в соответствии со степенью утраты им профессиональной трудоспособности.

Согласно п. 1 ст. 28 Закона лицам, получившим до вступления в силу этого Федерального закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с этим Федеральным законом независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья. Устанавливаемое указанным лицам при вступлении этого Федерального закона в силу обеспечение по страхованию не может быть ниже установленного им ранее в соответствии с законодательством Российской Федерации возмещения вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением трудовых обязанностей.

В силу приведенных положений закона суду при разрешении спора надлежало проверить, соответствовало ли установленное истице обеспечение по страхованию нормам названного Федерального закона и не было ли оно ниже установленных ей ранее сумм, выплачиваемых работодателем в возмещение вреда, причиненного ее здоровью профессиональным заболеванием.

На необходимость установления данных обстоятельств было указано в определении судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 03.02.2010 г., которым было отменено ранее вынесенное по настоящему делу решение Фрунзенского районного суда от 02.11.2009 г. об отказе в иске О. (л.д. 71 - 75, 93 - 98).

На момент назначения истице обеспечения по страхованию действовали абзацы 1 и 2 п. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 24.12.1992 г. N 4214-1 "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей" (в редакции Федеральных законов от 24.11.1995 г. N 180-ФЗ и от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ).

Абзацем 1 этого пункта было установлено, что в связи с повышением стоимости жизни и изменениями в уровне номинальной оплаты труда заработок, из которого исчислен размер возмещения, увеличивается: для возмещения вреда, определенного в 1971 году и ранее, - в 11.2 раза; в 1972 году - в 10.9; в 1973 году - в 10.6; в 1974 году - в 10.3; в 1975 году - в 10.0; в 1976 году - в 9.7; в 1977 году - в 9.4; в 1978 году - в 9.1; в 1979 году - в 8.8; в 1980 году - в 8.5; в 1981 году - в 8.2; в 1982 году - в 7.9; в 1983 году - в 7.6; в 1984 году - в 7.3; в 1985 году - в 7.0; в 1986 году - в 6.7; в 1987 году - в 6.4; в 1988 году - в 6.1; в 1989 году - в 5.8; в 1990 году - в 5.5; в 1991 году - в 4.3 раза.

Абзацем 2 того же пункта было предусмотрено, что в связи с повышением стоимости жизни суммы заработка, из которого исчисляются суммы возмещения вреда, рассчитанные с учетом коэффициентов, указанных в этом пункте, увеличиваются по увечьям, иным повреждениям здоровья, полученным до 1 января 1991 года, - в шесть раз, с 1 января 1991 года до 31 января 1993 года, - в три раза.

Ранее действовавшая редакция абзаца первого содержала дополнительное положение о том, что по желанию граждан заработок, из которого определен размер возмещения вреда, может исчисляться также в порядке, указанном в абзаце втором этого пункта.

Абзац 2 в той же редакции предусматривал, что при исчислении заработка для определения размера возмещения вреда после 1 мая 1992 года суммы, учитываемые в составе заработка, пересчитываются по коэффициентам, указанным в абзаце первом этого пункта, соответствующим году их начисления (получения). В таком же порядке пересчитывается заработок граждан, возмещение вреда которым определено в период с 1 января по 1 мая 1992 года с учетом сумм, полученных до начала 1992 года.

Согласно абзацу 3 в той же редакции в связи с дальнейшим ростом цен на потребительские товары суммы заработка, полученные до 1 января 1992 года и подсчитанные с учетом коэффициентов, указанных в этом пункте, подлежали увеличению в 2.5 раза.

Исходя из первоначальной редакции данных абзацев, на которую указал суд кассационной инстанции в определении от 03.02.2010 г., для правильного выбора нормы права, подлежавшей применению при разрешении спора, суду следовало установить, имело ли место волеизъявление истицы о выборе механизма расчета, право на который было ей предоставлено первоначальной редакцией пункта 2 Постановления.

Учитывая, что истица в ходе судебного разбирательства не оспаривала, что соответствующего заявления она не подавала, расчет заработка, из которого исчислялся размер возмещения, должен был производиться в порядке, указанном в абзаце 1, одинаковом для обеих редакций данного пункта.

Вместе с тем суд допустил ошибочное толкование положений абзаца 1, посчитав, что в соответствии с ними выбор того или иного коэффициента обусловлен временем определения вреда, причиненного здоровью, в то время как в них идет речь о времени определения возмещения вреда (т.е. о времени, когда возникло право на назначение возмещения).

Такое толкование полностью согласуется с изложенным выше, поскольку датой наступления страхового случая для истицы является не 12.12.1984 г., как указал суд первой инстанции, а 19.09.1989 г., когда у О. наступила стойкая утрата профессиональной трудоспособности в связи с выявленным ранее заболеванием, т.е. возникли все элементы юридического состава, необходимого для назначения возмещения вреда.

Именно с этим связана возможность исчисления возмещения вреда из заработка истицы за 1988 и 1989 г., и применение к нему повышающего коэффициента, предусмотренного для заработка, из которого мог быть рассчитан размер возмещения в 1984 году, не соответствовало бы закону.

Исходя из этого органом социального страхования в качестве расчетного периода учитывался заработок истицы за 12 месяцев работы, предшествующих утрате трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием, что не противоречило как нормам ст. 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", так и ранее действовавшей ст. 14 вышеназванных Правил.

Возражений против избрания данного расчетного периода истица в ходе судебного разбирательства не заявила.

В свою очередь, применение к разным частям заработка истицы двух коэффициентов 1988 и 1989 года полностью соответствовало ее интересам и не противоречило закону, по буквальному смыслу которого при определении размера возмещения вреда в 1989 году подлежал применению только коэффициент, установленный для этого года.

Таким образом, заработок, из которого истице был исчислен размер выплат, правомерно был увеличен с применением указанных в абзаце 1 пункта 2 названного Постановления коэффициентов 6,1 для 1988 г. и 5,8 для 1989 г., а затем в соответствии с абзацем 2 увеличен в 6 раз, в результате чего с учетом использованных в дальнейшем коэффициентов индексации, правильность которых истица не оспаривает, размер назначенных ей ежемесячных страховых выплат с 01.01.2010 г. составил 3.923 руб. 17 коп. (л.д. 12, 13, 168).

То обстоятельство, что первоначально (с 18.02.2000 г.) истице были назначены ежемесячные страховые выплаты в сумме 377 руб. 39 коп., т.е. меньше установленного ей работодателем возмещения вреда в размере 382 руб. 66 коп., по объяснениям ответчика было обусловлено использованием различных вариантов округления коэффициентов роста МРОТ, и после выявления указанного расхождения размер назначенных истице ежемесячных страховых выплат был приведен в соответствие с первоначальным, что истица не отрицала при рассмотрении дела.

Учитывая, что иных доводов о неправильности назначенных ежемесячных страховых выплат истица не привела, оснований для перерасчета этих выплат в соответствии с представленным ею расчетом у суда не имелось.

При таком положении решение суда об удовлетворении требований О. не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене с вынесением нового об отказе в иске в полном объеме.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 26 июля 2010 года по настоящему делу отменить.

В удовлетворении иска О. к государственному учреждению - Санкт-Петербургскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о перерасчете ежемесячной страховой выплаты и о взыскании задолженности - отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь