Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2010 г. по делу N 33-2296/2010

 

Судья Сурнина Л.Г.

Докладчик Москаленко Т.П.

29 сентября 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Лепехиной Н.В.,

судей Москаленко Т.П. и Тельных Г.А..,

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу истца Р. на решение Октябрьского районного суда г. Липецка от 25 августа 2010 года, которым постановлено:

Р. в иске к МУЗ "Городская поликлиника N 2" о восстановлении в должности заведующей отделением восстановительного лечения и взыскании компенсации морального вреда отказать.

Заслушав доклад судьи Москаленко Т.П., судебная коллегия

 

установила:

 

Р. обратилась в суд с иском к МУЗ "Городская поликлиника N 2" о восстановлении в должности заведующей отделением восстановительного лечения и компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указывала, что с 1994 года работала в МУЗ "Городская поликлиника N 2" в указанной должности. В январе 2010 года Областным фондом медицинского страхования была проведена проверка, по результатам которой было выявлено несоответствие истицы занимаемой ею должности, поскольку у Р. отсутствовало специальное образование. Данное обстоятельство было отражено в акте, составленном по результатам проведенной проверки. Впоследствии истицей было написано заявление о переводе ее на должность провизора с 04.05.2010 г., однако, по утверждению Р., данное заявление было написано ею исключительно в результате давления, оказывавшегося на нее со стороны руководства.

В судебном заседании Р. и ее представитель Б. пояснили также, что своевременный отзыв заявления о переводе не был возможен в связи с нахождением Р. на стационарном лечении в больнице и дальнейшей учебной сессией.

Представители ответчика по доверенностям А. и К. иск не признали, объяснив, что перевод истицы на должность провизора был осуществлен с ее согласия, в полном соответствии с законодательством.

Суд отказал в иске, постановив решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе Р. просит об отмене решения как незаконного и необоснованного, указывая, что суд первой инстанции дал неверную оценку письму Министерства здравоохранения и социального развития РФ N 22-2-1418 от 05 мая 2010 года, а также не дал должной правовой оценки доказательствам, подтверждающим факт написания ею заявления о переводе под воздействием давления со стороны руководства.

Заслушав объяснения Р., поддержавшей жалобу, представителя ответчика по доверенности К., возражавших против жалобы, обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия находит решение суда правильным.

В соответствии со ст. 72 Трудового кодекса РФ изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Согласно части 1 ст. 72-1 ТК РФ перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72-2 настоящего Кодекса.

Как правильно установлено судом и подтверждается материалами дела, в 1994 году Р. была принята на должность врача ЛФК МУЗ "Городская поликлиника N 2", в 1995 году - переведена на должность заведующей отделением восстановительного лечения.

В феврале 2010 года Областным фондом обязательного медицинского страхования была проведена проверка соблюдения Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации", целевого и рационального использования средств обязательного медицинского страхования, качества лечения и лекарственного обеспечения пациентов поликлиники. В результате данной проверки было установлено, что Р., не имея соответствующего медицинского образования, занимает должность заведующей отделением восстановительного лечения - врача лечебной физкультуры. Данное обстоятельство было отражено в акте и доведено до сведения Р.

29.04.2010 г. Р. на имя главного врача МУЗ "Городская поликлиника N 2" было написано заявление о переводе ее с 04.05.2010 г. на должность провизора. В тот же день издан приказ N 161/2 о переводе, с которым истица была ознакомлена 30.04.2010 г. Соглашение N 802 об изменении условий трудового договора подписано сторонами 04.05.2010 г.

09.06.2010 г. Р. обратилась к главному врачу с заявлением о переводе ее на должность заведующей отделением восстановительного лечения, 11.06.2010 г. ей был дан ответ о невозможности осуществления такого перевода в связи с отсутствием вакансии.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд установил значимые по делу обстоятельства, дал им надлежащую правовую оценку и, правильно применив приведенные выше правовые нормы, пришел к выводу о том, что перевод Р. с должности заведующей отделением восстановительного лечения на должность провизора был выполнен в полном соответствии с требованиями, установленными трудовым законодательством.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда.

Так, действующий Трудовой кодекс Российской Федерации устанавливает, что новация трудового договора возможна в том же порядке и в той же форме, что и само заключение трудового договора; изменение условий трудового договора должно предполагать соответствующее волеизъявление сторон, и перевод работника на другую работу возможен только с согласия работника. В данном случае указанные требования законодательства были соблюдены, поскольку работодателем было получено письменное согласие истицы Р. на ее перевод на должность провизора. Данное заявление имеется в материалах дела.

Доводы кассатора о том, что данное заявление было написано исключительно под давлением со стороны руководства, являлось предметом оценки суда первой инстанции, в результате которой было обоснованно отвергнуто как несостоятельное. Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что каких-либо достоверных доказательств в подтверждение данного утверждения истицей представлено не было. В кассационной жалобе Р. настаивает, что в результате оказываемого на нее давления она дважды в критическом состоянии попадала в ЦГКБ, однако доказательств, подтверждающих причинную связь между указанными обстоятельствами, не представила.

Утверждение ответчика о несоответствии истицы занимаемой должности также было предметом оценки судебной коллегии, в результате которой оно признано обоснованным.

В соответствии со ст. 54 раздела 10 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1991 года N 5487-1 право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское и фармацевтическое образование в Российской Федерации, имеющие диплом и специальное звание, а также сертификат специалиста и лицензию на осуществление медицинской или фармацевтической деятельностью.

Сертификат специалиста выдается на основании послевузовского профессионального образования (аспирантура, ординатура), или дополнительного образования (повышение квалификации, специализация), или проверочного испытания, проводимого комиссиями профессиональных медицинских и фармацевтических ассоциаций, по теории и практике избранной специальности, вопросам законодательства в области охраны здоровья граждан (ст. 54 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан).

Также в соответствии с приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 7 июля 2009 г. N 415н "Об утверждении Квалификационных требований к специалистам с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения" у работников по специальности "Лечебная физкультура и спортивная медицина" должно быть высшее профессиональное образование по одной из специальностей: "060101 Лечебное дело" или "060103 Педиатрия".

Согласно Единому квалификационному справочнику должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел "Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения" (с изменениями и дополнениями), утвержденному приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 6 ноября 2009 г. N 869 (действовавшему на момент рассматриваемых событий), высшее профессиональное образование по специальности "Физическая культура и спорт" и дополнительная подготовка по лечебной физкультуре и спортивной медицине без предъявления требований к стажу работы позволяет занимать должность "инструктор-методист по лечебной физкультуре", но не "врач ЛФК".

Пунктом 6 было предусмотрено, что лица, не имеющие соответствующего дополнительного профессионального образования или стажа работы, установленных квалификационными требованиями, но обладающие достаточным практическим опытом и выполняющие качественно и в полном объеме возложенные на них должностные обязанности, по рекомендации аттестационной комиссии медицинской организации, в порядке исключения, могут быть назначены на соответствующие должности так же как лица, имеющие специальную подготовку и необходимый стаж работы.

Из представленных в материалы дела доказательств видно, что полученное истицей образование не соответствует требованиям, предъявляемым к должности "заведующий отделением восстановительного лечения", следовательно, занимать данную должность Р. не могла.

Ссылка кассатора в жалобе на Разъяснения заместителя директора Департамента заработной платы, охраны труда и социального партнерства Минздравсоцразвития РФ в данном случае несостоятельна. Утверждение Р. о том, что данное разъяснение является нормативно-правовым актом, а, следовательно, обязательно к применению, основано на неверном толковании закона.

Поскольку действия ответчика были признаны правомерными, то у суда не имелось оснований и для удовлетворения требований в части компенсации истице морального вреда.

Решение суда является законным и обоснованным, оснований к его отмене не имеется. Процессуальных нарушений, способных повлечь отмену решения, судом при рассмотрении дела допущено не было. Оснований к отмене судебного решения не имеется.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда г. Липецка от 25 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Р. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь