Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2010 г. по делу N 33-4150/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Журавлевой Г.М.,

судей Плехановой С.В., Лукьянова А.А.,

при секретаре З.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ответчицы Р. на решение Тобольского городского суда Тюменской области от 17 августа 2010 года, которым постановлено:

"Иск Б.В.Г.

Признать недействительным договор, заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Производственным эксплуатационным жилищным трестом и Р., о передаче в собственность граждан квартиры, находящейся по адресу:

Обязать Р. возвратить полученное по сделке жилое помещение, находящееся по адресу:, передав жилое помещение в муниципальную собственность".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Журавлевой Г.М., выслушав Б.В.Г. и его представителя О., поддержавших доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Б.В.Г. обратился в суд с требованиями к ответчикам о признании недействительным договора передачи в собственность граждан квартиры по адресу: заключенного ДД.ММ.ГГГГ между Производственным эксплуатационным жилищным трестом и Р., просит обязать Р. возвратить полученное по сделке жилое помещение, и в виду ликвидации на момент рассмотрения спора ПЭЖТ передать вышеуказанную квартиру в муниципальную собственность.

Исковые требования мотивированы тем, что на основании ордера N от ДД.ММ.ГГГГ истцу на семью из двух человек, в том числе ответчика Р. было предоставлено жилое помещение по адресу: (в настоящее время). В указанном жилом помещении истец проживает и состоит на регистрационном учете с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время, оплачивает жилищно-коммунальные услуги. Осенью 1992 г. истцом и ответчиком Р., было принято решение о приватизации спорной квартиры, в связи с чем, ДД.ММ.ГГГГ, находясь в, истец оформил нотариально удостоверенную доверенность, которой уполномочил Р. заключить договор приватизации от его имени, расписываться за него и совершать все действия, связанные с выполнением этого поручения. ДД.ММ.ГГГГ между ПЭЖТ и Р. был заключен договор о передаче квартиры в собственность граждан, в соответствии с п. 1.1, которого, Р. получила в собственность на семью из двух человек спорную квартиру. Документы на приватизацию оформляла Р., которая заверила истца, что он также является собственником квартиры, так как она передана в собственность на семью из двух человек. От участия в приватизации истец не отказывался, никаких заявлений об этом не оформлял, лицевой счет был открыт на его имя, где до настоящего времени упоминается, как квартиросъемщик (собственник) жилого помещения. ДД.ММ.ГГГГ брак между истцом и Р. был прекращен, после чего ответчик выехала из спорного жилого помещения вместе с правоустанавливающими документами на квартиру, отношений с ней они не поддерживали. В конце 2009 года истцу стало известно о том, что дом, в котором он проживает, подлежит сносу, стал собирать необходимые документы для получения нового жилья. Обратившись в феврале 2010 г. в жилищный комитет Администрации с просьбой о выдаче копий правоустанавливающих документов на квартиру, получил устное разъяснение о том, что поскольку не подписывал договор передачи квартиры в собственность граждан, не является собственником квартиры и не может претендовать на предоставление в собственность другого жилого помещения, в связи со сносом дома. Считает, что нарушение его права на приватизацию спорной квартиры в силу ст. 168 ГК РФ является основанием для признания договора недействительным, поскольку на момент приватизации квартиры являлся нанимателем спорного жилого помещения, был зарегистрирован в нем по месту жительства, имел право на участие в приватизации, от права на приватизацию в установленном законом порядке не отказывался - нотариально удостоверенное согласие на приватизацию квартиры в индивидуальную собственность Р. с не включением его в число участников приватизации не оформлял, напротив, выразил желание о приобретении квартиры в совместную собственность и с этой целью оформил доверенность на имя Р., которая в данной ситуации, выступала его представителем и в силу закона должна была действовать от его имени и в его интересах. Эта доверенность подтверждает заключение между ними договора поручения на заключение сделки в отношении жилой площади.

В судебном заседании истец Б.В.Г., его представитель О., действующая по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, иск поддержали по изложенным в заявлении основаниям.

Представитель Администрации Б.В.А., действуя по доверенности N от ДД.ММ.ГГГГ, иск не признал, полагает, что Р. приватизировала квартиру на законных основаниях.

Ответчик Р. в суд не явилась, о времени и месте судебного разбирательства извещена в установленном законом порядке.

Представитель ответчика Р. - Н., действуя по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, иск не признал по доводам, изложенным в письменном отзыве. Считает, что оспариваемый договор является действительным, расприватизация квартиры невозможна, в соответствии со статьей 4 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", поскольку жилье признано аварийным. Также считает, что статья 168 ГК РФ к спорным правоотношениям неприменима, необходимо применять одну из норм, закрепленных в статьях 170 - 176 ГК РФ. Заявил о пропуске истцом срока исковой давности, который первоначально исчисляет с декабря 1992 г. в момент ознакомления с оспариваемым договором, затем с момента подписания договора на обслуживание и ремонт квартиры с ДД.ММ.ГГГГ, и с 2008 г. после беседы с начальником БТИ.

Представитель истца О. полагает, что исковая давность применению не подлежит, поскольку заявлена одним из ответчиков.

Суд постановил указанное выше решение, с которым не согласна ответчица Р.

В кассационной жалобе она просит решение отменить и принять новое, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права и неправильное определение обстоятельств имеющих значение для дела.

По утверждению Р., суд не правильно истолковал ч. 1 ст. 157 ГПК РФ в том смысле, в каком ему придается Пленумом Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года "О судебном решении" и ст. 168 ГК РФ.

Суд не применил ст. 4 Закона "О приватизации жилого помещения в Российской Федерации".

По мнению ответчицы, вывод суда о том, что заявление о применении исковой давности, сделанное одним из ответчиков, не распространяется на других собственников, противоречит смыслу, содержащемуся в п. 5 Постановления Верховного суда РФ, ВАС РФ N 15/18.

Р. считает необоснованный вывод суда о том, что показания руководителя Тобольского городского отделения ТФ ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" носят предположительный характер. Данные показания не опровергнуты никем, в том числе, ни сторонами по делу, ни свидетелями, ни представителем истца.

Полагает, что вывод Тобольского городского суда о принятии факта отсутствия письменного отказа истца от приватизации в качестве основания для признания оспариваемого договора недействительным, противоречит фактическим обстоятельствам дела. Суд должен был исследовать все обстоятельства дела, как по отдельности, так и в совокупности. Судом не был принят во внимание тот факт, что Б.В.Г. выдал Р. доверенность на право совершения всех действий, связанных с оформлением договора передачи в собственность спорной квартиры. Доверенность не была отозвана, не отменена. Не была признана недействительной. Остальные факты истцом не доказаны и судом не установлены.

По утверждению Р., суд неправильно оценил мнение представителя Администрации. Администрация иск не признала в полном объеме, и посчитала оспариваемый договор действительным, и не подлежащим оспариванию.

Кроме того вывод суда противоречит обстоятельствам дела, в частности, истец не доказал обращение в комитет по жилью в феврале 2010 года.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе... и возражениях относительно жалобы.

Заслушав докладчика, выслушав Б.В.Г. и его представителя, полагавших, что оснований для отмены решения суда не имеется, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене, с вынесением нового решения, в виду несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и неправильного применения норм материального права.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Удовлетворяя требования Б.В.Г., суд пришел к выводу, что оспариваемый договор передачи квартиры в собственность граждан является оспоримой сделкой и не принял во внимание доводы представителя ответчика Р. о том, что истцом пропущен срок исковой давности.

Суд посчитал, что из показаний свидетелей Г., Ю. следует, что о нарушении своего права Б.В.Г. узнал в феврале - марте 2010 г. после отказа Комитета по жилью администрации в предоставлении жилья, взамен признанного аварийным.

Суд не принял показания свидетеля З.Н., пояснившей, что о том, что Б.В.Г. собственником квартиры не является, она сообщила ему зимой либо 2007 г., либо 2008 г., посчитав, что они носят не конкретный, предположительный характер и не могут быть положены в основу решения суда.

Также суд не принял во внимание протоколы судебных заседаний от 29.03.2010 г. и 08.04.2010 г. по гражданскому делу N 2-457/2010, указав, что в силу части 1 статьи 157 ГПК РФ суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон, показания свидетелей.

Данные выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и нормам материального права.

В силу части 2 статьи 181 ГК РФ годичный срок давности по указанным искам следует исчислять со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка (пункт 1 статьи 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Так свидетель Г. в судебном заседании 17 августа 2010 года /л.д. 80 оборотная сторона/ суду пояснял, что в марте 2009 года истец обратился к нему с вопросом к кому из адвокатов обратиться, при этом показал договор приватизации... с его (Б.В.Г.) слов знал, что истец дал доверенность бывшей супруге на приватизацию квартиры и в договоре она указана в качестве собственника, а он нет. Узнал об этом, когда обратился в комитет по жилью, примерно в феврале. Замечаний на протокол судебного заседании не принесено. Кроме того, эти показания свидетеля, подтверждаются показаниями этого же свидетеля, данными в ходе судебного разбирательства по другому делу по иску Б.В.Г к администрации, Р. о признании частично недействительным договора приватизации в собственность граждан /л.д. 68 оборотная сторона/.

Данные показания согласуются с показаниями свидетеля З.Н., пояснявшей в судебном заседании 17 августа 2010 года /л.д. 80 оборотная сторона/, что Б.В.Г. обращался к ней года 2 назад, зимой либо 2007 года, либо 2008 года, он приходил с супругой и спрашивал о том, являлся ли он собственником спорной квартиры.

Указанные выше показания свидетелей, истцом не опровергнуты, им не представлено доказательств, что о своем нарушенном праве он узнал только в феврале - марте 2010 года. Доводы истца о том, что о нарушенном праве он узнал, обратившись в феврале 2010 года в жилищный комитет администрации не подтверждены какими-либо документами.

Судебная коллегия полагает, что доводы истца о том, что он узнал о том, кто является фактически собственником квартиры, лишь в феврале 2010 года, являются линией защиты и злоупотреблением права.

Судом с достаточной достоверностью в судебном заседании было установлено, что о своем нарушенном праве истец должен был узнать еще в 1992, 1993 годах.

Договором о передаче квартиры в собственность граждан от ДД.ММ.ГГГГ /л.д. 11/ подтверждается, что владелец дома передает, а гр. Р. получает в собственность на семью из двух человек. Из этого текста следует, что квартира передается в собственность только Р., а состав ее семьи два человека. Это же следует, из обязанностей сторон, где указана только Р., кроме того договор подписан только от имени ответчика.

Как пояснял Б.В.Г. в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ по делу по иску Б.В.Г. к администрации, Р. о признании частично недействительным договора передачи квартиры в собственность граждан, она (Р.) приехала из Тобольска, сказала, что они оба собственники квартиры. В договоре он прочитал, что квартира передана в собственность на семью из двух человек. В судебном заседании 08 апреля 2010 года по вышеуказанному делу /л.д. 67 оборотная сторона/ Б.В.Г. также пояснял, что когда Р. приехала, то сказала, что в договоре приватизации квартиры указана одна фамилия. В договоре приватизации указано, что квартира передается в собственность на семью из двух человек.

Из вышеуказанных показаний, которые суд необоснованно не принял во внимание, следует, что истец ознакомился с текстом договора, поэтому должен был узнать о своем нарушенном праве в 1992 году.

Кроме того, ДД.ММ.ГГГГ Б.В.Г. был подписан договор N на обслуживание и ремонт квартиры приватизированных квартир в жилых домах ПЭЖТ /л.д. 71/, из которого также видно, что собственником жилого помещения является только Р. согласно договора приватизации N от ДД.ММ.ГГГГ.

Как усматривается из вышеуказанного и показаний Б.В.Г., данных им в судебном заседании 17 августа 2010 года, показания истца постоянно меняются, в судебном заседании 17 августа 2010 года он фактически отказался от своих показаний, данных в марте и апреле, которые подтверждали доводы Р. о том, что Б.В.Г. изначально знал о приватизации квартиры только на ответчика, поскольку у них была такая договоренность.

При указанных обстоятельствах довод ответчика о пропуске срока, заслуживает внимание.

В силу ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Неправильным толкованием норм материального права является вывод суда о том, что заявление о пропуске срока исковой давности было сделано одним из ответчиков, участвующих в настоящем деле, на этом основании данное заявление представителя ответчика Р. - Н. применению не подлежит.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности).

Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи, находящейся в совместной собственности нескольких лиц).

Исходя из характера спорных правоотношений, при заявлении о пропуске срока одним из ответчиков, принимая во внимание, что второй ответчик администрация с иском не соглашался, суд должен был применить срок исковой давности.

Удовлетворяя требования Б.В.Г., суд указал, что письменных заявлений об отказе от участия в приватизации от нанимателя Б.В.Г., не поступало.

Напротив, в материалах приватизационного дела имеется нотариальная доверенность от ДД.ММ.ГГГГ Б.В.Г., удостоверенная в реестре за N, которой истец поручил Р. заключить договор приватизации, расписываться за него и совершать все действия, связанные с выполнением этого поручения.

Суд посчитал, что указанная доверенность свидетельствует о заключении между Б.В.Г. и Р. договора поручения, что закреплено в главе 35 ГК РСФСР (статьи 396 - 403).

Суд сослался на то, что по условиям указанного договора поручения доверитель (Б.В.Г.) поручает, а поверенный (Р.) берет на себя обязательство совершить от имени и за счет доверителя определенные юридические действия: заключить договор приватизации, расписываться за него и совершать все действия, связанные с выполнением этого поручения. Права на отказ от участия в приватизации, и оформления согласия на передачу квартиры в единоличную собственность Р., доверенность не содержала.

Данный вывод суда также не соответствует обстоятельствам дела и нормам материального права.

Судебная коллегия соглашается с доводом суда о том, что юридические действия, являющиеся предметом договора поручения, должны осуществляться поверенным только в интересах доверителя. Поэтому договор, по которому исполнитель поручения действует в своем интересе, не может считаться договором поручения.

Возникновение прав и обязанностей по сделкам, совершенным поверенным от имени доверителя, возможно лишь постольку, поскольку между сторонами договора поручения установились отношения представительства. Сам по себе договор поручения не создает представительства и не порождает полномочия представителя у поверенного. Полномочие возникает из доверенности - акта уполномочия.

Полномочие возникает с момента выдачи доверенности. Поручение же возникает с того момента, когда стороны достигли согласия по всем существенным условиям договора.

Доверенность, имеющуюся у поверенного (представителя), можно рассматривать как доказательство наличия поручения между представляемым и представителем, но доверенность не тождественна договору поручения. По содержанию доверенность не позволяет узнать ряд условий поручения, в частности об указаниях, данных поверенному доверителем, о сроке поручения.

С точки зрения формы договор поручения подчиняется общим правилам о форме сделки.

Поручение отличается от иных договоров о посредничестве по тому признаку, что поверенный действует от имени доверителя. Если, выполняя указания принципала, агент выступает хотя бы и за счет и в интересах принципала, но от своего имени, то сам становится стороной в заключенных им договорах, и в этом случае отношения агента и принципала не являются договором поручения.

Истцом не предоставлено суду доказательств заключения договора поручения и его условий.

Согласно ст. 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Как и любое другое последующее согласие, одобрение представляемого есть односторонняя сделка, направленная на вступление в силу требующего одобрения договора. Оно подчиняется предписаниям ГК о сделках и поэтому может, например, оспариваться в связи с заблуждением (ст. 178 ГК) или обманом (ст. 179 ГК).

Будучи волеизъявлением, которое нуждается в получении, одобрение представляемого может адресоваться по его выбору как представителю, так и третьему лицу, заключившему договор с представителем. Согласно п. 1 ст. 183 исходящее от представляемого одобрение должно представлять собой прямое волеизъявление. Однако поскольку закон не предписывает для одобрения представляемого письменной формы, на практике оно зачастую дается посредством конклюдентного поведения.

Истцом в силу ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств того, что между сторонами имелась иная, чем обоснованная Р. договоренность. Даже если принять во внимание доводы истца, что он не давал полномочий на заключение договора на ответчика, то в дальнейшем он совершил действия, свидетельствующие об одобрении указанной сделки. Как указывалось выше, истец был ознакомлен с текстом договора о передаче квартиры в собственность граждан сразу же после его заключения. В дальнейшем совершил действия, свидетельствующие об одобрении заключенной ответчиком сделки: заключил договор N на обслуживание и ремонт квартиры от ДД.ММ.ГГГГ и в течение длительного времени более 17 лет не высказывал несогласия с данным договором.

На основании изложенного доводы кассационной жалобы по этому поводу являются обоснованными.

Учитывая, что по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно, но допущена ошибка в применении норм материального права, а выводы суда, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, судебная коллегия считает возможным вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение.

Руководствуясь статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Тобольского городского суда Тюменской области от 17 августа 2010 года отменить, вынести по делу новое решение.

В иске Б.В.Г. к Р. о признании недействительным договора, заключенного ДД.ММ.ГГГГ между Производственным эксплуатационным жилищным трестом и Р., о передаче в собственность граждан квартиры, находящейся по адресу: отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь