Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2010 г. по делу N 33-619/10

 

Судья Коцубин Ю.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего Болатчиевой А.А.,

судей: Апаева М.Д., Будыка М.Д.,

при секретаре У.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Х. и К.Ф.Б. на решение Черкесского городского суда от 13 июля 2010 года по делу по иску К.Ф.Б. и Х. к Д. о признании заключенной и действительной сделки купли-продажи жилого дома, о признании права собственности на жилой дом, о признании недействительными завещания, свидетельства о праве на наследство по завещанию, свидетельств о государственной регистрации права собственности на жилой дом и на земельный участок.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики Болатчиевой А.А., объяснения Х., К.Ф.Б. и их представителя Т., (действующей на основании доверенности N ... от 27.07.2010 г.) поддержавших доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

К.Ф.Б. и Х. обратились в суд с иском к Д. о признании сделки заключенной и действительной. В обосновании иска указали, что по устному договору от 1 июля 2001 года они купили у своей родственницы ФИО5 за руб. частный дом, расположенный в на земельном участке площадью кв. м, для проживания своей семьи. Оплату за дом в сумме долларов США, что на тот момент составляло руб., они передали ФИО5, которой указанный дом принадлежал на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 30 апреля 1982 года. При этом сначала они передали ФИО5 долларов США, а затем еще США. Указанные денежные суммы были переданы ФИО5 в присутствии ее дочерей Д. и К.Ф.М. Они снесли старый дом и построили на общие семейные средства новый дом. В настоящее время они проживают в данном доме. Однако зарегистрировать в установленном законом порядке переход права собственности, а также, договор купли-продажи они своевременно не смогли по следующим обстоятельствам. Во-первых, ФИО5 была их родственницей, которой они полностью доверяли, и которая обещала оформить на них указанный дом. Во-вторых, этот дом принадлежал ФИО5 на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 30 апреля 1982 года. Ранее дом принадлежал ее супругу, однако оформить на себя дом на момент купли-продажи она не успела. В-третьих, 3 апреля 2004 года ФИО5 умерла. Таким образом, на основании устного договора от 1 июля 2001 года они купили у ФИО5 жилой дом, расположенный в. В двусторонней сделке купли-продажи недвижимости продавцом являлась ФИО5, а покупателями они - Х. и К.Ф.Б. В подтверждение сделки между ними и умершей ФИО5 было заключено устное соглашение о купле-продаже недвижимости, а также в присутствии свидетелей была получена сумма в размере долларов США (руб.) - стоимость недвижимости. Таким образом, двусторонняя сделка сторонами была выполнена, так как было достигнуто согласие по всем существенным условиям указанного договора купли-продажи частного дома. С их стороны полностью выплачена стоимость указанной недвижимости, а продавец получила указанную сумму. Однако ввиду того, что продавец ФИО5, скоропостижно скончалась, указанную сделку купли-продажи недвижимости они не смогли должным образом оформить и получить соответствующие документы в Управлении Росрегистрации по КЧР. В связи со смертью ФИО5 в настоящее время они лишены возможности зарегистрировать в установленном законом порядке указанный договор купли-продажи недвижимости. Кроме того, им стало известно, что право собственности на указанный частный дом в настоящее время принадлежит Д. на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию от 30 апреля 2008 года N ... и свидетельства о регистрации права от 3 июня 2008 года. После смерти ФИО5 ее дочери - Д. и К.Ф.М. под различными предлогами затягивали регистрацию купленного ими частного дома на их имя, а в настоящее время выставили дом для продажи за руб. Истцы просили суд признать заключенную 1 июля 2001 года сделку купли-продажи жилого дома, расположенного в, на земельном участке площадью кв. м, между ними и ФИО5 заключенной и действительной.

28.12.2009 г. в ходе судебного рассмотрения дела истец Х. подал в суд исковое заявление, в котором просил указал в качестве ответчика Д. В исковом заявлении Х. указал, что согласно завещанию оно полностью прочитано до подписания и собственноручно подписано ФИО5, однако это не соответствует действительности, т.к. перед смертью ФИО5 тяжело болела, с постели не вставала, поэтому за три дня до смерти она не могла находиться у нотариуса. Просил суд признать недействительными:

- завещание ФИО5 в пользу Д. от 11 декабря 2003 года на незавершенный строительством жилой дом с общим процентом готовности 71%, удостоверенное нотариусом Черкесского городского нотариального округа ФИО2;

- свидетельство о праве на наследство по завещанию от 30 апреля 2008 года на незавершенный строительством жилой дом с общим процентом готовности 71%, выданное и.о. нотариуса ФИО1 - нотариусом ФИО4;

- свидетельство о государственной регистрации права от 3 июня 2008 года N ..., выданное Управлением Росрегистрации по КЧР, на недостроенный жилой дом общим процентом готовности 71%, общей площадью кв. м, жилой площадью кв. м; расположенный в;

- свидетельство о государственной регистрации права от 3 июня 2008 года N ..., выданное Управлением Росрегистрации по КЧР, на земельный участок площадью 532 кв. м, расположенный в.

Определением судьи от 29 декабря 2009 года исковое заявление Х. от 28 декабря 2009 года было принято для совместного рассмотрения с первоначальным иском в рамках одного гражданского дела.

В судебном заседании Х., К.Ф.Б. и их представитель А. заявленные требования поддержали в полном объеме.

Д. и ее представитель М. просили в иске отказать.

Третье лицо К.Ф.М. просила в иске отказать.

Решением Черкесского городского суда КЧР от 19 июля 2010 года отказано в удовлетворении исковых требований Х. и К.Ф.Б.

В кассационной жалобе Х. и К.Ф.Б. просят отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд, мотивируя тем, что судом неправильно применены нормы материального и процессуального права. Считают неправильными выводы суда при рассмотрении дела.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения участвующих в деле лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции принято в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и правильным применением норм материального права.

Как установлено судом первой инстанции и видно из материалов дела, что ФИО5 1915 года рождения на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 30 апреля 1982 года являлась собственником домовладения по (л.д. 55). В соответствии с постановлением Главы администрации от 4 апреля 1994 года N ... ФИО5 являлась собственником расположенного там же земельного участка площадью кв. м (л.д. 53). Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству г. Черкесска ФИО5 было выдано свидетельство о праве собственности на землю от 17 мая 1994 года N ...(л.д. 54).

В 2001 году ФИО5 разрешила вселиться в принадлежащее ей домовладение истцам - К.Ф.Б. и Х. Истцы с 2002 года вселились в дом и зарегистрировались в нем. Помимо проживания ФИО5 разрешила истцам осуществлять в принадлежащем ей домовладении строительные работы, строить новый дом. На основании заявления ФИО5 от 26 августа 2002 года Управлением архитектуры и градостроительства г. Черкесска ей (ФИО5) было выдано разрешение на строительство пристройки к дому, хозяйственных построек и навеса от 29 августа 2002 года N ... (л.д. 56). Кроме того, постановлением Главы г. Черкесска от 11 сентября 2002 года N ... "О разрешении на строительство индивидуального жилого дома по" ФИО5 было разрешено строительство индивидуального одноэтажного жилого дома полезной площадью кв. м, жилой - кв. м с условием сноса старого дома с пристройкой и летней кухни с пристройкой (л.д. 57). На основании указанных разрешений по состоянию на январь 2003 года согласно справке МУП <...> от 15 января 2003 года на принадлежащем ФИО5 земельном участке по был построен жилой дом с общим процентом готовности 71% (л.д. 58). Постановлением Главы г. Черкесска от 8 января 2003 года N ... площадь земельного участка, находящегося в собственности ФИО5, была увеличена и по факту утверждена в размере кв. м (л.д. 60). Управлением Росрегистрации по Карачаево-Черкесской Республике право собственности на недостроенный жилой дом общей площадью кв. м, жилой - кв. м с процентом готовности 71% по г Черкесске 14 марта 2003 года было зарегистрировано за ФИО5 (л.д. 45).

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что по состоянию на 14 марта 2003 года ФИО5 являлась единственным собственником недостроенного жилого дома с общим процентом готовности 71%, расположенного в. С самого начала, с момента своего вселения в домовладение по, истцы знали о том, что это домовладение и земельный участок под ним принадлежат на праве собственности ФИО5, и что разрешение на строительство нового дома, а также право собственности на этот дом также оформлялись на ФИО5, поскольку всеми этими вопросами занимался Х. (на то время - ФИО3).

Из материалов дела усматривается, что ФИО5 умерла 15 декабря 2003 года (л.д. 46). За четыре дня до своей смерти - 11.12.2003 года ФИО5 подписала нотариально удостоверенное завещание, которым на случай своей смерти завещала незавершенный строительством жилой дом с общим процентом готовности 71% по своей дочери - Д. (л.д. 86).

Судом первой инстанции установлено, что после смерти ФИО5 ее дочь - Д. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Вторая дочь ФИО5 - К.Ф.М. от наследства отказалась в пользу своей сестры - Д. На основании указанных заявлений 30 апреля 2008 года ФИО4, исполняющей обязанности нотариуса ФИО1, было выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию, согласно которому единственным наследником имущества гражданки ФИО5 стала ее дочь - Д. (л.д. 47, 50). Названное свидетельство было выдано на незавершенный строительством жилой дом с общим процентом готовности 71% с надворными постройками и на земельный участок площадью кв. м, находящиеся в. На основании этого свидетельства о праве на наследство Управлением Росрегистрации по Карачаево-Черкесской Республике за 3 июня 2008 года были зарегистрированы права собственности Д. на указанные недостроенный жилой дом и земельный участок, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним были сделаны соответствующие записи. В подтверждение зарегистрированных прав собственности на дом и земельный участок Д. были выданы свидетельства о государственной регистрации права от 3 июня 2008 года (л.д. 48, 49).

Не согласившись с завещанием ФИО5 от 11.12.2003 года и правоустанавливающими документами, выданными на основании этого завещания Д., истцы обратились с исковым заявлением в суд.

Кроме того, истцы просили суд признать заключенной и действительной устную сделку купли-продажи жилого дома, совершенную ими с ФИО5 в 2001 году, а также признать за ними право общей долевой право собственности на жилой дом и земельный участок.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Х. и К.Ф.Б. суд первой инстанции исходил из того, что после регистрации прав собственности ФИО5 они достроили указанный жилой дом, вложив в него денежные средства и усилия. Однако, доказательств продолжения строительства после регистрации права собственности после ее смерти, истцы суду не предоставили. Кроме того, из выданных Д. в 2008 году свидетельств о праве на наследство по завещанию и о праве собственности на жилой дом следует, что и по состоянию на апрель - июнь 2008 года процент готовности жилого дома остался неизменным - 71%.

Данный вывод суда судебная коллегия находит правильным, основанным на нормах закона и фактических обстоятельствах дела.

В соответствии с п. 1 ст. 551 ГК РФ и ст. 4 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" права собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним подлежат государственной регистрации. Обязательной государственной регистрации подлежат все права на недвижимое имущество, правоустанавливающие документы на которое оформлены после введения в действие этого Федерального закона.

Для договоров продажи жилых помещений, к которым в соответствии с ч. 1 ст. 16 Жилищного кодекса Российской Федерации в числе прочего относятся жилой дом или часть жилого дома, установлены специальные правила, определяющие момент заключения таких договоров.

В соответствии с п. 2 ст. 558 ГК РФ договор продажи жилого дома или части жилого дома подлежит государственной регистрации и считается заключенным только с момента такой регистрации.

Согласно п. 1 ст. 165 ГК РФ несоблюдение установленного законом требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность; такая сделка считается ничтожной. Вышеназванные специальные нормы о недействительности сделки по распоряжению недвижимостью соответствуют общей норме ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что форма договора купли-продажи недвижимого имущества и дополнительные требования, предъявляемые законом к данному виду договоров, истцами во взаимоотношениях с ФИО5, являвшейся единоличным собственником спорного недвижимого имущества, соблюдены не были. Соглашения о продаже жилого дома в требуемой законом письменной форме - в виде единого документа, подписанного сторонами, - между истцами и ФИО5 достигнуто не было. Никакой письменный договор они между собой не подписывали. Соответственно, никакое устное соглашение сторон, каким бы обстоятельным и подробным оно ни было, не могло быть зарегистрировано в органах, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что никаких правовых последствий, касающихся юридической судьбы недвижимого имущества, устное соглашение не породило, судебная коллегия соглашается с данным выводом суда.

Следовательно, факт передачи в пользование истцам жилого помещения для проживания в нем, даже в совокупности с фактом наличия устного соглашения об отчуждении этого имущества и передачей истцами денежных средств за него, не создал и в принципе не мог создать для истцов возникновение у них предусмотренных п. 1 ст. 209 и п. 1 ст. 288 ГК РФ правомочий собственников по владению, пользованию и распоряжению жилым помещением.

Из искового заявления видно, что истцы просили признать сделку купли-продажи заключенной и действительной (л.д. 2 - 4).

Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что такого способа защиты гражданских прав, как признание сделки заключенной, ст. 12 ГК РФ или иной закон не предусматривают. Возможность признания сделки действительной предусмотрена в п. 2 ст. 165 ГК РФ, согласно которому если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется. Однако положения п. 2 ст. 165 ГК РФ к спорным правоотношениям применению не подлежат. Как видно из содержания п. 2 ст. 165 ГК РФ, в нем идет речь о признании действительной только такой сделки, которая требует нотариального удостоверения, а действующее законодательство обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью не требует. В данном случае более подходящим к спорной ситуации является положение п. 3 ст. 165 ГК РФ, в соответствии с которым суд может вынести решение о регистрации сделки. Однако такое решение может быть вынесено судом при уклонении одной из сторон от ее регистрации только в том случае, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме. Применительно к сделкам с недвижимостью и, в особенности к сделкам с жилыми помещениями, надлежащей формой сделки является только единый письменный документ, подписанный обеими сторонами. В данном случае никакой письменной сделки между сторонами совершено не было.

Таким образом, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что положения п. 2 и п. 3 ст. 165 ГК РФ к данному делу не применимы.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд не признал свидетельские показания, а также не принял во внимание аудиозапись, судебная коллегия находит несостоятельными.

В соответствии со ст. 60 ГПК РФ, обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Суд первой инстанции обоснованно признал недопустимыми доказательствами по делу показания допрошенных свидетелей, исключает эти показания из числа доказательств, поскольку истцы пытались с помощью показаний свидетелей подтвердить факт совершение сделки с недвижимостью. Между тем, в силу прямого указания, содержащегося в п. 1 ст. 162 ГК РФ, даже несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Что касается несоблюдения письменной формы сделки с недвижимостью, то по смыслу вышеназванных положений закона в совокупности с п. 2 ст. 162 ГК РФ такая (устная, бездокументарная, не содержащая условий о предмете и о цене, незарегистрированная) сделка влечет свою безусловную недействительность (ничтожность). По этой же причине суд не принимает во внимание и содержание воспроизведенной в суде аудиозаписи разговора, который согласно объяснениям Х. был им записан на диктофон.

Суд первой инстанции правильно счел и тот факт, что завещанием от 11 декабря 2003 года ФИО5 завещала незавершенный строительством жилой дом с общим процентом готовности 71% по своей дочери - Д. (л.д. 86). Следовательно, на момент составления этого завещания ФИО5 считала этот дом своей собственностью. Нотариус ФИО2 в судебном заседании подтвердила тот факт, что при составлении завещания она разъяснила ФИО5 его содержание, и что ФИО5 подписала это завещание собственноручно (л.д. 228 - 229).

Поскольку сделка, о совершении которой 1 июля 2001 года заявили истцы, является недействительной (ничтожной), она в соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ не влечет никаких юридических последствий, за исключением тех последствий, которые связаны с ей недействительностью. Эта сделка недействительна с момента ее совершения, и она не создала для истцов юридических последствий в виде приобретения прав на недвижимое имущество.

На основании вышеизложенных обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отказе в удовлетворении требовании истцов о признании сделки купли-продажи жилого дома заключенной и действительной и о признании за ними права общей долевой собственности на жилой дом.

Данный вывод суда судебная коллегия находит правильным, основанным на нормах закона и фактических обстоятельствах дела.

Так же, не являясь собственниками (законными владельцами) спорного недвижимого имущества, не относясь к числу наследников ФИО5, являвшейся собственником этого недвижимого имущества, истцы не имеют права заявлять требования об оспаривании составленного ФИО5 завещания, свидетельства о праве Д. на наследство по завещанию и выданных Д. свидетельств о праве собственности на жилой дом и земельный участок. Как следует из имеющегося в деле заключения эксперта от 28 апреля 2010 года N ..., подписи ФИО5 имеющиеся в оспоренном истцами завещании и в доверенности от 10 декабря 2002 года, выполнены разными лицами (л.д. 180 - 184). Однако даже проведенной по делу судебной экспертизой не было подтверждено утверждение истцов о том, что оспоренное ими завещание было подписано от имени ФИО5 другим лицом. Эксперт не смог ответить на вопрос о принадлежности ФИО5 подписи в завещании от 11 декабря 2003 года, однако факт собственноручного подписания завещания завещателем подтвердила в своих объяснениях в суд нотариус ФИО2.

Суд правильно учел и то обстоятельство, что Д. является наследником первой очереди по закону после смерти своей матери - ФИО5. Поскольку второй наследник первой очереди - К.Ф.М. от своей доли в наследстве отказалась, а других наследников первой очереди у ФИО5 не имеется, ответчица Д. в любом случае (независимо от наличия или отсутствия завещания в ее пользу) является наследником, принявшим наследство. Согласно ст. 1153 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации. В соответствии со ст. 1114 ГК РФ днем открытия наследства является день смерти гражданина - наследодателя. Следовательно, в силу ст. 1153 ГК РФ с момента открытия наследства, то есть, с 15 декабря 2003 года, Д. является единоличным собственником всего недвижимого имущества, находящегося в.

Довод кассационной жалобы о том, что они своими силами и за счет собственных средств, с согласия ФИО5 осуществляли строительство нового жилого дома и благоустройство территории, для разрешения настоящего спора правового значения, судебная коллегия находит не состоятельным.

Поскольку данные утверждения при определенных обстоятельствах могут быть основанием для предъявления истцами требований о возмещении им понесенных расходов и убытков (о компенсации стоимости неотделимых улучшений недвижимого имущества), но не являются основанием для того, чтобы считать истцов собственниками спорного жилого дома.

Доводы кассационной жалобы К.Ф.Б., Х. о том, что ими была создана новая вещь и в силу ст. 218 ГК РФ они обладают правом собственности, основан на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии с частью 1 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Право собственности на вновь созданные объекты недвижимости возникает при доказанной совокупности следующих юридических фактов: для строительства объекта в установленном порядке должен быть отведен земельный участок; получено разрешение на строительство, за исключением случаев, когда такое разрешение не требуется; при создании объекта соблюдены градостроительные, строительные, санитарные, противопожарные и природоохранные нормы. Как следует из материалов дела земельный участок на котором возведен объект принадлежал умершей ФИО5, ей же и выдавалось разрешение на строительство

Признание права собственности как способ судебной защиты, направленный на создание стабильности и определенности в гражданских правоотношениях, представляет собой отражение в судебном акте возникшего на законных основаниях права, наличие которого не признано кем-либо из субъектов гражданского оборота. Поэтому иск о признании права подлежит удовлетворению только в случае установления правовых оснований для обладания истцом спорной вещью на заявленном им праве. Наличие данных обстоятельств должен доказать истец в порядке статьи 56 ГПК РФ, что сделано не было.

Таким образом, юридические значимые обстоятельства дела судом определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, нарушений норм процессуального права не допущено, в связи с чем законных оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Черкесского городского суда от 13 июля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Х. и К.Ф.Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь