Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. N 22-1699/2010

 

Судьи Машнюк Л.А., Минаева Е.Д., Быкова Н.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего - Плечиковой Н.Ф.,

судей - Водяновой О.И., Татарникова С.А.,

при секретаре Д.,

рассмотрела в судебном заседании 30 сентября 2010 года кассационное представление ст. помощника Лужского городского прокурора Кузнецовой Т.П. на определение о прекращении уголовного преследования Лужского городского суда Ленинградской области от 5 августа 2010 года, которым в отношении

Б., <...>, судимости не имеющего, зарегистрированного по адресу: <...>,

прекращено уголовное преследование по факту нанесения побоев К.Е. и М. по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с отсутствием заявлений потерпевших, на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Судом установлено, что Б. нанес побои, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, при следующих обстоятельствах: 30 октября 2008 года в дневное время Б., находясь в кв. <...>, в ходе внезапно возникшей ссоры, умышленно нанес К.Е. один удар рукой по лицу, а также два удара рукой по лицу М., чем причинил потерпевшим телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью потерпевшего.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Татарникова С.А., выслушав мнение прокурора Ковалевой М.А., поддержавшей доводы кассационного представления, оправданного Б., защитника, адвоката Самсоновой Н.В., полагавших кассационное представление прокурора оставить без удовлетворения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

В кассационном представлении государственного обвинителя Кузнецовой Т.П. поставлен вопрос об отмене приговора и определения в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре и определении фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Указывает, что вывод суда о непричастности Б. совместно с И. к причинению смерти М. и К.Е. опровергается исследованными доказательствами.

Так из заключения судебно-медицинского эксперта N 551 от 5 декабря 2008 года, смерть М. наступила от сочетанной травмы головы и груди. При судебно-медицинском исследовании трупа М. установлены: перелом костей носа, множественные кровоподтеки и ссадины лица. Перелом костей носа множественные кровоподтеки и ссадины лица образовались по механизму тупой травмы, могли быть причинены невооруженной рукой и обутыми ногами. Перелом костей носа в совокупности с ранами волосистой части головы отнесен к категории тяжкого вреда здоровью, остальные перечисленные повреждения лица и головы не состоят в причинной связи со смертью, но могли способствовать наступлению смерти, усугубляя кровопотерю.

Из дополнительного заключения судебно-медицинского эксперта N 551 от 19 сентября 2009 года, следует, что возможность причинения М. повреждений, явившихся причиной смерти, этого потерпевшего при обстоятельствах, изложенных И. в ходе допросов от 31 октября 2008 года, 14 августа 2009 года и при проведении следственного эксперимента 8 сентября 2009 года, не исключается. Разграничить по степени тяжести причиненного вреда здоровью каждое из повреждений, которые привели к смерти М., невозможно, так как совокупность этих повреждений привела к развитию массивной кровопотери, то есть каждое из указанных повреждений усиливало кровопотерю.

Из заключения судебно-медицинского эксперта N 552 от 5 декабря 2008 года, следует, что смерть К.Е. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга, множественными кровоподтеками головы и лица, осложнившейся отеком головного мозга. При судебно-медицинском исследовании трупа К.Е. обнаружены: множественные обширные кровоподтеки лица, перелом костей носа, множественные обширные кровоизлияния в мягких тканях волосистой части головы. Данный комплекс повреждений относится к категории тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни и состоит в причинной связи со смертью потерпевшей. Перечисленные повреждения образовались по механизму тупой травмы, вполне могли быть причинены невооруженной рукой, обутыми ногами.

Из дополнительного заключения судебно-медицинского эксперта N 552 от 19 сентября 2009 года, следует, что возможность причинения К.Е. повреждений, явившихся причиной смерти, этой потерпевшей при обстоятельствах, изложенных И. в ходе допросов от 31 октября 2008 года, 14 августа 2009 года и при проведении следственного эксперимента 8 сентября 2009 года, не исключается. Разграничить по степени тяжести причиненного вреда здоровью каждое из повреждений, которые привели к смерти К.Е., невозможно, так как каждое из перечисленных повреждений отягощало течение черепно-мозговой травмы, а совокупность этих повреждений привела к смерти потерпевшей.

По мнению автора представления, суд вышел за пределы своей компетенции, сделав вывод о том, что Б. нанеся один удар рукой по лицу К.Е. и дважды ударив по лицу М., причинил потерпевшим побои и физическую боль, к тому же данный вывод противоречит приведенным доказательствам.

Указано, что при оценке показаний свидетеля И., суд в подтверждение выводов о их недостоверности сослался на показания свидетеля К.М., не указав и не дав оценки заинтересованности данного свидетеля в исходе дела, поскольку она является родственницей Б.

Отмечает, что судом не дана оценка тому, что характеристики для медицинских карт стационарного больного в психиатрическую больницу с данными не соответствующими действительности подписаны также К.М.

Считает, что суд в нарушение требований уголовно-процессуального закона отверг показания свидетеля И. и оценивал их отдельно от других приведенных доказательств, тогда как показания данного свидетеля согласуются практически со всеми представленными доказательствами.

Также прокурор отмечает, что отказав ему в удовлетворении ходатайства о проведении повторной стационарной психолого-психиатрической экспертизы, для устранения противоречий между заключениями амбулаторной и стационарной психолого-психиатрических экспертиз, суд нарушил принцип равноправия сторон, предусмотренный ст. 15 УПК РФ, а также требования ч. 2 ст. 17 УПК РФ, придав заранее установленную силу заключению комиссии стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении И.

Полагает, что допрошенный в суде эксперт-психиатр Ф. в нарушение требований ст. ст. 204, 205, 282 УПК РФ фактически дополнил заключение комиссии экспертов своим личным мнением по вопросу, относящемуся к компетенции эксперта-психолога, что существенно повлияло на оценку показаний свидетеля И. и в конечном итоге на постановление законного и обоснованного приговора и определения.

В возражении на кассационное представление адвокат Самсонова Н.В. считает приговор и определение суда законными и обоснованными. Просит приговор и определение суда оставить без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и поданных на них возражений, судебная коллегия находит определение о прекращении уголовного преследования не подлежащим отмене или изменению.

5 августа 2010 года Лужским городским судом Ленинградской области в отношении Б. был постановлен оправдательный приговор по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступлений.

Судом было установлено, что Б. нанес побои, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, предусмотренных ст. 115 УК РФ.

В ходе судебного разбирательства Б. своей вины в совершении указанного преступления не признал, пояснив, что никакого насилия к потерпевшим не применял.

Решение суда о том, что в действиях Б. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, по мнению судебной коллегии не повлияло на выводы суда о непричастности Б. к совершению преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 и ч. 4 ст. 150 УК РФ.

По делу не допущено, каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену постановленных по делу решений.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

определение о прекращении уголовного преследования по факту нанесения побоев К.Е. и М. по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с отсутствием заявлений потерпевших, на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, от 5 августа 2010 года в отношении Б., оставить без изменения, кассационное представление старшего помощника Лужского городского прокурора Кузнецовой Т.П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь