Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. по делу N 22-6948

 

Судья Панина Л.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Похожаева В.В., судей Кузнецова А.Н., Шестаковой И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 30 сентября 2010 года кассационные жалобы и дополнения к ним осужденных Т. и Б. на приговор Дзержинского районного суда г. Перми от 9 августа 2010 года, которым

Т., ДАТА рождения, уроженец <...>, судимый:

31 марта 2004 года Дзержинским районным судом г. Перми по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, постановлением Соликамского городского суда Пермской области от 20 сентября 2005 года освобожден 30 сентября 2005 года условно-досрочно на 1 год 4 месяца 15 дней,

20 марта 2006 года тем же судом по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного сложения к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, постановлением Чусовского городского суда Пермского края от 10 июля 2008 года освобожден 21 июля 2008 года условно-досрочно на 8 месяцев 26 дней,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, с исчислением срока отбывания наказания с 9 августа 2010 года и зачетом в срок отбытого наказания времени содержания под стражей с 15 марта 2010 года по 9 августа 2010 года,

Б., ДАТА рождения, уроженец <...>, несудимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбывания наказания с 9 августа 2010 года и зачетом в срок отбытого наказания времени содержания под стражей с 15 марта 2010 года по 9 августа 2010 года.

Заслушав доклад судьи Шестаковой И.И., объяснения защитника адвоката Цыбиной О.С. в защиту интересов осужденного Т., осужденного Б. и его защитника адвоката Сакмарова П.В., поддержавших доводы кассационных жалоб осужденных, мнение прокурора Захарова А.В., полагавшего судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. и Б. признаны виновными в умышленном причинении группой лиц в вечернее время 10 марта 2010 года в г. Перми тяжкого вреда здоровью С., повлекшего по неосторожности смерть последнего, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Т. просит приговор суда отменить как незаконный, необоснованный и вынесенный с нарушением требований УПК РФ, направить дело на новое судебное разбирательство. Считает, что суд неверно квалифицировал его действия. Указывает на свою непричастность к преступлению. По его мнению, в ходе предварительного следствия незаконно продлевался срок следствия, была избрана и продлена мера пресечения в виде заключения под стражу. Признает, что после совместного употребления спиртного потерпевший стал выгонять

его и Б., при этом оскорблял нецензурно. Тогда он (Т.) нанес потерпевшему три удара рукой, несильно, так как болела рука. При этом Б. также нанес несколько ударов. Убивать потерпевшего они не хотели, и считает, что от их действий потерпевший умереть не мог. По его мнению, потерпевшего после их ухода избили иные неустановленные лица исходя из его образа жизни и наличия судимостей, в том числе по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Это подтверждается и тем, что на его (Т.) одежде отсутствуют следы крови потерпевшего, что подтверждается заключением экспертизы. Показания свидетеля К. считает недопустимыми, поскольку тот находился в алкогольном опьянении и страдает похмельным синдромом, кроме того, из помещения коллектора К. вылез первым, он (Т.) - за ним следом, поэтому показания данного свидетеля об обстоятельствах избиения считает ложными, также данный свидетель не явился в суд. Утверждает, что после задержания 15 марта 2010 года Б. был избит сотрудниками милиции, требовавшими оговорить его (Т.), это подтверждается тем, что Б. не помещали в ИВС, и 17 марта 2010 года тот был доставлен в больницу, однако справка из больницы в деле отсутствует. Также считает, что судом были нарушены требования ч. 3 ст. 109 УПК РФ, поскольку вопрос о продлении срока содержания под стражей до 15 октября 2010 года после поступления уголовного дела в суд в отношении него и Б. разрешен без их участия. Одновременно высказывает суждение о чрезмерной суровости и несправедливости назначенного судом наказания. При этом суд не учел, что он болен "туберкулезом" и "гепатитом", не имеет семьи и жилья, был вынужден проживать у Б., из-за судимостей не мог официально трудоустроиться.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Б. также считает приговор незаконным, просит изменить, переквалифицировать его действия на менее тяжкое обвинение - на ч. 2 ст. 116 УК РФ, ссылается на недоказанность его вины, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Признает, что совместно с Т. нанесли несколько ударов потерпевшему по лицу, однако от их действий потерпевший умереть не мог. Высказывает предположение о причастности к преступлению иных неустановленных лиц, избивших потерпевшего после их ухода. Также считает, что суд неполно изложил в приговоре показания свидетеля К., при условии, что он не был допрошен в судебном заседании, кроме того, из показаний данного свидетеля на предварительном следствии следует, что он не видел, чтобы удары потерпевшему наносил он (Б.). Указывает, что явку с повинной в ходе следствия он дал под давлением. По его мнению, не желая найти лицо, виновное в данном преступлении, следователь сфабриковал уголовное дело.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель - помощник прокурора Дзержинского района г. Перми, юрист 2 класса Костарев А.Г. полагает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Виновность осужденных Т. и Б. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего С., материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Из показаний свидетеля К. следует, что в помещении коллектора на территории школы N <...>, где проживал С., между Т.,

Б. и С. возникла ссора, в ходе которой С. стал кричать. В ответ Т. и Б. совместно нанесли ему множественные удары руками и ногами по голове и телу, после чего ушли.

Из показаний свидетелей А., М. видно, что труп С. был обнаружен в помещении коллектора на территории школы N <...>.

Пояснения указанных лиц согласуются и с показаниями осужденных Т. и Б. о том, что после употребления спиртного с К. втроем пришли к проживающему в помещении коллектора на территории школы N <...> С. При распитии спиртного С. стал их выгонять, кричал. В ответ они нанесли С. несколько ударов по голове, лицу, шее и телу, после чего ушли. К. участия в избиении не принимал.

Эти же сведения осужденный Б. подтвердил в явке с повинной, признав, что ногой нанес не менее 3-х ударов в грудь, живот и один удар в лицо (т. 1 л.д. 92), а осужденный Т. в чистосердечном признании и при проверке показаний на месте, где также указал, что дважды пнул С. в левое плечо, от ударов тот упал и нанес удар кулаком в лицо, при этом Б. также дважды пнул потерпевшего по телу (т. л.д. 111, 143).

В подтверждение вины суд правильно сослался на данные, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия от 11 марта 2010 года в период времени с 18-00 до 20-45 часов об обнаружении в коллекторе на территории школы N <...> трупа С. с признаками насильственной смерти, изъятии фрагмента доски, ремня с пятнами бурого цвета (т. 1 л.д. 4-11, 83-88), выводы эксперта, который категорично исключил получение С. телесных повреждений при падении с высоты собственного роста, сделал вывод, что смерть его наступила в результате тупой сочетанной травмы тела в виде травматизации головного мозга, перелома большого рога подъязычной кости слева, двусторонних переломов ребер по различным анатомическим линиям, ушиба легких, кровоподтеков, ссадин, ран на теле, которая повлекла тяжкий вред здоровью, образовалась прижизненно от ударных воздействий твердых тупых предметов, возможно, при ударах кулаками, обутыми ногами и т.п., при этом по голове было нанесено порядка семи, по шее - порядка одного, на грудной клетке - порядка трех травматических воздействий, что смерть должна была наступить в промежуток времени, исчисляемый десятками минут, в начальный период С., вероятно, мог совершать активные действия в ограниченном и постепенно уменьшающемся объеме, что с момента смерти до обнаружения тела прошел промежуток времени, исчисляемый порядка 16-24 часами (т. 1 л.д. 15-28, т. 2 л.д. 23-27), выводы судебно-биологической экспертизы, в ходе которой на олимпийке, изъятой у Б., найдена кровь, происхождение которой не исключается от С. (т. л.д. 151-163), выводы медико-криминалистических экспертиз о наличии на кофте-олимпийке Б. следов крови в виде брызг и помарок, что следы брызг образовались от летящих брызг крови от окровавленного предмета, источника кровотечения, а помарки-мазки - от динамического (скользящего) воздействия с окровавленной поверхностью, предметом, источником кровотечений; о наличии на трикотажной кофте Т. двух помарок (мазков) крови, которые образовались от динамического (скользящего) воздействия с окровавленной поверхностью, предметом, источником кровотечений (т. 1 л.д. 170-179, 180-186) и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Подробное изложение содержания и анализ вышеперечисленных доказательств суд привел в приговоре и дал им всестороннюю, полную и правильную оценку, обоснованно указав, что все они согласуются между собой и в своей совокупности устанавливают одни и те же факты, изобличающие Т. и Б. в инкриминируемом деянии. При этом вопреки доводам жалоб суд оценил показания как допрошенных лиц, так и тех, чьи показания были оглашены в судебном заседании, привел доводы, по которым признал достоверными одни и отверг другие, каких-либо противоречий в выводах суда судебная коллегия не усматривает.

Данных, свидетельствующих об оговоре свидетеля К. при даче им изобличающих осужденных Т. и Б. показаний, не установлено, его показания последовательны и согласуются с другими доказательствами, положенными судом в основу обвинительного приговора. Кроме того, как следует из протокола его допроса, исследованного судом, показания у свидетеля отбирались в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Как видно из протокола судебного заседания, в связи с неявкой в судебное заседание свидетеля К. суд обоснованно в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ с согласия сторон принял решение об удовлетворении ходатайства государственного обвинителя и оглашении показаний свидетеля К., данных им в стадии предварительного следствия.

Вопреки доводам жалоб в приговоре приведена достаточная совокупность доказательств, подтверждающая виновность Т. и Б. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью С. Существо показаний подсудимых, свидетелей изложено в приговоре в соответствии с их существом, отраженным в протоколе судебного заседания. По смыслу закона (ст. 307 УПК РФ) в приговоре не воспроизводятся полно и дословно показания допрошенных лиц, а излагается их существо, содержание, на основании которого устанавливаются обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Юридическая квалификация действиям Т. и Б. судом дана верно. Оснований для переквалификации их действий на менее тяжкий состав, о чем поставлен вопрос в жалобах, не имеется.

Что же касается доводов жалоб о том, что своими действиями Т. и Б. не могли причинить тяжкий вред здоровью С., повлекший его смерть, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты. Судом приведено в приговоре убедительное обоснование признания несостоятельными доводов осужденных. Оснований не согласиться с принятым судом решением у судебной коллегии не имеется.

Доводы подсудимых Т. и Б. о получении С. телесных повреждений при других обстоятельствах, о том, что К. их оговорил, что они были вынуждены дать показания о совершении ими преступления вследствие незаконных методов ведения следствия - судом первой инстанции тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты, как не нашедшие подтверждения, при этом в приговоре приведено убедительное обоснование вывода о признании этих доводов несостоятельными. Кроме того, по факту обнаружения у Б. телесного повреждения в виде кровоподтека на левом бедре старшим следователем СО по Дзержинскому району г. Перми СУ СК при прокуратуре РФ по Пермскому краю проведена проверка, и в возбуждении уголовного дела отказано за отсутствием в действиях сотрудников милиции N 1 УВД по г. Перми состава преступления. Постановление, находящееся в материалах уголовного дела, судом исследовано (т. 1 л.д. 208).

Субъективная оценка доказательств, изложенная в кассационных жалобах, не может быть принята во внимание, поскольку в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ

все доказательства должным образом судом были проверены, сопоставлены и оценены в совокупности, без придания каким-либо из них заранее установленной силы.

Предварительное и судебное следствие проведены объективно и полно. По делу приведено достаточно доказательств, изобличающих Т. и Б. в совершении преступления.

Из материалов уголовного дела следует, что основания для избрания в отношении Т. и Б. меры пресечения в виде заключения под стражу имелись. При этом основания как для отмены, так и изменения избранной в отношении каждого из обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу как на досудебной стадии, так и после поступления уголовного дела в суд, отсутствовали. Обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренные ст. 97 и 99 УПК РФ, не отпали. Приговором суда подсудимые Т. и Б. были признаны виновными, им назначено наказание в виде лишения свободы, при этом в срок отбытого наказания суд обоснованно зачел время содержания под стражей каждому из них с момента задержания по подозрению в совершении преступления.

Судебное разбирательство проведено в соответствии со ст. 244 УПК РФ, а также с соблюдением принципов всесторонности, полноты и объективности исследования фактических обстоятельств уголовного дела.

При этом, исходя из положений ст. 15 УПК РФ, суд предоставил сторонам равные возможности в реализации права на представление в суд относимых и допустимых доказательств.

Ходатайства, заявленные сторонами, разрешены судом на основании ст. 271 УПК РФ с указанием мотивов принятого решения.

Психическое состояние осужденных Т. и Б. проверялось, и с учетом психиатрических освидетельствований суд обоснованно пришел к выводу о их вменяемости.

Наказание каждому из осужденных назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, соразмерно содеянному и данным о личности. При этом суд в должной степени учел тяжесть совершенного преступления, характеризующие данные о личностях обоих осужденных, исходя из чего пришел к правильному выводу о назначении каждому из них в целях исправления и предупреждения возможности совершения ими других преступлений наказания в виде лишения свободы, без применения ст. 64, 73 УК РФ, который надлежащим образом мотивировал в приговоре. В то же время, определяя размер наказания, принял во внимание как смягчающие обстоятельства у Б. - явку с повинной, у Т. - чистосердечное признание и состояние здоровья, отсутствие отягчающих обстоятельств у Б. и наличие у Т. отягчающего обстоятельства - особо опасного рецидива. Поскольку Т. совершил особо тяжкое преступление и по приговорам от 31 марта 2004 года и 20 марта 2006 года был осужден за тяжкие преступления, поэтому в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ в его действиях имеет место особо опасный рецидив. Назначенное каждому осужденному наказание как по виду, так и размеру является справедливым. Вид исправительных учреждений судом определен верно. Оснований для смягчения наказания по доводам жалоб судебная коллегия не находит.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Дзержинского районного суда г. Перми от 9 августа 2010 года в отношении Т. и Б. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Т. и Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь