Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. N 33-201/10

 

Судья суда 1 инстанции: Полякова О.А. Дело N 2-24/10 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа в составе:

председательствующего Дерезюк Л.И.

судей Трушкова А.И., Шепуленко В.В.

при секретаре А.

с участием прокурора Перепелкиной Ф.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Анадырь гражданское дело по кассационной жалобе истца Г. на решение Анадырского городского суда от 20 мая 2010 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Г. к Следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Чукотскому автономному округу о восстановлении на работе в должности следователя Иультинского Межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу (по Чукотскому муниципальному району), взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 05 мая 2009 года по день восстановления на работе, взыскании денежных средств, недоплаченных в связи с неверным расчетом заработной платы с момента достижения в сентябре 2008 года трудовой выслуги 15 календарных лет; взыскании денежных средств в виде компенсации за невыданное за время прохождения службы в Следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу форменное обмундирование; обязании направить на прохождение военно-врачебной комиссии для определения состояния здоровья с целью последующего увольнения по болезни, либо по ограниченному состоянию здоровья - отказать".

Заслушав доклад судьи Дерезюк Л.И., судебная коллегия

 

установила:

 

Г. обратился в Анадырский городской суд с иском к Следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Чукотскому автономному округу о восстановлении на работе в должности следователя Иультинского Межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу (по Чукотскому муниципальному району), взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 05 мая 2009 года по день восстановления на работе, взыскании денежных средств, недоплаченных в связи с неверным расчетом заработной платы с момента достижения в сентябре 2008 года трудовой выслуги 15 календарных лет; взыскании денежных средств в виде компенсации за невыданное за время прохождения службы в Следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу форменное обмундирование; обязании направить на прохождение военно-врачебной комиссии для определения состояния здоровья с целью последующего увольнения по болезни, либо по ограниченному состоянию здоровья.

В обоснование иска Г. указал, что 21 декабря 2007 года между ним и ответчиком был заключен срочный трудовой договор сроком на один год N 25 от 21.12.2007 г., дополнительным соглашением к срочному трудовому договору от 22.12.2008 года указанный трудовой договор был продлен на неопределенный срок. 05 мая 2009 года, он, почувствовав резкое ухудшение своего здоровья, написал рапорт на имя руководителя Следственного управления, в котором просил уволить его по выслуге лет, не указывая конкретной даты увольнения. 7 мая 2009 года, находясь на стационарном лечении (в период с 5 по 8 мая 2009 года) он заместителем руководителя Иультинского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по ЧАО (по Чукотскому М.Р.) К. был в устной форме ознакомлен с приказом об увольнении N 99-л/с от 05.05.2009 г. Не согласившись с увольнением, 15 мая 2009 года он обратился с исковым заявлением в Чукотский районный суд, определением которого 18 мая 2009 года его иск был возвращен в связи с неподсудностью данному суду.

По указанным исковым требованиям Анадырским городским судом было постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе истец Г. указывает на несоответствие выводов суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе в должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 05 мая 2009 года по день восстановления на работе, взыскании денежных средств в виде компенсации за невыданное за время прохождения службы в Следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре РФ по ЧАО форменное обмундирование, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, просит решение отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В возражениях на указанную кассационную жалобу прокурор г. Анадыря и руководитель Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу, соглашаясь с решением суда первой инстанции, просят жалобу Г. на решение Анадырского городского суда от 20 мая 2010 года оставить без удовлетворения, обжалуемое решение оставить без изменения. В обоснование необходимости отказа истцу в удовлетворении его жалобы они приводят доводы, аналогичные доводам, содержащимся в решении Анадырского городского суда.

Изучив материалы дела, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив решение суда первой инстанции в соответствии с частью 1 статьи 347 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе истца Г. и возражений на нее прокурора г. Анадыря и руководителя Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу, обсудив эти доводы, заслушав прокурора Перепелкину Ф.Г., полагавшую, что решение суда отмене не подлежит, судебная коллегия приходит к следующему.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований Г. о восстановлении его на работе в должности следователя, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 05 мая 2009 года по день восстановления на работе без исследования иных фактических обстоятельств по делу, суд первой инстанции указал, что истцом пропущен срок обращения в суд без уважительных причин.

Как следует из материалов дела, истец Г. на основании приказа Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому АО N 99-л/с от 05.05.2009 г. освобожден от занимаемой должности в связи с выходом на пенсию по выслуге лет с 5 мая 2009 года (т. 1 л.д. 6).

В соответствии с частями 1 и 8 ст. 20.1 Федерального закона N 2202-1 от 17.01.1992 г. "О прокуратуре" следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации является органом прокуратуры Российской Федерации, и его работники являются прокурорскими работниками.

Согласно ч. 2 ст. 40 Федерального закона N 2202-1 от 17.01.1992 г. "О прокуратуре" трудовые отношения работников органов и учреждений прокуратуры регулируются законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о государственной службе с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В связи с этим судом при разрешении спора по настоящему делу правильно применены нормы Трудового кодекса РФ.

Согласно части 1 статьи 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Как указал суд первой инстанции, 9 июня 2009 г. истцу была вручена копия приказа об увольнении N 99-л/с от 05.05.2009 года, трудовая книжка, что подтверждается его подписью на письме N 218/273-09 от 05.05.2009 г. старшего помощника руководителя следственного управления по кадрам Ш. заместителю руководителя Иультинского Межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу (по Чукотскому муниципальному району) и пояснениями представителя ответчика в ходе судебного заседания (т. 1, л.д. 87, 203).

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу о том, что срок обращения в суд, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, начинал течь 10 июня 2009 года и истекал 10 июля 2009 года.

Однако указанные выводы суда первой инстанции коллегия находит несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В кассационной жалобе истец утверждает, что копия приказа об увольнении, надлежащим образом заверенная специалистом Иультинского Межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу (по Чукотскому муниципальному району) Р. и скрепленная соответствующей печатью, была ему вручена 7 мая 2009 года заместителем руководителя Иультинского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по ЧАО (по Чукотскому М.Р.) К. (т. 2 л.д. 1).

Как следует из искового заявления Г., с приказом об увольнении он был ознакомлен заместителем руководителя Иультинского Межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу (по Чукотскому муниципальному району) К. 7 мая 2009 года, когда последний приходил к нему в больницу, где истец находился на стационарном лечении (т. 1, л.д. 1).

Также в исковом заявлении истец пояснил, что указанный приказ об увольнении поступил 6 мая 2009 года по факсу в Иультинский Межрайонный следственный отдел Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу (по Чукотскому муниципальному району), а 7 мая 2009 года был зарегистрирован.

Указанные обстоятельства подтверждаются факсимильными отметками и штампом входящей корреспонденции на копии приказа об увольнении N 99-л/с от 05.05.2009 года, приложенной Г. к своему исковому заявлению (т. 1, л.д. 6).

Кроме того, 15 мая 2009 года Г. обратился с иском о восстановлении на работе и другим требованиям в Чаунский районный суд, определением судьи Чаунского районного суда от 18 мая 2009 года исковое заявление Г. возвращено в связи с неподсудностью дела Чаунскому районному суду (т. 1, л.д. 10).

Согласно сопроводительному письму Чаунского районного суда N 06-20/632 от 18 мая 2009 года о направлении Г. копии определения судьи от 18 мая 2009 года о возвращении его искового заявления ему возвращена копия приказа N 99-л/с (т. 1 л.д. 9).

Данные обстоятельства также подтверждают утверждения Г. в кассационной жалобе о том, что копию приказа об увольнении N 99-л/с от 05.05.2009 года он получил 7 мая 2009 года.

При таких обстоятельствах коллегия находит, что месячный срок обращения Г. в суд по исковым требованиям о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, начал течь с 8 мая 2009 года и истекал 8 июня 2009 года.

Несмотря на неправильное определение судом первой инстанции времени начала и окончания месячного срока обращения в суд, предусмотренного ст. 392 ТК РФ, коллегия находит обоснованным последующий вывод суда первой инстанции о пропуске истцом указанного месячного срока обращения в Анадырский городской суд с указанными исковыми требованиями по настоящему делу.

Так повторно вышеуказанное исковое заявление Г. было направлено им в Анадырский городской суд лишь 4 августа 2009 года, что подтверждается датой его составления и почтовым штемпелем на конверте, то есть с пропуском срока, предусмотренного ст. 392 ТК РФ (т. 1, л.д. 4, 10).

В соответствии с абзацем 3 статьи 392 ТК РФ при пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Как разъяснил Верховный суд РФ в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Коллегия находит частично заслуживающим внимания довод кассационной жалобы о том, что Анадырским городским судом дана неверная оценка уважительности причин пропуска Г. срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Так, в заявлении о восстановлении срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора от 18.12.2009 года Г. в качестве уважительных причин пропуска данного срока указал следующее:

- в период с 5 по 8 мая 2009 года находился на стационарном лечении в хирургическом отделении ГУЗ ЧОБ филиал Чукотская районная больница;

- 15 мая 2009 года он обращался в Чукотский районный суд, но его исковое заявление было возвращено в связи с неподсудностью определением суда от 18 мая 2009 года;

- он не имел фактического места жительства;

- он не имел материальных средств для получения квалифицированной юридической помощи, оплаты услуг по пользованию оргтехникой для составления искового заявления, оплаты почтовых услуг;

- срок был им пропущен и по вине ответчика, так как трудовая книжка была выдана ответчиком лишь 9 июня 2009 года (т. 1, л.д. 131 - 134).

С оценкой суда первой инстанции в обжалуемом решении уважительности указанных причин коллегия в целом согласна. Выводы суда первой инстанции достаточно мотивированы, правильно применены нормы материального и процессуального права. Находя выводы суда в решении обоснованными, коллегия не усматривает необходимости повторно приводить их в настоящем определении.

Вместе с тем коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции об отсутствии необходимости оценивать уважительность причин пропуска срока, имевших место, как указал суд первой инстанции в решении, за пределами месячного срока (до 10 июня 2009 года).

Действительно, нахождение истца в период с 5 по 8 мая 2009 года на стационарном лечении в хирургическом отделении ГУЗ ЧОБ филиал Чукотская районная больница имело место за пределами срока, предусмотренного ст. 392 ТК РФ, в связи с чем данное обстоятельство не подлежало оценке судом при проверке уважительности причин пропуска срока обращения в суд с иском.

Однако, как было указано выше, месячный срок обращения в суд, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, по настоящему делу начал течь с 8 мая 2009 года и истекал 8 июня 2009 года, следовательно, обстоятельства, на которые ссылался Г., в частности его обращение 15 мая 2009 года в Чукотский районный суд с исковым заявлением о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, имело место в пределах месячного срока обращения в суд, предусмотренного ст. 392 ТК РФ, и поэтому эта причина подлежала оценке с точки зрения ее уважительности.

Между тем коллегия находит, что указанная истцом причина нарушения срока обращения в Анадырский городской суд (обращение 15 мая 2009 года с исковым заявлением в Чукотский районный суд) не может быть признана уважительной.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Поскольку местом нахождения ответчика Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Чукотскому автономному округу на момент предъявления иска в суд являлся г. Анадырь, ул. Отке, д. 24, иск Г. к Следственному управлению Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Чукотскому автономному округу о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и другим требованиям подлежал предъявлению по месту нахождения ответчика в Анадырский городской суд.

Учитывая закрепленное в ст. 47 Конституции РФ право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, за защитой нарушенного права в установленный законом срок гражданин должен обратиться не в любой суд Российской Федерации, а в суд, которому подсудно его исковое заявление. Таким судом для иска Г. являлся Анадырский городской суд.

Поскольку причины, препятствовавшие Г. в установленный законом месячный срок с момента получения копии приказа об увольнении N 99-л/с от 05.05.2009 года обратиться с иском в суд с соблюдением правил подсудности отсутствовали, коллегия не может признать уважительной причину нарушения срока обращения в суд, которую назвал истец, а именно своевременное обращение с иском в Чукотский районный суд.

При таких обстоятельствах коллегия находит, что, несмотря на неправильное определение судом первой инстанции времени течения месячного срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора по настоящему делу и частично неверную оценку уважительности причин пропуска Г. этого срока, суд первой инстанции пришел по существу к правильному выводу в решении об отсутствии уважительных причин, объективно препятствовавших Г. подать исковое заявление в срок, предусмотренный ст. 392 ТК РФ.

Довод кассационной жалобы о необоснованности вывода суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска о выплате денежной компенсации за не выданное за время службы форменное обмундирование, коллегия также находит несостоятельным.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 41.3 Федерального закона N 2202-1 от 17.01.1992 г. "О прокуратуре" прокурорские работники обеспечиваются форменным обмундированием в порядке и по нормам, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации. В случае участия прокурорского работника в рассмотрении уголовных, гражданских и арбитражных дел в суде, а также в других случаях официального представительства органов прокуратуры ношение форменного обмундирования обязательно.

В соответствии с пунктами 1.5 Инструкции о порядке поставки, учета и выдачи форменного обмундирования, утвержденной приказом Генерального прокурора РФ от 28.03.2005 года N 10 - 11, лицам, имеющим классные чины и принятым в органы прокуратуры по срочным трудовым договорам, форменное обмундирование не выдается, за исключением лиц, в служебные обязанности которых входит участие в рассмотрении уголовных, гражданских и арбитражных дел в суде, а также в других случаях официального представительства органов прокуратуры, когда ношение форменного обмундирования обязательно.

Согласно пункту 1.6 указанной Инструкции о порядке поставки, учета и выдачи форменного обмундирования денежная компенсация взамен положенного по норме форменного обмундирования выдается за последний календарный год службы при увольнении прокурорских работников по всем основаниям, предусмотренным ТК РФ.

Принимая во внимание указанные нормы, денежная компенсация взамен положенного по норме форменного обмундирования Г. не должна была выплачиваться.

Так, 21 декабря 2007 года между истцом и ответчиком был заключен срочный трудовой договор сроком на один год N 25 от 21.12.2007 г. (т. 1, л.д. 19 - 24).

Дополнительным соглашением к срочному трудовому договору от 22.12.2008 года трудовой договор N 25 от 21.12.2007 г. был продлен на неопределенный срок (т. 1, л.д. 25).

На основании приказа Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому АО N 99-л/с от 05.05.2009 г. истец освобожден от занимаемой должности в связи с выходом на пенсию за выслугу лет с 5 мая 2009 года.

Таким образом, за период работы с 21.12.2007 года по 21.12.2008 года истцу не подлежала выплата денежной компенсации взамен положенного по норме форменного обмундирования, так как ему, как работнику, заключившему срочный трудовой договор, форменное обмундирование не полагалось в соответствии с п. 1.5 Инструкции о порядке поставки, учета и выдачи форменного обмундирования.

В отношении же периода работы с 22.12.2008 года по 05.05.2009 года коллегия приходит к выводу, что истцу не подлежала выплата денежной компенсации взамен положенного по норме форменного обмундирования за этот период, поскольку такая денежная компенсация выдается за последний календарный год службы, а истец проработал лишь 4 месяца и 15 дней, что не составляет календарного года, выплата же денежной компенсации взамен положенного по норме форменного обмундирования в размере пропорционально фактически отработанному времени законодательством не предусмотрена.

Принимая во внимание аналогичность доводов возражений прокурора г. Анадыря и руководителя Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чукотскому автономному округу на кассационную жалобу Г. доводам, изложенным в решении Анадырского городского суда от 20 мая 2010 года, и тот факт, что указанным доводам коллегией дана оценка выше в настоящем определении, коллегия не усматривает необходимости повторно приводить их оценку.

Обобщая вышеизложенное, коллегия оснований для отмены решения суда и удовлетворения кассационной жалобы истца не усматривает.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Анадырского городского суда от 20 мая 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу истца Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ДЕРЕЗЮК Л.И.

 

Судьи

ТРУШКОВ А.И.

ШЕПУЛЕНКО В.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь