Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. по делу N 33-28755

 

Судья: Уткина О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда,

в составе председательствующего Строгонова М.В.,

судей Дубинской В.К., Суминой Л.Н., при секретаре Ч., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационной жалобе ответчика Г. на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 07 июня 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования Г.А. к Г., действующего за себя и за несовершеннолетнего Г.Д., УФМС России по г. Москве о прекращении права пользовании жилым помещением и снятии с регистрационного учета и самостоятельный иск Г.А. к Г., действующего за себя и за несовершеннолетнего Г.Д., УФМС России по г. Москве о прекращении права пользовании жилым помещением и снятии с регистрационного учета, удовлетворить.

Признать Г. и несовершеннолетнего Г.Д. прекратившими право пользования жилым помещением квартиры <...> дома <...> корпуса <...> по улице <...> в городе Москве.

Обязать УФМС России по городу Москве по району Северное Тушино в СЗАО снять Г. и несовершеннолетнего Г.Д. с регистрационного учета с квартиры <...> дома <...> корпуса <...> по улице <...> в городе Москве.

В удовлетворении встречного иска Г. к Г.А. и Г.А.А., ДЖП и ЖФ г. Москвы о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки, вселении и обязании заключить договор социального найма, отказать.

 

установила:

 

Г.А., 1955 г.р. и Г.А.А., 1985 г.р. принадлежит на праве совместной собственности, каждому по 1/2 доли, квартира <...> дома <...> корпуса <...> по улице Героев Панфиловцев в г. Москве, где по месту жительства зарегистрированы: Г.А., Г.А.А., Г. и несовершеннолетний сын последнего Г.Д., 1998 г.р.

Г.А. обратился в суд с иском к Г., действующему в своих интересах и интересах несовершеннолетнего сына Г.Д., 1998 г.р. о признании последних прекратившими права пользования вышеуказанным жилым помещением и снятии с регистрационного учета, ссылаясь на то, что на спорной площади изначально были зарегистрированы по месту жительства он, его брат Г. и их мать Г.В., в 1982 году Г. был осужден и выписан со спорной площади. В 1985 году у истца родился сын Г.А.А., который был вселен и также зарегистрирован по месту жительства на спорной площади. Летом 1992 года ответчик Г. был освобожден из мест лишения свободы, но на спорную площадь не прибыл и не восстанавливал регистрацию по месту жительства. В декабре 1992 году он и его мать Г.В. приватизировали спорную квартиру в общую совместную собственность без определения долей, его сын Г.А.А. на тот момент был несовершеннолетним и в приватизации не участвовал, а после смерти матери его сын Г.А.А. как наследник по завещанию вступил в наследство на 1/2 долю спорной квартиры. В апреле 1997 г. ответчик Г. зарегистрировался постоянно в спорной квартире, а в 2005 г. зарегистрировал по месту жительства своего сына Г.Д., 1998 г. Поскольку ни ответчик, ни его несовершеннолетний сын в спорную квартиру не вселялись и в ней не проживали, они не являются членами семьи собственника, просит признать их прекратившими права пользования жилым помещением и снять с регистрационного учета.

Третье лицо Г.А.А., 1985 г.р., предъявил самостоятельный иск к Г., действующему также в интересах Г.Д., о признании последних прекратившими права пользования и снятии с регистрационного учета по тем же вышеуказанным доводам (л.д. 28).

Ответчик Г., действующий за себя и своего несовершеннолетнего сына Г.Д., предъявил встречное исковое заявление к Г.А. и Г.А.А. о признании приватизации, свидетельства о государственной регистрации права и свидетельства о праве на наследство недействительными, вселении его и несовершеннолетнего сына в спорную квартиру и обязании ДЖП и ЖФ г. Москвы заключить договор социального найма, указывая на то, что его брат Г.А. и мать Г.В., воспользовавшись его временным отсутствием в связи с осуждением и тем, что он не сразу после освобождения встал на регистрационный учет, приватизировали спорную площадь на свое имя. Поскольку он ранее был вселен в спорную квартиру как член семьи нанимателя, его временное отсутствие в связи с осуждением не влечет изменение его прав и обязанностей по договору социального найма, приватизация без его согласия является ничтожной сделкой и должна быть признана недействительной, а также должны быть применены последствия недействительности ничтожной сделки и признаны все последующие действия с квартирой недействительными. Кроме того, учитывая, что на регистрацию несовершеннолетних детей не требуется согласия остальных членов семьи, регистрация его сына в спорной квартире является законной, а так как ответчики чинят препятствия в пользовании жилой площадью, то он также просит вселить его и несовершеннолетнего ребенка в спорную квартиру и обязать ДЖП и ЖФ заключить договор социального найма.

Истцы Г.А. и Г.А.А. в судебном заседании свои исковые требования поддержали в полном объеме, в удовлетворении встречных исковых требований просили отказать, ссылались на то, что летом 1992 года ответчик Г. был освобожден из мест лишения свободы, но на спорную площадь не прибыл и не восстанавливал регистрацию по месту жительства, так как проживал со своей супругой до 1997 г. в <...> и только в апреле 1997 г. он зарегистрировался в спорной квартире, с согласия матери Г.В., а в 2005 г. зарегистрировал по месту жительства своего сына Г.Д., 1998 г.р. Однако ни ответчик, ни его несовершеннолетний сын в спорную квартиру не вселялись и в ней не проживали. При этом просят применить срок исковой давности к его требованиям, так как срок им пропущен и уважительных причин для его восстановления не имеется.

Ответчик Г. и его представитель, по доверенности Ш., в судебном заседании встречные исковые требования поддержали в полном объеме, срок исковой давности считают не пропущенным, в удовлетворении исковых требований Г.А. и Г.А.А. просили отказать.

Ответчики УФМС России по г. Москве, ДЖП и ЖФ г. Москвы, будучи надлежащим образом извещенными о месте и времени слушания дела, в суд не явились, просили рассмотреть дело в их отсутствие, ранее представили письменный отзыв.

Третье лицо без самостоятельных требований на стороне ответчика Г.С. о дате судебного заседания извещена по известному месту жительства, однако повестки возвращены за истечением срока хранения.

Третьи лица без самостоятельных требований на стороне ответчика Управление Росреестра по Москве и нотариус С. о дате судебного заседания извещены, в суд не явились.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит Г. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие не явившихся участников процесса, в порядке ст. 354 ГПК РФ, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства, не имеется в виду следующего.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка, несоответствующая требованиям закона или иных правовых актов ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу ст. ст. 1, 2 Закона РСФСР "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилого фонда по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести жилые помещения в собственность в порядке бесплатной приватизации, в том числе в совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РСФСР и республик в составе РСФСР.

Статьей 54.1 ЖК РСФСР, действующей на указанный период времени, определено, что граждане, занимающие жилые помещения в домах муниципального фонда на условиях договора найма вправе с согласия всех совместно проживающих членов семьи приобрести эти помещения в собственность.

Судом первой инстанции правильно установлено, что Г.В., Г.А., 1955 г.р., на основании договора передачи от 10.12.1992 г., зарегистрированного в Департаменте муниципального жилья г. Москвы 08.02.1993 г. за N <...>, и свидетельства о собственности на жилище, принадлежит на праве совместной собственности без определения долей квартира N <...>, расположенная по адресу: <...> (л.д. 6, 7, 10). На момент приватизации данной квартиры в ней проживали и были зарегистрированы по месту жительства Г.В., Г.А., 1955 г.р. и несовершеннолетний Г.А.А. 1985 г.р., что удостоверяется заявлением о передаче в собственность спорной квартиры.

После смерти <...> г. Г.В. нотариусом города Москвы С. 27.02.2009 г. Г.А.А., 1985 г.р., на 1/2 долю спорной квартиры было выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию от 26.08.2008 г. (л.д. 8, 9).

Из приобщенной к материалам дела выписки из домовой книги (л.д. 51), а также объяснений самого ответчика Г. в судебном заседании, судом установлено, что последний из мест лишения свободы был освобожден летом 1992 г., и до 1997 г. проживал со своей супругой по месту ее жительства в г. <...> откуда прибыл на спорную площадь (л.д. 69 - 70), в связи с чем судом обоснованно сделан вывод о том, что ответчик Г. летом 1992 г. после освобождения из мест лишения свободы, добровольно на спорную площадь не прибыл и не регистрировался по месту жительства на спорной площади, тогда как приватизация спорной квартиры была произведена матерью Г.В. и братом Г.А. только в декабре 1992 г., поэтому в 1997 г. он вновь был зарегистрирован на спорной площади не как лицо, прибывшее из мест лишения свободы, а как сын к матери Г.В.

Поскольку на момент приватизации спорного жилого помещения, Г. утратил право пользования спорной квартирой, то его согласия на заключение договора приватизации не требовалось.

Отказывая в удовлетворении встречного иска Г. о признании всей приватизации недействительной, суд обращает внимание на то, что стороной ответчика не представлено доказательств того, какие права Г. всей приватизацией нарушены и какие для него имеются последствия.

В соответствии со ст. 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом.

Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

Согласно ст. 1130 ГК РФ, завещатель вправе посредством нового завещания отменить прежнее завещание в целом либо изменить его посредством отмены или изменения отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений. Последующее завещание, не содержащее прямых указаний об отмене прежнего завещания или отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений, отменяет это прежнее завещание полностью или в части, в которой оно противоречит последующему завещанию.

В связи с тем, что мать ответчика Г.В. 26 августа 2008 года свою 1\2 долю в спорной квартире завещала своему внуку Г.А.А., 1985 года рождения, о чем последнему выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию, суд правомерно отклонил доводы ответчика о том, что его скончавшаяся мать первоначально, в 2004 году, составляла завещание на спорную квартиру на его имя, поскольку данное завещание правового значения для разрешения настоящего спора не имеет.

Статьей 196 ГК РФ общий срок исковой давности установлен в три года.

Вместе с тем, положения ст. 197 ГК РФ указывают на то, что для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

Так, ч. 1 ст. 181 ГК РФ определяет, что иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение. Федеральный закон от 21.07.2005 г. N 109-ФЗ, которым внесено изменение в п. 1 ст. 181 ГК РФ об установлении трехгодичного срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, вступил в силу с момента его опубликования 26 июля 2005 г. в Российской газете.

При этом, исходя из ст. 199 ГК РФ, истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

С учетом того, что исполнение сделки началось со следующего дня после заключения договора передачи квартиры в собственность - с 11.12.1992 года, договор зарегистрирован в Управлении приватизации жилищного фонда Мосжилкомитета 08.02.1993 г., который исполнен, на встречный иск Г. распространяется действие ст. 181 ГК РФ в новой редакции.

Исходя из того, что ответчиком Г. встречный иск о признании сделки приватизации недействительной подан 23 ноября 2009 г., по истечении 17 лет с момента приватизации и по истечении установленного на момент подачи иска в суд трехлетнего срока исковой давности, суд первой инстанции надлежаще установил, что и 10-летний и 3-х летний срок исковой давности по заявленным встречным требованиям Г. истек.

В соответствии со ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Однако судом оснований для применения указанных положений закона с учетом фактических обстоятельства дела, а также того факта, что о приватизации спорной квартиры сам Г. знал с 1997 года, что подтвердил в судебном заседании, судом не установлено, в связи с чем обоснованно в удовлетворении требований последнего о признании договора приватизации и свидетельства недействительными, применении последствий недействительности ничтожной сделки и признании недействительным свидетельства о праве на наследство на имя Г.А.А., 1985 г.р. отказано.

Удовлетворяя требования истцов Г.А., 1955 г.р. и Г.А.А., 1985 г.р., о прекращении права пользовании жилым помещением и снятии с регистрационного учета, суд первой инстанции надлежаще руководствовался требованиями ч. 1 ст. 209 ГК РФ, ч. 2 ст. 292 ГК РФ, ч. 1 ст. 30 Жилищного Кодекса РФ, ч. 4 ст. 31 Жилищного Кодекса РФ, и пришел к правильному выводу о том, что в связи с тем, что ответчик Г. семейных отношений с истцами не поддерживает, на спорной площади не проживает, членом их семьи не является, что объективно подтверждается материалами дела и показаниями сторон, то за ним в силу вышеуказанных норм закона, право пользования спорным жилым помещением подлежит прекращению, а он должен быть снят с регистрационного учета.

При вынесении данного решения судом учтена также ч. 2 ст. 20 ГК РФ, согласно которой местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или граждан, находящихся под опекой признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Суд надлежаще установив, что законных оснований для сохранения за ответчиком Г. права пользования спорным жилым помещением не имеется, несовершеннолетний Г.Д. в спорной квартире никогда не проживал, с момента рождения был зарегистрирован по месту жительства своей матери в г. <...>, сам факт регистрации по месту жительства, являющейся уведомительной процедурой, несовершеннолетнего в спорной квартире не порождает права на спорную жилую площадь, пришел к правильному выводу об удовлетворении требований о признании несовершеннолетнего сына Г.Д., 1998 г.р. прекратившим права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Таким образом, решение суда первой инстанции основано на установленных по делу обстоятельствах, подтвержденных указанными в решении суда доказательствами, получивших надлежащую оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ, соответствует нормам процессуального и материального права, в связи с чем является законным и не подлежит отмене.

Другие доводы кассационной жалобы заявителя не влияют на существо принятого решения, направлены на иную оценку собранных по делу доказательств и, в силу положений ст. 362 ГПК РФ, не являются основаниями для отмены решения суда.

При этом, нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 07 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь