Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. по делу N 33-30460

 

Судья Антонова Н.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего Строгонова М.В.,

судей Дубинской В.К., Суминой Л.Н., при секретаре Ч.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационной жалобе ответчика Ф.Б. на решение Таганского районного суда г. Москвы от 01 июня 2010 года, которым постановлено:

признать недействительным договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>, заключенный 26.02.2009 г. между А.В., от имени которой по доверенности действовала Ф.Е., и Ф.Б., зарегистрированный в Управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве 03.04.2009 г. за N <...>.

Прекратить право собственности Ф.Б. на квартиру, расположенную по адресу <...>.

Признать за Ф.Е. право собственности на 1/2 долю квартиры, расположенной по адресу: <...>, в порядке наследования по завещанию после смерти А.В., умершей <...> г.

Признать за А.А., 19.04.1996 г.р., право собственности на 1/2 долю квартиры, расположенной по адресу: <...>, в порядке наследования по завещанию после смерти А.В., умершей <...> г.

В удовлетворении исковых требований Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о признании права собственности города Москвы на квартиру, расположенную по адресу: <...>, отказать.

В удовлетворении исковых требований З.Т. о признании права собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, в порядке наследования по закону после смерти А.В., умершей <...> г. отказать.

Решение подлежит регистрации в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москве.

 

установила:

 

ДЖП и ЖФ г. Москвы обратился в суд с иском к Ф.Б., Ф.Е. о прекращении права собственности на квартиру N <...>, расположенную по адресу: <...>, аннулировании записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, признании права собственности города Москвы на указанную квартиру, ссылаясь на то, что данная квартира принадлежала умершей <...> г. А.В. 26.02.2009 г. между А.В., от имени которой по доверенности действовала Ф.Е., и Ф.Б. заключен договор купли-продажи квартиры по вышеуказанному адресу, зарегистрированный в УФРС по г. Москвы 03.04.2009 г., то есть, после смерти А.В., в связи с чем договор купли-продажи квартиры от 26.02.2009 г. является недействительным, как сделка, не соответствующая требованиям закона. Исходя из изложенного, данная квартира является выморочным имуществом, на основании чего просит суд прекратить право собственности Ф.Б. на квартиру, расположенную по вышеуказанному адресу, признав право собственности на нее за г. Москвой.

Судом к участию в деле в качестве третьих лиц привлечены дочери умершей А.В., являющиеся наследниками по закону первой очереди: З.Т. и А.Н., а также несовершеннолетняя А.А., 19.04.1996 г.р., - наследник по завещанию, законным представителем которой является ее мать Ф.Е.

Ответчик Ф.Е., возражая против исковых требований ДЖП и ЖФ г. Москвы, предъявила встречные исковые требования о признании действительным договора купли-продажи квартиры по адресу <...>, заключенного 26.02.2009 г. между А.В., от имени которой по доверенности действовала Ф.Е., и Ф.Б. (л.д. 72 - 74).

Уточнив встречные исковые требования в окончательной редакции, Ф.Е., действуя также в интересах несовершеннолетней дочери А.А., просила признать за ней и ее несовершеннолетней дочерью А.А., 19.04.1996 г.р., право собственности за каждой на 1/2 долю квартиры по адресу <...>, в порядке наследования по завещанию после смерти умершей 11.03.2009 г. А.В., указывая на то, что при жизни 17.11.1997 г. последняя составила завещание, согласно которого завещала ей и ее дочери А.А. в равных долях квартиру по вышеуказанному адресу. В течение установленного законом срока она не обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, однако совершила действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства: оплачивала коммунальные платежи, производила за свой счет содержание наследственного имущества.

Третье лицо З.Т. заявила самостоятельные требования относительно предмета спора, полагая необходимым признать за ней, как за наследником по закону первой очереди умершей А.В., право собственности на спорную квартиру мотивируя тем, что будучи дочерью наследодателя, в установленный законом срок она не обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, вместе с тем совершила действия, свидетельствующие о принятии наследства: неоднократно приезжала в квартиру по вышеуказанному адресу и вступила во владение наследственным имуществом в виде книг и чайного сервиза, перевезла данные вещи к себе в квартиру и пользуется ими как своими.

Представитель истца ДЖП и ЖФ г. Москвы по первоначальному иску в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен надлежащим образом, ранее в ходе судебного разбирательства поддержал исковые требования ДЖП и ЖФ г. Москвы, возражал против удовлетворения встречных исковых требований Ф.Е. и З.Т.

Ответчик по первоначальному иску Ф.Е., действующая также в интересах несовершеннолетней дочери А.А., 19.04.1996 г.р., и ее представитель адвокат Гуров А.А. исковые требования ДЖП и ЖФ г. Москвы не признали, просили удовлетворить исковые требования Ф.Е., также возражали против удовлетворения исковых требований З.Т.

Ответчик Ф.Б. в суд не явился, о дне слушания дела извещен надлежащим образом, письменно просил рассмотреть дело в его отсутствие, ранее представил письменный отзыв на иск, в котором просил в удовлетворении исковых требований ДЖП и ЖФ отказать, указав, что договор купли-продажи квартиры, заключенный между ним и А.В., от имени которой действовала Ф.Е., соответствует требованиям закона и является действительным, поскольку при жизни А.В. выразила свою волю на передачу квартиры в собственность ему, регистрация права собственности имела место после смерти А.В., однако это не влияет на действительность договора купли-продажи.

Третье лицо с самостоятельными требованиями на стороне ответчика З.Т. в судебном заседании поддержала свои исковые требования, требований ДЖП и ЖФ г. Москвы не признала, не возражала против признания права собственности на спорную квартиру по завещанию за Ф.Е. и ее несовершеннолетней дочерью А.А.

Третье лицо без самостоятельных требований на стороне ответчика А.Н. также иск ДЖП и ЖФ г. Москвы не признала, полагала возможным признать право собственности на спорную квартиру за Ф.Е. и ее несовершеннолетней дочерью А.А.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит ответчик Ф.Б. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, полагая возможным рассмотреть дело по кассационной жалобе в отсутствие неявившихся участников процесса, в порядке ст. 354 ГПК РФ, выслушав ответчика Ф.Е., представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы по доверенности В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства, не имеется ввиду следующего.

Судом первой инстанции верно установлено и подтверждено материалами дела, что спорное жилое помещение представляет собой отдельную <...>-комнатную квартиру общей площадью <...> кв. м, жилой площадью <...> кв. м, расположенную по адресу: <...> (л.д. 10, 11), которая принадлежала А.В. на основании договора купли-продажи квартиры от 25.09.1997 г., удостоверенного нотариусом г. Москвы Б. за реестровым N <...>, зарегистрированного в Комитете муниципального жилья г. Москвы за N <...> (л.д. 97 - 98).

17.11.1997 г. А.В. составила завещание, согласно которого принадлежащую ей по праву собственности указанную квартиру завещала в равных долях каждому: Ф.Е., 1967 года рождения, А.А., 1996 года рождения. Завещание удостоверено нотариусом 12 Московской государственной нотариальной конторы Г. и зарегистрировано в реестре за N <...> которое, согласно сообщению и.о. нотариуса г. Москвы З.И., не отменялось и не изменялось (л.д. 58, 68).

В соответствии с ч. 2 ст. 218 ГК РФ, право собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Вместе с тем, 26.02.2009 г. между А.В., от имени которой по доверенности от 10.07.2009 г., удостоверенной нотариусом г. Москвы Б. за реестровым N <...>, действовала Ф.Е., и Ф.Б., заключен договор купли-продажи спорной квартиры, согласно которого А.В. (продавец) продала, а Ф.Б. (покупатель) купил квартиру по вышеуказанному адресу за <...> руб., договор зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы в г. Москве 03.04.2009 г. за N <...> (л.д. 8, 15), в связи с чем 03.04.2009 г. Ф.Б. выдано свидетельство серия <...> о государственной регистрации права собственности на данную квартиру (л.д. 9).

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции бесспорно установил, что после смерти 11.03.2009 г. А.В., о чем Замоскворецким отделом ЗАГС Управления ЗАГС г. Москвы составлена актовая запись за N <...> (л.д. 12, 31), наследниками по закону первой очереди являются ее дочери: З.Т. (свидетельство о рождении <...>, справка о заключении брака, свидетельство о расторжении брака, свидетельство о заключении брака <...> /л.д. 35, 36, 37, 38) и А.Н. (свидетельство о рождении <...> /л.д. 45/).

При этом, суд достоверно проверил, что по состоянию на 13.04.2010 г. информации об открытии наследственного дела к имуществу А.В. в системе централизованного учета наследственных дел в городе Москве не имеется, что объективно подтверждено сообщением Московской городской нотариальной палаты N <...> от 19.04.2010 г. (л.д. 63).

Рассматривая требование Ф.Е. о признании действительным договора купли-продажи спорной квартиры, заключенного с Ф.Б., суд верно руководствовался ч. 2 ст. 8 ГК РФ, указывающей на то, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом и ч. 1 ст. 131 ГК РФ, в силу которой, право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

При этом, ч. 2 ст. 223 ГК РФ определяет, что в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом, ч. 2 ст. 558 ГК РФ также указывает на то, что договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

С учетом названных норм закона, фактических обстоятельств дела, того факта, что договор купли-продажи спорной квартиры в УФРС по г. Москве был зарегистрирован 03.04.2009 г., то есть после смерти А.В., последовавшей <...> г., вследствие чего переход права собственности на спорную квартиру после заключения договора купли-продажи к Ф.Б. был также зарегистрирован после смерти А.В., суд правильно пришел к выводу о том, что данный договор купли-продажи квартиры, в порядке положений ст. 168 ГК РФ, является ничтожной сделкой как не соответствующий требованиям закона, в связи с чем не порождает никаких правовых последствий и подлежит признанию его недействительным, что судом и было сделано.

Доводы представителя ответчика Ф.Е. о том, что необходимый пакет документов на регистрацию договора купли-продажи квартиры был сдан в УФРС по г. Москве еще при жизни А.В. 03.03.2009 г., вследствие чего договор купли-продажи является действительным, судом первой инстанции обоснованно отклонены как несостоятельные, поскольку в силу закона договор купли-продажи недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, и право собственности на недвижимое имущество возникает не с момента принятия документов на государственную регистрацию, а с момента такой регистрации, которая в данном случае имела место быть после смерти продавца. Принятие регистрирующим органом необходимых документов для регистрации договора отчуждения недвижимого имущества само по себе не порождает права собственности на данное недвижимое имущество.

Ссылки кассатора на то, что истцовой стороной не заявлялось требование о признании договора купли-продажи спорной квартиры недействительным, тогда как судом оно разрешено, опровергаются положениями ст. 166 ГК РФ, определяющей, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Кроме того, Ф.Е. заявлялось требование о признании договора купли-продажи спорной квартиры действительной, что судом первой инстанции и разрешено по существу.

При этом, несостоятельными являются и доводы кассационной жалобы о неправомерном применении судом первой инстанции требований пп. 6 п. 1 ст. 188 ГК РФ в связи с тем, что суд первой инстанции, признавая договор купли-продажи недействительным, в том числе указал и на то, что действие доверенности, выданной А.В. 10.07.2007 г. на имя Ф.Е., которой та уполномочила последнюю продать за цену и на условиях по своему усмотрению принадлежащую ей по праву собственности квартиру по адресу: <...>, с правом быть представителем во всех учреждениях и организациях г. Москвы, в том числе, в РЭУ, ЖЭК, ДЕЗ, ЕИРЦ, БТИ, паспортном столе, нотариальной конторе, Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве и других компетентных органах, подавать от ее имени заявления, получать и представлять необходимые справки и документы, подписать от ее имени договор купли-продажи квартиры, зарегистрировать договор и переход права собственности в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве, получить зарегистрированный договор, оплачивать необходимые платежи, сборы и пошлины, расписываться за нее, на момент подачи документов в регистрирующий орган прекратила свое действие в связи со смертью выдавшей ее А.В. и не могла подтверждать волеизъявление последней на регистрацию перехода права собственности на квартиру.

При данных обстоятельствах, суд надлежаще пришел к убеждению о том, что спорная квартира на день открытия наследства к имуществу умершей А.В. принадлежала ей на праве собственности, и в силу требований ст. 1112 ГК РФ, входит в состав наследства, оставшегося после ее смерти, а, следовательно, подлежит наследованию на общих основаниях.

Согласно с ч. 2 ст. 218 ГК РФ, в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Статьей 1111 ГПК РФ предусмотрено, что наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных ГК РФ.

На основании ст. 1151 ГК РФ в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (статья 1158), имущество умершего считается выморочным.

Исходя из положений ст. ст. 1152, 1153 ГК РФ, для принятия наследства наследник должен его принять. Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство. Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

В порядке ст. 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Имея долю в спорной квартире на основании завещания А.В. от 17.11.1997 г., Ф.Е., являющаяся также законным представителем своей несовершеннолетней дочери А.А., 19.04.1996 г., в течение установленного законом срока для принятия наследства, совершила действия, свидетельствующие о фактическом принятии ею наследства после смерти А.В., а именно: произвела расходы по содержанию наследственного имущества, приняла меры к сохранению наследственного имущества, оплачивала коммунальные услуги, что удостоверено представленными ею квитанциями об оплате жилищно-коммунальных услуг (л.д. 84 - 92), приняв тем самым наследство в установленный законом срок по основанию и способом, предусмотренным законом.

Оценивая в совокупности представленные доказательства, принимая во внимание тот факт, что у умершей А.В. имеются наследники по закону и по завещанию, принявшие в установленный законом срок наследство после ее смерти установленным законом способом, суд первой инстанции обоснованно не нашел оснований для признания квартиры N <...>, находящейся по <...>, выморочным имуществом, правомерно признав за Ф.Е. и несовершеннолетней А.А., 19.04.1996 г.р., в равных долях право собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, в порядке наследования по завещанию после смерти А.В. и отказав в удовлетворении исковых требований З.Т. о признании за ней права собственности на спорную квартиру в порядке наследования по закону.

Доводы кассатора о том, что стороны по настоящему спору фактически являются членами его семьи и не возражали против признания права собственности на спорную квартиру за ним, не могут являться основанием к отмене решения суда, выводы которого основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Данное решение суда не является препятствием к дальнейшему отчуждению квартиры на имя Ф.Б. по усмотрению ее собственников, которыми являются его внучка А.А. и дочь Ф.Е.

В кассационной жалобе не содержится обстоятельств, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке. При этом, каких-либо нарушений норм материального или процессуального права, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Таганского районного суда г. Москвы от 01 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь