Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. по делу N 33-30607

 

1 инстанция: Судья Пильгун А.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Фроловой Л.А.,

и судей Сорокиной Л.Н., Лукашенко Н.И.,

при секретаре Ш.М.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Сорокиной Л.Н.

дело по кассационной жалобе ДЖП и ЖФ г. Москвы и представителя Б.О. по доверенности - Л. на решение Кунцевского районного суда города Москвы от 10 июня 2010 года по иску Ш.З. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, Префектуре ЗАО г. Москвы, Управлению Росреестра по Москве, Б.О., Б.Е., Б.А. о признании недействительным распоряжения Префекта ЗАО г. Москвы, признании недействительным договора передачи квартиры в собственность, признании недействительным записи в едином государственном реестре признании прав на недвижимое имущество и сделок с ним, признании права собственности на квартиру, которым постановлено:

Иск Ш.З. удовлетворить частично.

Признать недействительным распоряжение Префекта ЗАО г. Москвы N <...> от <...> года "Об утверждении решения администрации и жилищно-бытовой комиссии управы района Очаково-Матвеевское ЗАО г. Москвы о предоставлении жилой площади государственному служащему Б.О. по договору социального найма" в части предоставления государственному служащему Б.О. на семью из трех человек отдельной двухкомнатной квартиры <...>, общей площадью <...> кв. м, жилой - <...> кв. м, дом <...>, ул. <...>, по договору социального найма.

Признать недействительным договор передачи N <...> от <...> г. в собственность квартиры N <...> по адресу: <...>, заключенный между Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы и Б.О., Б.Е., Б.А.

Признать за Ш.З. в порядке наследования по закону после смерти двоюродного брата О.Г., умершего 25.12.2008 г., право собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>.

Решение является основанием для погашения записи о праве собственности Б.О., Б.Е., Б.А. на квартиру, расположенную по адресу: <...>, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и записи регистрации о праве собственности Ш.З. на указанный объект недвижимого имущества.

В удовлетворении остальной части иска отказать,

 

установила:

 

Изначально Ш.З. обратилась в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, Префектуре ЗАО г. Москвы о признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону в виде жилого помещения - квартиры по адресу: <...>, оставшейся после смерти О.Г.

Дело по иску Ш.З. ранее уже являлось предметом судебного рассмотрения и решением Кунцевского районного суда г. Москвы от 06.11.2009 г. требования Ш.З. были удовлетворены.

В соответствии с определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.02.2010 г. решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 06.11.2009 г. отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела Ш.З. в порядке ст. 39 ГПК РФ уточняла свои требования, предъявив их к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, Префектуре ЗАО г. Москвы, Управлению Росреестра по Москве, Б.О., Б.Е., Б.А., и окончательно просила суд: признать Распоряжение префекта ЗАО N <...> от <...> о предоставлении квартиры, находящейся по адресу: <...>, недействительным; признать недействительным договор передачи N <...> от <...> г. в собственность квартиры N <...> по адресу: <...>, заключенный между ДЖП и ЖФ г. Москвы и Б-выми; признать недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество от <...> N <...>; признать за Ш.З. право собственности в порядке наследования по закону на двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: <...>.

В обоснование иска Ш.З. указала на то, что ее двоюродный брат О.Г. проживал в двухкомнатной квартире N <...> по адресу <...> года он решил приватизировать вышеуказанную квартиру, обратился в службу "одного окна" Управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы в ЗАО с письменным заявлением о подготовке документов для приватизации жилого помещения, предоставив оригинал и ксерокопию паспорта, поэтажный план и экспликацию. Приватизация жилого помещения не была проведена, в связи с тем, что О.Г. тяжело заболел, был помещен на стационарное лечение в больницу, а <...> года умер. По мнению истицы, ее брат выразил свою волю на приватизацию квартиры путем подачи необходимых документов, но по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов по приватизации. Полагает, что договор передачи квартиры в собственность Б-вым является недействительным, как и Распоряжение Префекта ЗАО о выделении данной квартиры Б.О. Она, Ш.З., является наследницей О.Г. по закону, квартира должна быть включена в наследственную массу, а за ней, Ш.З. признано право собственности. Также, по мнению истицы, должна быть признана недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество от <...> N <...>.

Ш.З. и ее представитель в судебном заседании исковые требования поддержали.

Представитель ДЖП и ЖФ г. Москвы в судебном заседании иск не признал, пояснив, что подача О.Г. заявления на приватизацию не может говорить о волеизъявлении, поскольку при его подаче не было оплачена госпошлина и не была выдана доверенность на представителя Департамента, при издании распоряжения Префекта никаких нарушений допущено не было, а так как квартира была свободна, то ее предоставили очереднику.

Представитель Префектуры ЗАО г. Москвы полностью поддержал представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы.

Представитель Управления Росреестра по г. Москве в судебное заседание не явился, направив в адрес суда отзыв, в котором просил отказать в требованиях истицы о признании недействительной записи в ЕГРП, остальные требования оставил на усмотрение суда, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Б.О., Б.Е., Б.А. и их представитель в судебном заседании против удовлетворения иска возражали.

Суд постановил по делу вышеуказанное решение.

Не согласившись с решением суда, ДЖП и ЖФ г. Москвы, а также представитель Б.О. по доверенности Л. обжалуют его в кассационном порядке.

Судебная коллегия на основании ч. 2 ст. 354 ГПК РФ полагает возможным рассмотреть дело при данной явке.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы по доверенности - Т., Б.О., Б.Е., Б.А. и представителя Б.О. по доверенности и по ордеру - Л., Ш.З. и ее представителя по доверенности О.А., обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда как принятого в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и действующими нормами материального и процессуального права.

Проверив и установив по делу фактические обстоятельства, на которых основаны исковые требования и которые явились предметом тщательной судебной проверки, что нашло отражение в мотивировочной части решения, суд пришел к выводу об обоснованности иска.

При разрешении данного спора судом установлено, что в квартире по адресу: <...> был постоянно зарегистрирован О.Г., который умер <...> г.

Согласно справке нотариуса г. Москвы С. наследником по закону после смерти О.Г. является его двоюродная сестра Ш.З., по заявлению которой открыто наследственное дело о принятии наследства по закону после смерти О.Г., других наследников нет.

29 января 2008 года О.Г. обратился в службу "одного окна" УДЖП и ЖФ г. Москвы в ЗАО с заявлением о подготовке документов для приватизации жилого помещения, предоставив следующие документы: оригинал и ксерокопию своего паспорта, поэтажный план и экспликацию. Работа по заявлению была прекращена в связи с неявкой заявителя, которому предлагалось предоставить недостающие документы, а именно доверенность на сотрудника Департамента и квитанцию на оплату государственной пошлины за регистрацию договора.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации N 1541-1 от 4 июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных Законом Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", и иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В соответствии со ст. 8 указанного Закона решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов.

В соответствии с п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями), гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим Законом условиях, если они обратились с таким требованием. При этом, необходимо учитывать, что соблюдение установленного статьями 7, 8 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном фонде в собственность граждан. Однако, если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Разрешая данный спор, суд исходил из фактических обстоятельств по делу и правовой оценки представленных в их подтверждение доказательств.

Так, в материалах дела нашли свое подтверждение обстоятельства личного обращения О.Г. с целью приватизации занимаемого им жилого помещения. Представленными по делу доказательствами, в том числе выпиской из электронного журнала регистрации и контроля за обращениями граждан в службу "одно окно", подтверждается, что лично им было подписано заявление о подготовке документов для приватизации жилого помещения, поданное в службу "одного окна" УДЖП и ЖФ г. Москвы, при этом были представлены документы БТИ на жилое помещение.

Однако, согласно больничным листам О.Г. находился на больничном в периоды с <...> года <...> года он умер.

Исходя из установленных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что О.Г. при жизни выразив волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, свое заявление не отозвал, однако в силу состояния здоровья по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, имелись и имеются все законные основания для включения спорной квартиры, расположенной по адресу: <...>, в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти О.Г.

Как правильно указал суд в решении, доводы со стороны ответчиков о том, что заявление О.Г. о приватизации не было составлено в соответствии с законом, поскольку к нему не были приложены доверенность на сотрудника Департамента и квитанция об оплате госпошлины за регистрацию договора, в данном случае противоречат требованиям закона, разъяснениям Верховного Суда РФ.

Соглашаясь с выводами суда, судебная коллегия не принимает аналогичные доводы кассационной жалобы ДЖП и ЖФ г. Москвы, а также доводы жалобы со стороны Б.О. о том, что до смерти О.Г. по состоянию здоровья имел реальную возможность соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, представив вышеуказанные документы.

Как подтверждается материалами дела, в соответствии с распоряжением Префекта ЗАО г. Москвы N <...> от <...> года "Об утверждении решения администрации и жилищно-бытовой комиссии управы района Очаково-Матвеевское ЗАО г. Москвы о предоставлении жилой площади государственному служащему Б.О. по договору социального найма", спорная квартира была предоставлена Б.О. на семью из 3-х человек (она, муж - Б.Е., сын - Б.А.).

Б.А., Б.Е., Б.О. зарегистрированы в квартире расположенной по адресу <...>, с <...> года.

Согласно копии справки N 1 (формы N 12 по книге учета свободной площади), квартира, расположенная по указанному адресу, числилась освободившейся после смерти нанимателя О.Г., данная справка была передана на реализацию <...> года.

<...> г. между ДЖП и ЖФ г. Москвы и Б.О., Б.Е., Б.А. был заключен договор передачи N <...> в собственность квартиры N <...> по адресу: <...>.

<...> г. в отдел регистрации прав на недвижимость по ЗАО г. Москвы представителем ДЖП и ЖФ г. Москвы были представлены документы на государственную регистрацию права собственности в порядке приватизации на указанную квартиру.

Право собственности Б-вых на спорную квартиру зарегистрировано <...> г.

Признавая распоряжение Префекта ЗАО г. Москвы N <...> от <...> года недействительным, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что приняв заявление и документы на приватизацию жилого помещения от О.Г., выразившего тем самым свою волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, и не возвратив ему это заявление, Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы при наличии заявления Ш.З. о принятии наследства и включении в наследственную массу спорной квартиры, незаконно распорядился квартирой в пользу семьи Б-вых - очередников округа.

Поскольку спорная квартира подлежала включению в состав наследственного имущества умершего О.Г., всякое последующее распоряжение данным объектом недвижимости без ведома надлежащего наследника, не может быть признанно законным.

В соответствии со ст. 13 ГК РФ нормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" суд удовлетворяет заявлением об оспаривании действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту.

В соответствии с Положением о префектуре административного округа в г. Москве, утвержденного Постановлением Правительства г. Москвы от 3 декабря 2002 года N 981-ПП (с изменениями на 27 января 2009 года) Префект административного округа г. Москвы своим распоряжением утверждает и закрепляет решение Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы по вопросам предоставления жителям г. Москвы жилых помещений, относящихся к муниципальному жилищному фонду.

Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, осуществляя права субъекта Федерации г. Москвы по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями, относящимися к муниципальному жилищному фонду, уполномочен на заключение с гражданами - нанимателями жилых помещений, договоров о передаче в собственность таких помещений.

Таким образом, исходя из изложенного, судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что распоряжение Префекта ЗАО г. Москвы N <...> от <...> года "Об утверждении решения администрации и жилищно-бытовой комиссии управы района Очаково-Матвеевское ЗАО г. Москвы о предоставлении жилой площади государственному служащему Б.О. по договору социального найма" в части предоставления государственному служащему Б.О. на семью из трех человек отдельной двухкомнатной квартиры N <...>, общей площадью <...> кв. м, жилой - <...> кв. м, <...>, по договору социального найма, закону не соответствует, нарушает права и охраняемые законом интересы наследника Ш.З., в связи с чем подлежит признанию в указанной части недействительным.

Довод кассационной жалобы ДЖП и ЖФ г. Москвы о несогласии с данным выводом суда является необоснованным.

В соответствии со ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону.

Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В соответствии со ст. 1144 ч. 2 ГК РФ двоюродные братья и сестры наследодателя наследуют по праву представления.

Как следует из собранных по делу доказательств, истец - Ш.З. является двоюродной сестрой О.Г., согласно наследственному делу других наследников не имеется.

В данном случае истица Ш.З. в силу закона вправе претендовать на имущество, оставшееся после смерти ее двоюродного брата О.Г., в частности на спорную квартиру, в отношении которой он при жизни выразил свою волю на бесплатное приобретение в свою собственность путем приватизации.

При таких обстоятельствах, как правильно указал суд в решении, Ш.З. может требовать признания за ней права собственности на спорное имущество в порядке наследования по закону после смерти своего двоюродного брата.

Довод ответчиков, содержащийся также в кассационной жалобе, о том, что Ш.З. не вправе оспаривать договор передачи квартиры в собственность, является несостоятельным, поскольку напротив договор о передаче жилого помещения в собственность может быть оспорен в судебном порядке в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации в п. 6 Постановления от 24 августа 1993 года N 8 (с последующими изменениями и дополнениями) "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", из которого следует, что договор, по требованию заинтересованных лиц может быть признан судом недействительным по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии с ч. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Таким образом, договор передачи N <...> от <...> г. в собственность квартиры N <...> по адресу: <...>, заключенный между Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы и Б.О., Б.Е., Б.А., суд правомерно признал недействительным как не соответствующий требованиям закона.

При таких обстоятельствах является правильным вывод суда о признании за Ш.З. права собственности на спорную квартиру в порядке наследования по закону после смерти двоюродного брата О.Г.

Собранным по делу доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны его выводы об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Решение суда первой инстанции полностью соответствует требованиям данной нормы процессуального права.

В части отказа в удовлетворении требования истицы о признании недействительной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество от <...> N <...> решение суда не обжаловано.

В соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Таким образом, решение суда первой инстанции является в данном случае законным и обоснованным, поскольку оно основано на установленных судом фактических обстоятельствах дела, не противоречит имеющимся по делу доказательствам, которым дана надлежащая правовая оценка в их совокупности, и соответствует требованиям действующего законодательства, регулирующего правоотношения сторон, на нормы которого суд правомерно сослался.

Доводы кассационной жалобы аналогичны доводам, положенным в основу исковых требований, которые были предметом судебного рассмотрения, они не опровергают правильность выводов суда, с которыми согласилась судебная коллегия, а направлены в полной мере на переоценку доказательств об обстоятельствах по делу, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ, а потому не могут служить основанием к отмене решения суда.

Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кунцевского районного суда г. Москвы от 10 июня 2010 года оставить без изменения, а кассационные жалобы ДЖП и ЖФ г. Москвы и представителя Б.О. - Л. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь