Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. по делу N 33-3186

 

Судья Сурков Д.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда в составе:

председательствующего Шевченко Г.М.

судей Мартыновой Т.А. и Сидоркина И.Л.

по докладу судьи Мартыновой Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Кирове 30 сентября 2010 года дело по кассационной жалобе П. на решение Первомайского районного суда г. Кирова от 19 августа 2010 года,

 

установила:

 

П. обратился в суд с иском к ООО "Чепцаэнергоремонт", в котором указал, что работал на данном предприятии по срочному трудовому договору N 5-д/оу от 10 июля 2007 года по 09 августа 2007 года. В нарушение положений ТК РФ, ответчик не заключил с истцом трудовой договор надлежащим образом, однако истец был допущен к работе по указанию финансового директора. Поскольку ни одна из сторон не заявляла о расторжении трудового договора, истец продолжал работать на предприятии ООО "Чепцаэнергоремонт" до 31 декабря 2009 года. 28 декабря 2009 года истец был письменно уведомлен о том, что с 31 декабря 2009 года ответчик расторгает с истцом трудовой договор. По заявлению истца, ему был предоставлен оплачиваемый отпуск с 31 декабря 2009 года по 21 января 2010 года. Приказом от 28 декабря 2009 года работодатель уволил истца с 21 января 2010 года в связи с истечением срока трудового договора. Истец считает, что имеет место незаконное расторжение бессрочного трудового договора.

Просит взыскать с ответчика задолженность по заработной плате в размере 229 867,26 рублей, задолженность по оплате отпусков в размере 20770,22 рублей, компенсацию за задержку выплаты причитающихся сумм в размере 8972,31 рублей, среднюю заработную плату за незаконное увольнение и лишение возможности нормально трудиться в размере 27298,28 рублей, компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей.

Уточнив требования, указывает, что в связи с изменением ставки рефинансирования ЦБ РФ и увеличением количества дней вынужденного прогула, погашением части задолженности ответчиком, сумма иска составила 288 143,53 рублей, в том числе заработная плата в размере 177 662,33 рублей, отпускные 20 770,22 рублей, компенсация за задержку выплаты причитающихся сумм в размере 10887,45 рублей, средняя заработная плата за незаконное увольнение в размере 58 823,53 рублей, компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей.

Решением Первомайского районного суда от 19 августа 2010 года взыскано с ООО "Чепцаэнергоремонт" в пользу П. 7830 руб. 95 коп. недоплаченной заработной платы, 927 руб. 98 коп. компенсации за несвоевременную выдачу заработной платы, 2000 руб. компенсации морального вреда. В удовлетворении остальной части требований истцу отказано.

В кассационной жалобе П. просит решение суда отменить, в части отказа в удовлетворении заявленных исковых требований и дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что суд сделал вывод на представленных ответчиком подложных документах, неправильно дал оценку показаниям свидетелей, не удовлетворил его ходатайство о назначении экспертизы в отношении договора от 10 июля 2007 г., от 03 декабря 2007 г., актов от 10.09. и 03.12.2007 гг., в которых имеются надписи и исправления с целью ввести суд в заблуждение. Суд не признал подложными расходные кассовые ордера, которые он не подписывал, не привлек в процесс специалистов, экспертов.

Заслушав доклад судьи Мартыновой Т.А., исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Установлено, что 10 июля 2007 года между П. и ООО "Чепцаэнергоремонт" был заключен договор оказания услуг N 5-д/оу от 10 июля 2007 года, по которому исполнитель (П.) обязался по заданию заказчика (ООО "Чепцаэнергоремонт") оказывать услуги инженера проектно-сметных работ на объектах "Шашлычная" по адресу п. Коминтерн, ул. П. Корчагина, д. М. Сколотни ИП ФИО5, п. Субботиха ТСЖ "Богородское", ул. Дзержинского, 17 ОКС завода ОЦМ.

Составлен акт от 10.09.2007 года о приеме работ, выполненных по срочному трудовому договору, заключенному на время выполнения определенной работы.

03 декабря 2007 года стороны заключили между собой договор оказания услуг N 7-д/оу, согласно которому исполнитель обязался по заданию заказчика оказывать услуги инженера проектно-сметных работ на объектах - ООО "СЗЛК" внешнее электроснабжение "Подосиновского фанерного завода", ОКС завода ОЦМ электроснабжение ж.д. по ул. Дзержинского, д. 17.

Составлен акт от 03 декабря 2007 года о приеме работ, выполненных по срочному трудовому договору, заключенному на время выполнения определенной работы.

Суд не принял доводы истца о том, что фактически с 10 июля 2007 года истец работал в организации ответчика по срочному трудовому договору, поскольку и договор от 10 июля 2007 года, и договор от 03 декабря 2007 года являются договорами оказания услуг.

Оплата по указанным договорам П. была получена в полном объеме по расходно-кассовым ордерам.

В соответствии со ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Суд пришел к выводу, что договоры на оказание услуг от 10 июля 2007 года и от 03 декабря 2007 года являются гражданско-правовыми договорами и по своей природе не могут расцениваться как трудовые договоры. Указание в актах о приеме работ на трудовые договоры, суд расценивает как техническую ошибку, поскольку никаких трудовых договоров от 10 июля 2007 года и от 03 декабря 2007 года суду не представлено.

Установлено судом, что трудовые отношения между истцом и ответчиком возникли с 01 июня 2009 года, когда сторонами был подписан срочный трудовой договор. П. был принят на работу на должность инженера проектно-сметных работ, за выполнение трудовых обязанностей ему выплачивалась заработная плата исходя из должностного оклада 8 000 рублей при 20-часовой рабочей неделе. Срок трудового договора был определен до 31 декабря 2009 года.

28 декабря 2009 года истцу было направлено уведомление о том, что истец будет уволен 31 декабря 2009 года в связи с истечением действия трудового договора.

В соответствии со ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения.

На основании заявления П. от 28 декабря 2009 года, ему был предоставлен очередной отпуск с 31 декабря 2009 года по 21 января 2009 года на 16 календарных дней.

В соответствии с приказом N 17-л от 28.12.2009 года П. был уволен с 21 января 2010 года в связи с истечением срочного трудового договора.

Порядок расторжения трудового договора с истцом был соблюден.

Доводы истца о том, что в период с 01.01.2008 года по 01.06.2009 года он работал в ООО "Чепцаэнергоремонт" своего подтверждения не нашли, что подтверждается совокупностью доказательств.

В индивидуальном лицевом счете истца, по сообщению ГУ Пенсионного фонда России, не имеется сведений о его работе в организации ответчика в период с 01.01.2008 года по 01.06.2009 года.

Доводы истца о том, что подтверждением его работы с период с 1 января 2008 г. по 1 июня 2009 г. являются его подписи на локальных сметах, судом не приняты, поскольку, как пояснил представитель ответчика, подписи сметчик на указанных документах не должен был ставить. Судом установлено, что в ООО "Чепцаэнергоремонт" отсутствуют подписанные истцом локальные сметы за указанный период.

Установлено, что в трудовых отношениях стороны находились с 01.06.2009 года по 21.01.2010 года, и данные отношения носили срочный характер.

Согласно расчетному листку за декабрь 2009 года, долг за предприятием перед П. на конец месяца составил 13 204,93 рублей.

Установлено, что, причитающуюся истцу задолженность по заработной плате в размере 13204,93 рублей ответчик выплатил истцу только 18 мая 2010 года.

В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Просрочка выплаты составила 117 дней (с 21 января по 18 мая 2010 года).

Судом произведен расчет за задержку выплаты заработной платы (13204,93 рублей x 1 / 300 x 8,75% x 117 дней), что составило 450,62 рублей.

Из трудового договора от 01 июня 2009 года, оклад истца составлял 8000 рублей.

В силу ст. 57 ТК РФ, положения трудового договора не могут ухудшать положение работника по сравнению с положениями Трудового кодекса, и П. работодатель был обязан выплачивать заработную плату с учетом районного коэффициента 1,15%.

С 01 июня 2009 года по 21 января 2010 года работодатель был обязан выплатить истцу денежную сумму в размере 7830,95 копеек (районный коэффициент за весь период).

За задержку указанной выплаты суд произвел расчет (7830,95 руб. x 1/300 x 8,75% x 209 дней), что составило 477,36 рублей.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В нарушение требований ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, в день увольнения работника произведена не была, вследствие чего данными неправомерными действиями работодателя работнику был причинен моральный вред.

Определяя размер компенсации морального вреда работнику за задержку

выплаты заработной платы, суд учитывал, что задолженность по заработной плате истцу не была выплачена длительное время и не начислялся районный коэффициент и, исходя из принципов разумности и справедливости, взыскал компенсацию морального вреда в размере 2000 руб.

В связи с тем, что истец был освобожден при подаче заявления от уплаты государственной пошлины, суд взыскал с ответчика в доход государства госпошлину в размере 400 рублей.

Суд отказал в удовлетворении иска в полном объеме.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда является законным и оснований к его отмене не имеется.

Доводы жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку они основаны на неправильном понимании норм материального права, были предметом судебного разбирательства суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Первомайского районного суда г. Кирова от 19 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу П. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь