Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. по делу N 33-5881/2010

 

Судья Надежкин Е.В.

Докладчик Зиновьева Е.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

    председательствующего     Печко А.В.,

    судей                     Зиновьевой Е.Ю., Дмитриевой Л.А.,

    при секретаре             Б.Н.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 30 сентября 2010 г. дело по кассационной жалобе Е.А.Н. на решение Калининского районного суда г. Новосибирска от 17 августа 2010 года,

которым суд отказал в удовлетворении иска Е.А.А. к К.Е.А., УФМС РФ по Новосибирской области о признании права пользования жилым помещением, обязании осуществления постановки на регистрационный учет.

Заслушав доклад судьи областного суда Зиновьевой Е.Ю., объяснения К.Е.А., возражавшую против доводов кассационной жалобы, проверив материалы дела,

 

установил:

 

Истец Е.А.А. обратился в суд с иском к К.Е.А., УФМС РФ по Новосибирской области о признании права пользования жилым помещением расположенном по адресу <...>, об обязании постановки на регистрационный учет по указанному адресу.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в 1986 г. он возвел пристрой к жилому дому по адресу: <...>, являлся собственником указанного пристроя.

Согласно сведений о техническом состоянии БТИ жилой дом по <...>, являются самостоятельными отдельно стоящими строениями.

В 1994 г. он (истец) передал ответчику К.Е.А., которая приходится ему дочерью, жилое помещение, расположенное по адресу: <...>, на основании договора дарения, но с условием его проживания в указанном доме. Договор дарения был удостоверен нотариально. Согласно домовой книги истец был зарегистрирован и проживал в жилом пристрое до 01 декабря 2009 г. как член семьи собственника жилого помещения.

В период с 2001 - 2008 г. он работал вахтовым методом. В 2007 г. дочь вынесла принадлежащие ему вещи из спорного жилого помещения без его согласия и стала сдавать спорное жилое помещение в аренду для проживания иным лицам.

Его перестали пускать для проживания в спорное жилое помещение, чиня препятствия в проживании. В настоящее время иного места жительства у истца не имеется. Факт его проживания истца в спорном жилом помещении подтверждается открытием лицевого счета на его имя по оплате электроэнергии и отсутствием задолженности по оплате за потребленную электроэнергию.

В декабре 2009 г. истец по предложению ответчика снялся с регистрационного учета по адресу: <...>, и хотел зарегистрироваться по адресу <...>. Однако, ответчик К.Е.А. отказалась предоставить ему право проживания в спорном жилом помещении и не дает согласие на регистрацию. Данный отказ она мотивирует тем, что в настоящее время спорное жилое помещение продается и идет регистрация перехода права собственности на жилое помещение в УФРС по НСО.

В связи с действиями ответчика по отчуждению спорного жилого помещения истец лишился места жительства и регистрации по месту жительства, хотя ранее приобрел право пользования спорным жилым помещением.

Судом первой инстанции постановлено указанное решение, с которым не согласен истец Е.А.А., в кассационной жалобе просит его отменить, принять новое решение или направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

При этом кассатор считает решение суда незаконным, ссылается на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела.

Кассатор считает, что судом не дано надлежащей оценки доказательствам, представленным со стороны истца, а именно письменным и свидетельским показаниям, что привело к неверным выводам.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, суд кассационной инстанции считает решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Судом установлено, что 19 октября 1994 г. Е.А.А., являясь отцом К.Е.А., подарил принадлежащее ему спорное жилое помещение, расположенное по адресу <...>, своей дочери-ответчику К.Е.А. Договор дарения удостоверен нотариально и прошел регистрацию в БТИ 02 ноября 1994 г.

Исходя из условий договора, сторонами не определялся порядок пользования спорным помещением, не закреплялось право пользования истцом данным помещением.

К.Е.А. также принадлежит 12/100 доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, расположенный по адресу: <...>.

Приказом главы администрации Калининского района г. Новосибирска N 167-од от 18 февраля 2004 г. домовладению, принадлежащему К.Е.А., был присвоен почтовый адрес: <...>,

Согласно свидетельству о государственной регистрации права собственности от 11 октября 2007 г. К.Е.А. является собственником жилого дома расположенного по адресу: <...>.

Суд первой инстанции правильно указал в решении, что на момент заключения сторонами договора дарения действовали положения ГК РФ РСФСР.

В соответствии со ст. 256 ГК РСФСР по договору дарения одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность. Договор дарения считается заключенным в момент передачи имущества.

Отказывая в удовлетворении требований истца, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Е.А.А. не приобрел в установленном законом порядке право пользования спорным жилым помещением как член семьи собственника - ответчика.

С данным выводом соглашается суд кассационной инстанции, находит его правильным и обоснованным.

Так, согласно ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи.

Из материалов дела следует, что выводы суда являются правильными, основанными на объективно установленных обстоятельствах дела и представленных доказательствах, которым дана оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. При принятии решения судом правильно применены нормы материального права.

При этом, несостоятельными являются доводы кассатора о неправильном определении судом обстоятельств, имеющих значение для дела и ненадлежащей оценке доказательств.

Материалами дела подтверждается, что условия ст. 256 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения договора дарения от 19 октября 1994 г. между истцом и ответчиком, сторонами соблюдены.

Поскольку, согласно условиям договора дарения сторонами не определялся порядок пользования и не закреплялось право пользования истца спорным жилым помещением, возникновение равного с нанимателем либо собственником права пользования жилым помещением у истца, обусловлено вселением его в жилое помещение и проживанием в нем в качестве члена семьи.

Между тем, истцом в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств того, что он приобрел право пользования спорным домом как член семьи собственника спорного жилого помещения, так как не доказан факт его вселения и проживания в спорном доме в качестве члена семьи собственника, факт ведения общего хозяйства и несения расходов по содержанию спорного дома.

Напротив, из материалов дела следует, что в спорном жилом доме в связи с не проживанием в нем кого-либо электроэнергия с 17 февраля 1999 г. по 02 мая 2006 г. потреблена в количестве 36 КВт. ч.; в период с 01 августа 2009 г. по 27 апреля 2010 г. потребление электроэнергии не было, что опровергает факт проживания истца в спорном доме.

Кассатором в подтверждение своих доводов о проживании в спорном доме в качестве члена семьи собственника не представлено документов, свидетельствующих о понесенных им расходах на содержание спорного жилого дома с момента заключения договора дарения и до настоящего времени.

Кроме того, факт не проживания истца в спорном доме также подтверждается показаниями свидетелей Е.Т.П., Р.Ю.А., К.С.В., Т.Т.К., К.А.В., которые дали суду показания о не проживании истца в спорном доме. Свидетельские показания не противоречат друг другу и обстоятельствам дела. Оснований не доверять показаниям данных свидетелей у суда не было.

Также доказательством не проживания истца в спорном жилом помещении является обвинительное заключение по уголовному делу, согласно которого истец совершил преступление по ст. 119 УК РФ в отношении ответчика К.Е.А. Из текста обвинительного заключения следует, что истец в спорном доме не проживает и не зарегистрирован, а был зарегистрирован в доме по <...>.

Так как истцом не представлено доказательств того, что истец как член семьи собственника приобрел право пользования спорным жилым помещением, вселился в спорное жилое помещение, а также проживал в нем, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что исковые требования, предъявленные к К.Е.А., а также к УФМС РФ по НСО не подлежат удовлетворению.

Поскольку при рассмотрении дела обстоятельства дела судом установлены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, применен закон, подлежащий применению, доводы кассационной жалобы не могут служить основанием к отмене решения суда.

С учетом изложенного, суд кассационной инстанции считает решение суда обоснованным, подлежащим оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда г. Новосибирска от 17 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Е.А.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь