Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. N 44-у-579

 

Президиум Ростовского областного суда в составе:

председательствующего Золотаревой Е.А.

и членов президиума Огульчанского М.И., Кречун Н.И., Титовой Н.Н., Рафаэлова Л.М., Ходакова А.В., Бахтиной С.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденной С. о пересмотре приговора Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 3 августа 2006 года, которым

С., родившаяся Дата обезличена года в ..., судимой 20.06.2003 г. Белокалитвинским городским судом Ростовской области по ч. 1 ст. 228, п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ к 5 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев; -

осуждена по п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду сбыта наркотических средств 16 февраля 2005 года) к 8 годам лишения свободы без штрафа; по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду сбыта наркотических средств 18 февраля 2005 года) к 8 годам лишения свободы без штрафа; по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду сбыта наркотических средств 26 февраля 2005 года) к 8 годам лишения свободы без штрафа; по ч. 2 ст. 232 УК РФ (по эпизоду организации притона) к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 20.06.2003 г.

В соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 30 марта 2005 года.

Этим же приговором осуждены З. и К.С.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 20 марта 2007 года с учетом уточнений, внесенных кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 12 сентября 2007 года, приговор в отношении С. изменен: из осуждения по п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (2 эпизода) исключен квалифицирующий признак "совершенный группой лиц по предварительному сговору". В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорных жалобах осужденная С. ставит вопрос о пересмотре состоявшихся в отношении нее судебных постановлений.

Заслушав доклад судьи Ростовского областного суда Гагалаева А.В., мнение заместителя прокурора Ростовской области К.В., полагавшего судебные постановления в отношении С. изменить, президиум

 

установил:

 

Согласно приговору в сентябре 2004 года в ... З. с целью незаконного сбыта наркотических средств и ядовитых веществ, создала устойчивую преступную группу, куда вовлекла своих знакомых С. и К.С., заинтересовав их материально. Осуществляя общее руководство преступной группой, З. распределила между С. и К.С. обязанности по незаконному сбыту наркотических средств и ядовитых веществ, а сама занималась незаконной закупкой наркотических средств и ядовитых веществ вне г. ... в неустановленном месте с их доставкой к месту хранения и сбыта, дозированием наркотических средств и ядовитых веществ, распределением денежных средств, полученных преступным путем.

Действуя таким образом в составе организованной группы, 16 февраля 2005 года, примерно в 17 часов, С. находилась по месту своего жительства по адресу: .... Когда в указанное время к С. пришла К. и попросила продать наркотическое средство, С., имея умысел на незаконный сбыт наркотических средств, действуя в составе организованной преступной группы, в соответствии с распределенными обязанностями, по мобильному телефону позвонила З. и сообщила последней о наличии покупателя наркотических средств. З., реализуя общий преступный умысел, на автомашине привезла к дому С. расфасованное наркотическое средство - опий, которое передала С. Продолжая реализацию преступного умысла, С. продала указанное наркотическое средство К. за 600 рублей. Затем С. с согласия К. из приобретенного последней наркотического средства по известной ей технологии изготовила наркотический раствор, который К., С., а также находившиеся в доме Т.3, Т.1 употребили путем внутривенных инъекций. Часть раствора объемом 0,5 мл. в шприце К. оставила себе и покинула дом С.

17 февраля 2005 года К., находясь в ......, добровольно выдала работникам милиции шприц с жидкостью, приобретенный у С., который впоследствии был направлен на экспертизу.

Согласно заключению химической экспертизы N 150 от 15 марта 2005 года жидкость коричневого цвета, объемом 0,5 мл., добровольно выданная К. 17 февраля 2005 года, является наркотическим средством, именуемым опий, сухой массой 0,01 гр.

18 февраля 2005 года, примерно в 16 часов С. находилась по месту своего жительства по адресу: .... Когда в указанное время к С. пришла К., которая действовала на законных основаниях при проведении оперативно-розыскного мероприятия - проверочная закупка, и попросила продать наркотическое средство, С., имея умысел на незаконный сбыт наркотических средств, действуя в составе организованной преступной группы, в соответствии с распределенными обязанностями, по мобильному телефону позвонила З. и сообщила последней о наличии покупателя наркотических средств. З., реализуя общий преступный умысел, на автомашине привезла к дому С. расфасованное наркотическое средство опий, которое передала С. Продолжая реализацию преступного умысла, С. продала указанное наркотическое средство К. за 600 рублей. Затем С. с согласия К. из приобретенного последней наркотического средства по известной ей технологии изготовила наркотический раствор, который К., С., а также находившийся в доме Т.1 употребили путем внутривенных инъекций. Часть раствора объемом 1,5 мл. в шприце К. оставила себе и покинула дом С., а затем добровольно выдала сотрудникам милиции приобретенное наркотическое средство, которое было направлено на экспертизу.

Согласно заключению химической экспертизы N 149 от 15 марта 2005 года, жидкость коричневого цвета, объемом 1,5 мл., добровольно выданная К. 18 февраля 2005 года является наркотическим средством, именуемым опий, сухой массой 0,036 р.

26 февраля примерно в 18 часов 30 минут С. находилась по месту своего жительства по адресу: .... Когда в указанное время к С. пришла Т.3, которая действовала на законных основаниях при проведении оперативно-розыскного мероприятия - проверочная закупка, и попросила продать наркотическое средство, С., имея умысел на незаконный сбыт наркотических средств, действуя в составе организованной преступной группы, в соответствии с распределенными обязанностями, по мобильному телефону позвонила З. и сообщила последней о наличии покупателя наркотических средств. З., реализуя общий преступный умысел, пригласила С. к своему дому, расположенному по адресу: ..., и, когда последняя приехала к указанному дому, передала С. расфасованное наркотическое средство - опий. Продолжая реализацию преступного умысла, С. вернулась к себе домой по указанному выше адресу и примерно в 20 часов продала указанное наркотическое средство Т.3 за 400 рублей. Затем С. с согласия Т.3 из приобретенного последней наркотического средства по известной ей технологии изготовила наркотический раствор, который Т.3, С., а также находившийся в доме Т.1 употребили путем внутривенных инъекций. Часть раствора объемом 3,2 мл. в шприце Т.3 оставила себе и покинула дом С., а затем в ... в этот же день добровольно выдала сотрудникам милиции приобретенное наркотическое средство, которое было направлено на экспертизу.

Согласно заключению химической экспертизы N 148 от 15 марта 2005 года жидкость коричневого цвета, объемом 3,2 мл., добровольно выданная Т.3 26 февраля 2005 года, является наркотическим средством - опий, сухой массой 0,032 гр.

В феврале 2005 года С., находясь по месту своего жительства по адресу: ..., имея умысел на организацию и содержание притона для употребления наркотических средств, действуя в составе организованной преступной группы, согласованно с З., которая в соответствии с распределенными преступными обязанностями поставляла С. для сбыта наркотические средства и ядовитые вещества и требовала, чтобы покупатели изготавливали наркотический раствор и употребляли его по месту жительства С., организовала и содержала притон по месту своего жительства. Реализуя совместный преступный умысел, действуя согласованно между собой, 16 февраля 2005 года, 18 февраля 2005 года, 26 февраля 2005 года С. по месту своего жительства по адресу: ..., незаконно продала К. и Т.3 наркотическое средство - опий, которое С. привезла З. Затем С., продолжая реализацию совместного преступного умысла, в указанные дни по месту своего жительства на своей посуде и газовой плите, по известной ей технологии приготовила наркотический раствор, который совместно с К., Т.3 и другими лицами, находившимися в доме, употребила путем внутривенных инфекций, предоставив указанным лицам шприцы.

В надзорных жалобах осужденная С. ставит вопрос о пересмотре судебных постановлений, указывая, что по эпизоду от 16 февраля 2005 года доказательств того, что наркотический раствор принадлежал ей, не добыто, выдала его К. без понятых, экспертиза, которая могла бы подтвердить, что наркотики принадлежат ей, не проводилась; по эпизоду от 18 февраля 2005 года суд не учел, что сбыт происходил в другом месте, по другому адресу, что подтвердил свидетель З. и мог подтвердить свидетель Т.1, однако последний допрошен не был, необоснованно отклонено ходатайство о проведении следственного эксперимента; по эпизоду от 26 февраля 2005 года суд не принял во внимание, что наркотики Т.3 принес Т.1, он же получал деньги, поэтому данный эпизод ей вменен необоснованно; никто из свидетелей не подтвердил ее связь с З., поэтому считает обвинение в совершении преступлений в составе организованной группы не доказанным; протоколы судебного заседания велись с нарушениями закона. Помимо этого указывает о необходимости снижения назначенного в соответствии со ст. 70 УК РФ наказания, поскольку предыдущий ее приговор от 20.06.2003 г. приведен в соответствие с действующим законодательством и назначенное ей наказание снижено.

Изучив материалы уголовного дела, президиум находит доводы жалобы осужденной С. несостоятельными, за исключением доводов, касающихся назначения наказания на основания ст. 70 УК РФ, по следующим основаниям.

Вина осужденной С. в совершении инкриминируемых преступлений материалами дела доказана полностью.

Выводы суда о виновности С. подтверждены показаниями свидетелей К. о том, что 16 февраля 2005 года она вместе с Т.2 приобрела у С. наркотик и частично употребила его в доме последней, оставшуюся часть забрала с собой и затем добровольно выдала сотрудникам милиции, и 18 февраля 2005 года она купила у С. и частично употребила вместе с ней наркотик, но уже действуя в роли закупщика в рамках проверочной закупки; Т.3, согласно которым 16 февраля 2005 года она и К. приобрели у С. наркотик, который С. им сварила и они его все вместе употребили, оставшуюся часть К. унесла с собой, а 26 февраля она добровольно согласилась участвовать в проверочной закупке наркотических средств и в этот день снова купила у С. наркотик, который последняя сварила и они его частично употребили в доме С., а оставшуюся часть она добровольно выдала сотрудникам милиции; понятых Л. и К. об обстоятельствах проведения проверочных закупок наркотических средств у С.; свидетелей Ш. и П., в присутствии которых 17 февраля 2005 года К. выдала шприц с наркотиком, пояснив, что купила его у С.; свидетеля Т.1, подтвердившего, что 16 февраля 2005 года Т.3 и К. покупали у С. наркотик, после чего сварили его и укололись, 18 февраля 2005 года К. покупала у С. наркотик, а 26 февраля 2005 года Т.3 купила у нее наркотик; сотрудника Каменского МРО УБОП С. об обстоятельствах проведения проверочных закупок у С. и другими, подробно изложенными в приговоре доказательствами, в том числе письменными доказательствами.

Утверждения осужденной С. о том, что не добыто доказательств сбыта ею наркотического средства К. 16 февраля 2005 года и об отсутствии понятых при выдаче К. наркотического раствора сотрудникам милиции, опровергнуты показаниями свидетелей К., Т.2, Ш., П., С.

Проведение какой-либо экспертизы, которая могла бы, по мнению осужденной, подтвердить принадлежность ей наркотического средства, выданного К. 17 февраля 2005 года, следственной необходимостью не вызывалось и ее отсутствие на полноту доказательственной базы не повлияло.

Несостоятелен довод осужденной С. о том, что по эпизоду от 18 февраля 2005 года сбыт наркотического средства происходил не у нее дома, а в другом месте, так как он опровергается показаниями свидетеля К., пояснившей, что в этот день она приезжала именно в дом С. и там покупала наркотик, свидетелей Л. и К., участвовавших в качестве понятых при этой проверочной закупке и подтвердивших, что закупщик К. в целях приобретения наркотического средства заходила в частный дом по ..., где проживала С., аналогичными показаниями свидетеля С., материалами оперативно-розыскной деятельности по данной проверочной закупке.

Показания свидетеля З. в судебном заседании правильно расценены судом как желание помочь смягчить участь осужденной, с которой он находился дружеских отношениях, и им дана надлежащая критическая оценка.

Свидетель Т.1 на предварительном следствии давал подробные показания об обстоятельствах совершения С. сбыта наркотических средств, в том числе К. и Т.3, поясняя, что наркотики С. поставляла цыганка Люба (З.), которая запрещала продавать их на вынос, поэтому употребляли их в доме С.

То обстоятельство, что свидетель Т.1 не был допрошен в судебном заседании, а его показания оглашались, не свидетельствует об их недостоверности, поскольку они в деталях согласуются с показаниями остальных свидетелей и другими доказательствами.

Что касается следственного эксперимента, то данное следственное действие не является обязательным, и его отсутствие сомнений в доказанности вины С. не вызывает.

Каких-либо данных о том, что 26 февраля 2005 года наркотики Т.3 сбыл Т.1, материалы дела не содержат, поэтому довод жалобы осужденной об этом несостоятелен.

Не могут быть приняты во внимание и утверждения осужденной С. о том, что протоколы судебного заседания велись с нарушениями закона, так как таких нарушений из материалов дела не усматривается.

Все замечания на протокол судебного заседания, поданные в том числе С., судьей рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 260 УК РФ и мотивированно отклонены (т. 5 л.д. 33).

Полностью доказанным является признак совершения С. преступлений в составе организованной группой.

В судебном заседании установлено, что на протяжении длительного времени наркотическое средство С. для продажи поставляла З., которой С. в случае необходимости неоднократно звонила по телефону, в том числе в присутствии других лиц, употреблявших в ее доме наркотики. Схема передачи З. наркотиков С. была выработанной и однотипной.

Эти обстоятельства подтверждены свидетелями К., Т.2, Т.1, в присутствии которых С. звонила Любе (З.) по поводу наркотиков и последняя привозила их, а также Н., К.1, С.1, Г., которые знали со слов С., что в сентябре 2004 года он ездила на ... к своей матери, но ее оттуда вызвала З., предложившая работу по продаже наркотиков.

При таком положении выводы суда об организованности группы, ее устойчивости, четком распределении обязанностей соответствуют фактическим обстоятельствам дела и являются обоснованными.

Тот факт, что С. не была знакома с осужденной К.С., вместе с ней наркотики не сбывала и не знала о ее преступной деятельности, не влияет на квалификацию ее действий как совершенных в составе организованной группы вместе с З.

Действия С. по эпизоду от 16 февраля 2005 года по п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ как незаконный сбыт наркотических средств, совершенный организованной группой, по эпизодам от 18 и 26 февраля 2005 года по каждому по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный организованной группой, и по ч. 2 ст. 232 УК РФ как организация и содержание притона для потребления наркотических средств, совершенные организованной группой, квалифицированы правильно. Режим исправительной колонии назначен в соответствии со ст. 58 УК РФ.

При назначении С. наказания судом выполнены требования ст. 60 УК РФ, по неоконченным составам преступлений соблюдены положения ст. 66 УК РФ, признать такое наказание, назначенное за каждое преступление в минимальном пределе санкции соответствующей статьи УК РФ, несправедливым либо чрезмерно суровым оснований не усматривается.

Вместе с тем президиум считает, что окончательное наказание, назначенное С. по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, подлежит снижению по следующим основаниям.

Так, согласно приговору окончательное наказание С. в соответствии со ст. 70 УК РФ назначено путем частичного сложения наказаний.

Однако согласно ч. 1 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда, то есть используется принцип присоединения наказаний, а не сложения.

При таком положении указание в приговоре о назначении С. окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ путем частичного сложения наказаний следует заменить указанием о назначении ей окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 20 июня 2003 года.

Приговором Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 20.06.2003 г. С. была осуждена к 5 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

Однако постановлением Азовского городского суда Ростовской области от 10 августа 2009 года приговор Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 20 июня 2003 года в отношении С. был приведен в соответствие с действующим законодательством: от наказания по ч. 1 ст. 228 УК РФ в редакции ФЗ от 13.06.1996 г. она освобождена в связи с декриминализацией деяния, исключены квалифицирующие признаки п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ в редакции ФЗ от 13.06.1996 г. "незаконные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере", постановлено считать С. осужденной по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ в редакции ФЗ от 8.12.2003 г. к 5 годам лишения свободы.

С учетом снижения срока наказания по приговору от 20.06.2003 г. подлежит снижению и назначенное С. окончательное наказание по настоящему делу на основании ст. 70 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407 - 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Приговор Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 3 августа 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 20 марта 2007 года, уточненное кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 12 сентября 2007 года, в отношении С. изменить:

- заменить указание о том, что на основании ст. 70 УК РФ назначено наказание путем частичного сложения наказаний, указанием о назначении С. окончательного наказания на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 20 июня 2003 года;

- снизить наказание, назначенное на основании ст. 70 УК РФ, до 12 лет 11 месяцев лишения свободы.

В остальном судебные постановления оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь