Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ОКТЯБРЬ 2010 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Поскольку основание увольнения, указанное в Положении о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (пункт "к" статьи 58), соответствует основанию, содержащемуся в Законе РФ "О милиции" (пункт "л" части седьмой статьи 19), условием соблюдения порядка увольнения сотрудников за грубое либо систематическое нарушение дисциплины является проведение в отношении них аттестации

 

Д. с 1 октября 2007 года проходил службу в органах внутренних дел - УВД по Белгородской области в должности инспектора дорожно-патрульной службы группы дорожно-патрульной службы отделения государственной инспекции безопасности дорожного движения ОВД по Шебекинскому району и г. Шебекино.

Приказом и.о. начальника УВД по Белгородской области истец уволен из органов внутренних дел РФ по основаниям п. "л" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (за грубое нарушение дисциплины).

Обращаясь с иском, Д. просит признать: не соответствующим требованиям ТК РФ Приказа МВД РФ от 01.03.1999 N 150 "Об организации делопроизводства и порядке работы с обращениями граждан в центральном аппарате и подчиненных подразделений МВД России" графика несения службы ОГАИ ОВД по Шебекинскому району и г. Шебекино на март 2010 года и не соответствующим требованиям Приказа МВД РФ от 24.12.2008 N 1140 "Об утверждении инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы МВД РФ" заключения служебной проверки по факту невыхода его на службу, отменить приказ о его увольнении, восстановить его на работе, взыскать с ОВД по Шебекинскому району и г. Шебекино оплату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Решение отменено в кассационном порядке.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что Д. допустил грубое нарушение служебной дисциплины, в связи чем он был уволен по пункту "л" части седьмой ст. 19 Закона РФ "О милиции" на законном основании и с соблюдением установленного порядка.

При этом суд посчитал, что непроведение аттестации при увольнении Д. по указанному основанию не свидетельствует о нарушении процедуры увольнения, так как в соответствии со статьей 17 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации сотрудники органов внутренних дел подлежат аттестации при увольнении по основаниям, указанным в пунктах "и", "к", "л" статьи 58 настоящего Положения, в то время как истец был уволен по основанию, предусмотренному Законом Российской Федерации "О милиции", которым аттестация не предусмотрена.

Такой вывод суда требованиям материального закона не соответствует.

Порядок приема на службу, увольнения и прохождения службы сотрудников органов внутренних дел регламентированы Законом РФ "О милиции", Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1.

Статьей 1 Федерального закона "О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О милиции" от 17 июля 1999 года N 177-ФЗ установлено, что до принятия Федерального закона, регулирующего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел, указанные вопросы регулируются Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1, в части, не противоречащей Закону РФ "О милиции".

В соответствии с пунктом "л" части седьмой статьи 19 Закона РФ "О милиции" (редакция от 29 декабря 2009 года) и на основании пункта "к" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел сотрудники милиции могут быть уволены со службы за грубое либо систематическое нарушение дисциплины.

Увольнение сотрудника по пункту "к" статьи 58 Положения осуществляется с учетом требований статей 17 и 39 Положения.

В соответствии со статьей 17 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации сотрудники органов внутренних дел при увольнении по основанию, указанному в пункте "к" статьи 58 настоящего Положения, подлежат аттестации.

Поскольку основание увольнения, указанное в Положении (пункт "к" статьи 58), соответствует основанию, содержащемуся в Законе РФ "О милиции" (пункт "л" части седьмой статьи 19), условием соблюдения порядка увольнения сотрудников за грубое либо систематическое нарушение дисциплины является проведение в отношении них аттестации.

При увольнении Д. данный порядок был нарушен, поскольку в отношении него аттестация не проводилась.

 

Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. При пропуске по уважительным причинам указанного срока он может быть восстановлен судом

 

Стороны состояли в трудовых отношениях с 1990 г., с апреля 2002 г. истица работала в должности инженера по подготовке кадров.

Приказом работодателя ей объявлен выговор за неисполнение должностных обязанностей, и она предупреждена о несоответствии занимаемой должности. Затем она уволена по п. 5 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей без уважительных причин.

Дело инициировано иском Ш., в котором она просила обязать ответчика восстановить ее на работе, признать незаконными приказы о привлечении к дисциплинарной ответственности и увольнении, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

В судебном заседании представитель истца поддержал заявленные требования.

Представители ответчика возражали против удовлетворения иска, поскольку при увольнении истицы нарушений трудового законодательства не допущено. По требованию об оспаривании приказа просили применить срок исковой давности.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Решение отменено в кассационном порядке.

Удовлетворяя заявление ответчика о применении срока на обращение в суд по требованию истицы об обжаловании приказа, а также отказывая в удовлетворении ходатайства истицы о восстановлении пропущенного срока, суд сослался на непредставление Ш. доказательств, подтверждающих наличие уважительных причин пропуска срока для оспаривания вышеупомянутого приказа.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом. В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться в суд с иском за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, необходимость ухода за больными членами семьи) (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ").

В мотивировочной части решения указано о том, что с 11 по 27 ноября, с 21 по 31 декабря 2009 г., с 11 по 25 января, с 26 января по 9 февраля 2010 г. истица находилась на больничном. При таких обстоятельствах выводы об отсутствии уважительных причин пропуска трехмесячного срока для обращения в суд нельзя признать обоснованными.

Дисциплинарное взыскание в виде увольнения за систематическое неисполнение должностных обязанностей мотивировано невыполнением истицей задания по подготовке проекта договора об обучении двух работников цеха ремонта электропоездов ст. Валуйки по специальности составителя поездов.

При рассмотрении спора вопрос о причине невыполнения задания на обсуждение сторон не поставлен. Истица заявила о том, что на протяжении 2009 года постоянно болела, находилась на амбулаторном и стационарном излечении, также болел ее ребенок. Об этом она заявляла в суде первой инстанции, однако судом эти факты остались без надлежащей проверки.

 

При определении порядка пользования земельным участком следует учитывать отсутствие доступа к домовладению и к части используемого стороной земельного участка с учетом невозможности прохода, проезда, включая службы пожарной и скорой помощи

 

К. и Г. на основании договора купли-продажи земельного участка от 02.04.2009, заключенного с МУ "Городская недвижимость" г. Белгород, являются сособственниками по 1/2 доли каждый земельного участка площадью 741 кв. м, расположенного в г. Белгороде.

Дело инициировано иском К. об определении порядка пользования этим земельным участком, сославшегося на создание Г. препятствий в пользовании частью земельного участка, соразмерной его доле в праве собственности, и фактически использующего весь земельный участок.

Во встречном иске с аналогичным требованием и требованием о восстановлении забора Г., унаследовавший домовладение на этом земельном участке, настаивал на передаче каждому совладельцу части земельного участка согласно сложившемуся порядку пользования этим земельным участком, существующему с 1967 г., о чем К. при покупке им в 1990 г. части жилого дома было известно.

Решением мирового суда первоначальный и встречный иски оставлены без удовлетворения.

Апелляционным решением это судебное постановление в части отказа в удовлетворении иска К. об определении порядка пользования земельным участком отменено с вынесением в этой части нового решения, основанного на приложении к Заключению инженера-геодезиста БТИ Д.

В пользование К. выделена часть земельного участка в границах точек 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 16 - 1 и точек 15 - 16 - 12 - 11 - 10 - 9 - 8 - 7 - 15; Г. - в границах точек 2 - 18 - 17 - 10 - 9 - 8 - 7 - 6 - 4 - 3 - 2; в общем пользовании оставлена часть земельного участка в границах точек 16 - 15 - 6 - 5 - 16.

В остальной части решение мирового суда оставлено без изменения.

Апелляционное решение отменено в порядке надзора.

В соответствии со ст. 330 ГПК РФ решение мирового суда может быть отменено или изменено в апелляционном порядке по основаниям, предусмотренным ст. ст. 362 - 364 настоящего Кодекса.

Признавая решение мирового суда в указанной части незаконным и необоснованным, суд апелляционной инстанции оснований его отмены в этой части не привел.

Отказывая в определении порядка пользования земельным участком по представленному К. варианту в соответствии с долями, мировой суд исходил из того, что передачей ему истребуемой части земельного участка будет нарушено право Г. на доступ к его части земельного участка.

Отменяя решение в этой части, районный суд, применив п. 2 ст. 247 ГК РФ, определил порядок пользования земельным участком с учетом долей совладельцев по варианту приложения к заключению БТИ без выяснения наличия возможности проезда или прохода каждого из совладельцев к своим домам и постройкам.

Данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, в нарушение ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ остались без исследования и оценки районного суда.

Как видно из судебных постановлений, при заявлении Г. требования о восстановлении забора такое требование оставлено без рассмотрения и разрешения, чем нарушена ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

В этой связи признаны убедительными доводы, изложенные в жалобе, о нарушении прав Г. отсутствием доступа к его домовладению и к части используемого им земельного участка с учетом невозможности прохода, проезда, включая службы пожарной и скорой помощи, к ним; неразрешением требования о восстановлении забора.

 

Раздел земельного участка, принадлежащего наследникам на праве общей собственности, осуществляется с учетом минимального размера земельного участка, установленного для участков соответствующего целевого назначения. При невозможности раздела земельного участка пользование и распоряжение земельным участком осуществляются наследниками на условиях общей долевой собственности

 

Сторонам в равных долях (по 1\8) принадлежит на праве собственности земельный участок площадью 2700 кв. м в <...>. 1\4 доля этого же участка принадлежит А.

В., Ю., Н. просили суд первой инстанции о реальном выделе своих долей из общего имущества, при этом В. и Ю. объединили свои доли, Н. настаивала на выделе принадлежащей ей 1\8 доли.

Решением суда выделено: В. и Ю. земельный участок площадью 675 кв. м, Н. - площадью 323,3 кв. м, А. и Р. - площадью 1619,5 кв. м; в общую собственность А., Н. и Р. - земельный участок площадью 82 кв. м. Право общей долевой собственности сторон на земельный участок площадью 2700 кв. м прекращено.

Решение отменено в кассационном порядке.

Из материалов дела видно, что спорный земельный участок является имуществом, полученным сторонами по наследству после смерти их матери М., умершей в 2005 году.

В соответствии со ст. 1182 ГК РФ раздел земельного участка, принадлежащего наследникам на праве общей собственности, осуществляется с учетом минимального размера земельного участка, установленного для участков соответствующего целевого назначения. При невозможности раздела земельного участка пользование и распоряжение земельным участком осуществляются наследниками на условиях общей долевой собственности.

При этом возможность применения упомянутой нормы закона на обсуждение сторон не поставлена. В результате при определении вариантов раздела земельного участка судом первой инстанции оставлено без внимания, что минимальный размер земельного участка для индивидуального жилищного строительства в Белгородском районе составляет 1000 кв. м. Выделяемые при разделе земельные участки минимальному размеру не соответствуют, что противоречит требованиям ст. 1182 ГК РФ.

Ст. 11 ЗК РФ предусмотрено, что при разделе земельного участка образуются несколько земельных участков, а земельный участок, из которого при разделе образуются земельные участки, прекращает свое существование.

Прекратив право общей долевой собственности на земельный участок площадью 2700 кв. м, суд первой инстанции оставил в общей собственности часть этого земельного участка (82 кв. м). Таким образом, реальный выдел долей из общего имущества судом первой инстанции не произведен. Вывод решения о прекращении права общей долевой собственности на земельный участок площадью 2700 кв. м противоречит выводу об оставлении части этого участка в общей собственности.

Судом первой инстанции также не принято во внимание, что в соответствии со ст. 11 ЗК РФ образование земельных участков не должно приводить к вклиниванию, вкрапливанию, изломанности границ, чересполосице, невозможности размещения объектов недвижимости и другим препятствующим рациональному использованию и охране земель недостаткам, а также нарушать требования, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами.

Предложенный вариант раздела земельного участка приведенному положению закона не соответствует.

 

В соответствии с Федеральным законом от 06.06.2005 N 58-ФЗ п. 3 ст. 214.1 НК РФ утратила силу и с указанного момента налогоплательщик при реализации ценных бумаг (акций) не может воспользоваться имущественным налоговым вычетом, исчисляемым в зависимости от нахождения акций в собственности налогоплательщика (пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ)

 

А. является налогоплательщиком налога на доходы физических лиц. В результате принудительного выкупа у него акций ОАО "СРОК" в количестве 1374 штук в 2008 году он получил доход в размере 33623318,88 руб. и лично представил в Межрайонную ИФНС России N 4 по Белгородской области в 2009 г. налоговую декларацию (форма 3-НДФЛ) за 2008 год, по которой проведена налоговая проверка.

Решением налогового органа ответчику доначислен налог на доходы физических лиц за 2008 год в размере 4371032 руб., начислены пени в сумме 146035 руб. наряду с привлечением к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 874206 руб. по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на доходы физических лиц в результате неправомерно заявленного имущественного вычета в связи с продажей акций.

Требование <...> об уплате налога, пени и штрафа за 2008 год по состоянию на 30.11.2009, полученное ответчиком заказным письмом 29.12.2009, осталось без исполнения.

В связи с неисполнением налогоплательщиком обязанности по уплате задолженности по налогу на доходы физических лиц в срок, установленный в Требовании <...> (до 10.12.2009), инспекция просила взыскать с ответчика недоимки по налогу на доходы физических лиц, пени и штраф в сумме 5391273 руб.

А. предъявил встречный иск к Инспекции о признании недействительным требования <...> по состоянию на 30.11.2009 о погашении сумм недоимки в размере 4371032 руб., пени - 146035 руб., штрафа - 874206 руб. Встречный иск обоснован пропуском налоговым органом установленного ст. 70 НК РФ срока для направления требования.

Решением суда заявленные Инспекцией требования и встречный иск А. отклонены.

Решение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

В соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 208 НК РФ и с учетом положений ст. 209 НК РФ объектом налогообложения по НДФЛ являются доходы от реализации в РФ акций или иных ценных бумаг.

А. в 2008 г. были получены денежные средства за выкупленный на основании ст. 84.8 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" товар (акции) в количестве 1374 штук ОАО "СГОК" на сумму 33623318,88 рубля. Таким образом, им был получен доход, который в соответствии со ст. ст. 208, 209 НК РФ является объектом налогообложения налога на доходы физических лиц.

Согласно п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло. На основании п. 2 ст. 10 НК РФ налоговая база определяется по каждому виду доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка 13%.

Отказывая Инспекции в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что при реализации акций налогоплательщик вправе воспользоваться имущественным вычетом, предусмотренным пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ.

Между тем, при вынесении оспариваемого судебного акта суд в рассматриваемом случае применил закон, не подлежащий применению.

Абзацем 1 пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ (в редакции, действовавшей в 2007 г.) было установлено, что при определении размера налоговой базы в соответствии с п. 2 ст. 210 НК РФ налогоплательщик имеет право на получение имущественных налоговых вычетов при продаже имущества, находившегося в собственности налогоплательщика три года и более, в сумме, полученной налогоплательщиком при продаже имущества. При этом определено, что имущественный налоговый вычет при определении налоговой базы по операциям с ценными бумагами предоставляется в порядке, установленном ст. 214.1 НК РФ (п. 2 ст. 220 НК РФ).

Пунктом 3 ст. 214.1 НК РФ (абз. 23) установлено, что при продаже (реализации) ценных бумаг до 01.01.2007, находившихся в собственности налогоплательщика более трех лет, налогоплательщик вправе воспользоваться имущественным налоговым вычетом, предусмотренным пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ. Такой порядок был введен Федеральным законом от 30.12.2006 N 268-ФЗ и распространялся на правоотношения, которые возникли с 01.01.2002 (п. 3 ст. 5 Закона).

На правоотношения, возникшие с 01.01.2007, распространяется порядок, который введен Федеральным законом от 06.06.2005 N 58-ФЗ (п. 3 ст. 8 Закона). Пунктом 3 ст. 214.1 НК РФ (абзац 24) установлено, что вычет в размере произведенных и документально подтвержденных расходов предоставляется налогоплательщику при расчете и уплате налога в бюджет у источника выплаты дохода либо по окончании налогового периода при подаче налоговой декларации в налоговый орган.

В соответствии с абз. 3 пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ (в редакции Налогового кодекса, действовавшей до 01.01.2007) особенности определения налоговой базы исчисления и уплаты налога на доходы по операциям с ценными бумагами и операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, базисным активам по которым являются ценные бумаги, устанавливались ст. 214.1 НК РФ.

В силу п. 3 ст. 214.1 НК РФ (абз. 2) доход по операциям купли-продажи ценных бумаг определяется как разница между суммами доходов, полученными от реализации ценных бумаг, и документально подтвержденными расходами на приобретение, реализацию и хранение ценных бумаг, фактически произведенными налогоплательщиком.

В редакции НК РФ, действовавшей до 01.01.2007, пунктом 3 ст. 214.1 НК РФ (абз. 13) было установлено, что в случае, если расходы налогоплательщика не могли быть подтверждены документально, то он вправе был воспользоваться имущественным налоговым вычетом, предусмотренным пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ (абз. 1).

Следовательно, до 01.01.2007, имущественный налоговый вычет должен был предоставляться в случае, если расходы на приобретение, реализацию и хранение ценных бумаг, хотя и были произведены, но по тем или иным причинам не могли быть подтверждены документально.

В соответствии с Федеральным законом от 06.06.2005 N 58-ФЗ п. 3 ст. 214.1 НК РФ утратил силу. С указанного момента налогоплательщик при реализации ценных бумаг (акций) не может воспользоваться имущественным налоговым вычетом, исчисляемым в зависимости от нахождения акций в собственности налогоплательщика, как это предусмотрено пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ.

А. признал факт получения им решения налогового органа <...> по результатам выездной налоговой проверки 11.11.2009, что подтверждено его собственноручной подписью на указанном решении. Таким образом, данное решение налогового органа вступило в законную силу 26.11.2009. Учитывая положения п. п. 2 и 6 ст. 6.1, п. 9 ст. 101 НК РФ, требование <...> об уплате налога было направлено А. 02.12.2009 в течение 10 дней со дня вступления в силу решения налогового органа в соответствии с требованиями п. 2 ст. 70 НК РФ.

 

Процессуальные вопросы

 

Иск о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, может предъявляться истцом также в суд по месту его жительства

 

Т. обратился в суд с иском к ООО "Страховая Компания "Росинвест" и Г. о взыскании страхового возмещения и вреда здоровью, сославшись на те обстоятельства, что в г. Домодедово Московской области водитель Г., управлявший автомобилем Форд Транзит, допустил нарушение пункта 10.1 Правил дорожного движения, не справился с управлением и совершил наезд на стоявший автомобиль Мазда 6 под его управлением.

В результате дорожно-транспортного происшествия принадлежащий ему автомобиль был поврежден, а ему причинен вред здоровью.

Просил суд взыскать в его пользу с ООО "Страховая Компания "Росинвест" страховое возмещение в сумме 120000 руб., с Г. - ущерб в сумме 58700 руб., включая ущерб при причинении вреда здоровью в сумме 113 руб., а также судебные расходы.

Определением судьи исковое заявление было возвращено в связи с неподсудностью Старооскольскому городскому суду.

Определение отменено в кассационном порядке.

Возвращая заявление, судья руководствовался положениями статьи 28 ГПК РФ и исходил из того, что ООО "Страховая компания "Росинвест" находится по адресу: <...>, а причинитель вреда Г. проживает <...>, в связи с чем иск подсуден суду по месту нахождения одного из ответчиков.

Такой вывод неубедителен.

Согласно пункту п. 5 ст. 29 ГПК РФ иск о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, может предъявляться истцом также в суд по месту его жительства.

Истцом исковое заявление подано исходя из указанного правила, требование о возмещении вреда здоровью заявлено, в связи с чем оснований для возвращения искового заявления по пункту 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ не имелось.

Вывод в определении судьи о том, что представленные истцом документы в подтверждение расходов на медикаменты к доказательствам причинения вреда здоровью при указанном дорожно-транспортном происшествии не относятся, основан на неправильном толковании норм процессуального права. На стадии принятия искового заявления судья не вправе давать оценку доказательствам по делу.

 

Неправильное истолкование заявленных исковых требований повлекло за собой ошибочное возвращение искового заявления по мотиву неподсудности дела районному суду

 

В. и М. являются сособственниками двухкомнатной квартиры в г. Белгороде.

Истица обратилась в Октябрьский районный суд с требованием о ее разделе. Просила выделить в собственность в соответствии с ее 1/2 долей жилую комнату N 2 общей площадью 16,3 кв. м, М. - жилую комнату N 3 общей площадью 11,4 кв. м; коридор N 1 общей площадью 4,6 кв. м, кухню N 4 общей площадью 6,3 кв. м, ванную N 5 общей площадью 2,6 кв. м, санузел N 6 общей площадью 1 кв. м, коридор N 7 общей площадью 2,1 кв. м оставить в совместном пользовании сторон.

Определением исковое заявление В. возвращено ввиду его неподсудности районному суду.

Определение отменено в кассационном порядке.

Федеральный законодатель урегулировал в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации условия и порядок предъявления иска, а также предусмотрел возможность для истца изменить предмет или основание заявленного иска.

Из искового заявления, представленного В., следует, что истица просит произвести раздел квартиры в г. Белгороде.

Судья, указав в определении о том, что истица просит определить порядок пользования квартирой, фактически изменил предмет исковых требований и подсудность для предъявления иска, нарушив ее права, гарантированные статьями 46, 47 Конституции Российской Федерации на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

 

Рассмотрение дела в отсутствие ответчика при неизвестности места его пребывания допускается только после поступления сведений об этом с последнего известного места жительства

 

29 сентября 2009 г. произведена государственная регистрация права собственности несовершеннолетней Х., 1998 года рождения, на 104/1000 доли в праве собственности на земельный участок общей площадью 17038 кв. м.

Сославшись на неосновательное обогащение Х. за счет использования с 01.09.2006 по 29.09.2009 указанной доли земельного участка без внесения соответствующей платы, администрация г. Белгорода инициировала дело в суде о взыскании с З., действующей в интересах несовершеннолетней, суммы неосновательного обогащения - 326985 руб. 48 коп. и процентов за пользование чужими денежными средствами - 33735 руб. 33 коп.

Решением суда, оставленным без изменения при кассационном рассмотрении дела, иск признан частично обоснованным: З., действующая в качестве законного представителя несовершеннолетней Х., обязана выплатить в бюджет муниципального образования городского округа "Город Белгород" неосновательное обогащение, проценты за пользование чужими денежными средствами, а также государственную пошлину.

Судебные постановления отменены в порядке надзора по следующим основаниям.

Дело рассмотрено в отсутствие заявительницы на основании ст. 119 ГПК РФ со ссылкой на надлежащее извещение о судебном разбирательстве несовершеннолетней Х. и ее законного представителя З. по известному месту жительства и возвращение судебных повесток с отметкой об истечении срока их хранения.

В нарушение приведенной нормы, допускающей рассмотрение дела в отсутствие ответчика при неизвестности места его пребывания после поступления сведений об этом с последнего известного места жительства, суд приступил к рассмотрению дела без получения указанных сведений, хотя они были истребованы по трем известным суду адресам; при этом судебная повестка по одному из этих адресов в г. Белгороде ответчице не направлялась.

Суд не принял во внимание и то обстоятельство, что истцом предъявлены требования в защиту интересов муниципального образования и соответственно не обсудил вопрос об объявлении розыска ответчика (ст. 120 ГПК РФ).

Между тем, заявительница в жалобе указала, что фактически она проживает со своей несовершеннолетней дочерью по другому указанному ею адресу и судебного извещения не получала.

Кроме того, как установлено судом при рассмотрении заявления З. о восстановлении срока на подачу кассационной жалобы, на момент рассмотрения дела заявительница находилась на лечении (с 31 марта по 16 апреля 2010 г.), что подтверждено листком нетрудоспособности.

При таких обстоятельствах убедительны доводы заявительницы о нарушении ее процессуальных прав, в результате чего она была лишена возможности приводить доводы против заявленных требований, в том числе просить о применении срока исковой давности.

 

Течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало. В случае если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день

 

Г. (далее - заявитель) просил отменить постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на имущество, освободить имущество, указанное в акте о наложении ареста, как принадлежащее заявителю на праве собственности.

Старооскольским городским судом Белгородской области вынесено определение о передаче дела на рассмотрение мировому судье судебного участка N 1 г. Старый Оскол. На данное определение истцом подана частная жалоба, которая определением возвращена заявителю в связи с пропуском срока на обжалование и отсутствием в жалобе просьбы о восстановлении пропущенного процессуального срока.

Определение отменено в кассационном порядке.

Частная жалоба, представление прокурора могут быть поданы в течение десяти дней со дня вынесения определения судом первой инстанции (статья 372 ГПК РФ).

Течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало. В случае если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день (статьи 107, 108 ГПК РФ).

Из материалов дела следует, что жалоба подана в установленный законом срок, о чем свидетельствует оттиск штампа отделения почтовой связи на конверте.

Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (часть 1 статьи 46 Конституции РФ).

Статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует право на справедливое и публичное разбирательство дела, предполагающее в числе прочего и право на обжалование судебного постановления.

 

Внесение ответчиками на депозитный счет денежных сумм в размере предъявленных к ним требований является надлежащим исполнением судебного решения и служит основанием для отмены обеспечения иска

 

Определением Чернянского районного суда приняты обеспечительные меры по делу по иску муниципального района "Чернянский район", городского поселения "Поселок Чернянка" к Н. и А. о взыскании неосновательного обогащения в общей сумме 785076 руб. 54 коп.: наложен арест на принадлежащее ответчикам недвижимое имущество в пределах цены иска. 31 марта 2009 г. во исполнение определения судебным приставом-исполнителем арестованы принадлежащие ответчикам силосный корпус N 1 и рабочая башня, расположенные в п. Чернянка.

22.04.2009 на депозитный счет управления судебного департамента в Белгородской области ответчики внесли денежную сумму в размере предъявленных к ним требований: 113984 руб. 23 коп. и 671092 руб. 31 коп.

Решением Чернянского районного суда в пользу истцов взыскано соответственно - 113984,24 руб. и 671092,32 руб.

Ссылаясь на внесение истребуемых истцами денежных сумм на депозитный счет и исполнение тем самым решения суда, ответчики обратились в суд с заявлением об отмене мер обеспечения иска и перечислении истцам денежных средств с депозитного счета.

Определением Чернянского районного суда Белгородской области, оставленным без изменения при кассационном рассмотрении дела, в удовлетворении заявления отказано.

Судебные постановления отменены в порядке надзора. Отказ в удовлетворении заявления об отмене мер по обеспечению иска мотивирован положениями ч. 3 ст. 144 ГПК РФ, предусматривающей сохранение мер по обеспечению иска до исполнения решения суда, а также установленным фактом неисполнения судебного решения и недоказанностью внесения ответчиками денежных средств во исполнение указанного решения, поскольку они внесены без судебного постановления.

При этом не учтено, что частью 2 статьи 143 ГПК РФ предусмотрено право ответчика взамен принятых судом мер по обеспечению иска о взыскании денежных сумм внести на счет суда истребуемую истцом сумму. Из этого следует инициатива ответчика как во внесении денежных средств на депозит, так и в указании, по какому делу они внесены.

Исходя из положений части 1 статьи 144 ГПК РФ, предусматривающей возможность отмены судом обеспечения иска по заявлению ответчика, вызывает сомнение в правильности и вывод о том, что меры обеспечения иска в обязательном порядке сохраняются до исполнения решения суда. По смыслу данной нормы права, в которой не приведен перечень обстоятельств, являющихся основаниями для отмены обеспечительных мер, это может иметь место в случае, когда изменились условия, послужившие основанием для принятия по делу обеспечительных мер, или когда защита интересов истца в исполнении судебного решения обеспечена иным способом.

В этой связи признаны убедительными доводы жалобы о том, что внесение ответчиками на депозитный счет упомянутых денежных сумм является надлежащим исполнением судебного решения и является основанием для отмены обеспечения иска. Это корреспондирует положениям ст. 327 ГК РФ, признающей внесение денежной суммы в депозит суда исполнением обязательства.

 

Лицо, не привлеченное к участию в деле, в отношении которого вынесено судебное решение, которым, по его мнению, нарушаются его права и свободы, во всяком случае, должно располагать эффективными средствами восстановления своих нарушенных прав

 

Решением Чернянского районного суда Белгородской области удовлетворены требования администрации муниципального района "Чернянский район", признано право собственности муниципального района "Чернянский район" Белгородской области на бесхозяйный объект недвижимого имущества - сооружение - объездную дорогу с кадастровым номером <...>, расположенное в п. Чернянка.

Т. обратился в суд с заявлением о выдаче копии данного решения.

Определением Чернянского районного суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Определение отменено в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, заявителю было отказано в выдаче копии решения со ссылкой на статью 214 ГПК и пункт 7.6 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, согласно которым выдача копий решения производится только лицам, участвующим в деле, к которым заявитель не относится.

Судебная коллегия считает, что такой отказ нельзя признать обоснованным.

Копии судебных постановлений по гражданскому делу, вступивших в законную силу, выдаются иным лицам, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями, по письменному заявлению, в котором должно быть указано, какие права или законные интересы этого лица нарушены этими судебными постановлениями (пункт 12.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной Приказом Судебного департамента при ВС РФ от 29.04.2003 N 36).

В заявлении Т. о выдаче копии судебного решения приведены доводы, указывающие на нарушение этим решением конкретных прав и законных интересов заявителя. В данном случае фактически чинятся препятствия лицу в реализации имеющегося у него права на судебную защиту.

Лицо, не привлеченное к участию в деле, в отношении которого вынесено судебное решение, которым, по его мнению, нарушаются его права и свободы, во всяком случае, должно располагать эффективными средствами восстановления своих нарушенных прав, как того требует ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как указывает Европейский суд по правам человека, право стороны на доступ к суду было бы иллюзорным, если бы она находилась в неведении относительно развития рассмотрения дела и решений суда по делу, особенно если такие решения препятствуют дальнейшему рассмотрению дела.

 

При решении вопроса об отказе в принятии поступившего документа по основаниям и в порядке, предусмотренным ГПК РФ, следует убедиться в намерении лица реализовать право на судебную защиту в порядке гражданского судопроизводства

 

Письмом и.о. начальника Грайворонского районного отдела судебных приставов Управления ФССП по Белгородской области К. возвращен выданный судом исполнительный лист со ссылкой на неуказание в исполнительном документе года рождения должника. Определением суда в принятии письма отказано, поскольку нарушен установленный ст. 14, 30, 31 ФЗ "Об исполнительном производстве" порядок оформления возврата исполнительного документа, который предусматривает вынесение должностным лицом постановления.

Одновременно судом было вынесено частное определение в адрес Грайворонского районного отдела УФССП по Белгородской области, в котором сообщалось о допущенных К. нарушениях ст. 30, 31 ФЗ "Об исполнительном производстве".

Частное определение отменено в кассационном порядке со ссылкой на следующее.

Отказывая в принятии возврата исполнительного документа, оформленного с нарушением пп. а п. 5 ч. 1 ст. 13 ФЗ "Об исполнительном производстве", суд сослался на то, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Однако из материалов дела не усматривается, что такое заявление направлялось районным отделом судебных приставов. В материалах дела имеется только его сопроводительное письмо, которое, согласно ст. 3 ГПК РФ, не подлежало рассмотрению в порядке гражданского процессуального законодательства в судебном заседании с вынесением процессуального документа.

 

Кассационная жалоба, оставленная без движения, не может быть возвращена стороне, устранившей в установленный срок ранее отмеченные судом недостатки

 

Решением районного суда иск В. к военному комиссариату Белгородской области о восстановлении пенсионных прав признан необоснованным и отклонен в полном объеме.

Не согласившись с решением, В. подал кассационную жалобу.

Жалоба оставлена без движения ввиду ее несоответствия требованиям ст. ст. 339, 340 ГПК РФ, поскольку в кассационной жалобе не был указан ответчик и адрес его места нахождения.

В адрес суда во исполнение определения об оставлении кассационной жалобы без движения поступила исправленная кассационная жалоба с устраненными ранее отмеченными судом недостатками.

Определением суда кассационная жалоба возвращена В.

Определение отменено в кассационном порядке.

Суд, возвращая кассационную жалобу истцу, пришел к выводу, что требования, содержащиеся в определении Октябрьского районного суда г. Белгорода, им не выполнены. Указанный вывод противоречит материалам дела.

Истец во исполнение вышеупомянутого определения суда указал ответчика и его местонахождение в вводной части кассационной жалобы. При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для возвращения кассационной жалобы В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь