Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБОБЩЕНИЕ

ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ ИЗ ПЕНСИОННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

Пенсионное обеспечение является важнейшим элементом социального обеспечения граждан.

Определяя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель установил как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая предоставление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств.

Действующее пенсионное законодательство не предусматривает возможности зачета в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, отпуска по уходу за ребенком, а поэтому судебные споры, предметом которых является отказ в назначении пенсии с учетом таких периодов, достаточно распространены в практике районных судов.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 января 1981 года "О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей" были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В соответствии с п. 2 постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей" с 1 декабря 1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Законом СССР от 22 мая 1990 года N 1501-1 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства" были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде; ст. 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Законодательство союзных республик подлежало приведению в соответствие с этим Законом.

До введения в действие Закона РФ от 25 сентября 1992 года N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" ст. 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение указанного периода в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

С принятием названного Закона РФ, вступившего в силу 6 октября 1992 года, период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях (ст. 167 КЗоТ РФ).

Исходя из смысла приведенных законодательных актов, а также редакции ст. 167 КЗоТ РСФСР (в ред. Закона РСФСР от 9 декабря 1971 года), период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в специальный стаж работы по специальности.

При разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (статьи 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), суды, как правило, следуют разъяснениям, изложенным в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии", о том, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года (времени вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации", с принятием которого названный период перестал включаться в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Следует также подчеркнуть, если отпуск по уходу за ребенком в целом (до достижения ребенком возраста полутора лет и до достижения им возраста трех лет) начался у матери в период действия вышеназванных нормативных актов, то с учетом положений ст. 6 ч. 2, ст. 15 ч. 4, ст. 17 ч. 1, ст. 18, ст. 19 и ст. 55 ч. 1 Конституции Российской Федерации, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, весь период отпуска по уходу за ребенком подлежит включению в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии.

Вместе с тем суды испытывают трудности при разрешении вопроса о том, в каком порядке (календарном или льготном) подлежат включению указанные периоды в специальный стаж в том случае, если стаж работы подлежал льготному исчислению.

В этой связи интерес представляет дело, рассмотренное Президиумом МОС по надзорной жалобе гражданки Н. на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда.

Указанным определением было отменено решение Ступинского городского суда об обязании включить в специальный стаж истицы Н. (медицинской сестры стационара хирургического профиля) период нахождения ее в отпуске по беременности и родам с 19.11.1984 по 20.02.1985 и с 30.03.1996 по 11.08.1996 в льготном исчислении с применением подсчета 1 год за 1 год и 6 месяцев и принято новое решение, в соответствии с которым истице было отказано во включении в специальный стаж периода нахождения истицы в отпуске по беременности и родам с 30.03.1996 по 11.08.1996 и в льготном исчислении с применением подсчета 1 год за 1 год и 6 месяцев периода нахождения в отпуске по беременности и родам с 19.11.1984 по 20.02.1985. Отменяя определение судебной коллегии, Президиум указал, что коллегия ошибочно исходила из того, что в указанные периоды истица находилась в отпуске по уходу за ребенком, а не в отпуске по беременности и родам, в связи с чем судом первой инстанции были правильно установлены обстоятельства по делу и правильно применен закон, регулирующий возникшие правоотношения.

Согласно п. 7 совместного постановления Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата ВЦСПС от 29 ноября 1989 года N 375/24-11 время отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет засчитывается также в стаж, дающий право на пенсию на льготных условиях и в льготных размерах. Во всех случаях исчисления общего, непрерывного стажа работы и стажа работы по специальности время частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет учитывается в том же порядке, как работа, в период которой предоставлены указанные отпуска. При этом в соответствии с Правилами исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (пункт 5), утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года N 516, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, для работников, которые постоянно в течение полного рабочего дня заняты на этой работе, включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных оплачиваемых отпусков, включая дополнительные.

По трудовому законодательству отпуск по беременности и родам не относится к ежегодным оплачиваемым отпускам. Основанием для его предоставления служит медицинское заключение о временной нетрудоспособности, а оплачивается он через пособие по государственному социальному страхованию в виде пособия по беременности и родам (ст. 255 ТК РФ). Следовательно, отпуск по беременности и родам включается в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии.

Таким образом, судебной коллегией не было учтено, что периоды отпуска по беременности и родам, а также отпуска по уходу за ребенком до трех лет, начавшегося до 6 октября 1992 года, включаются в специальный стаж и на указанные периоды распространяются установленные правила исчисления периодов работы.

При таких обстоятельствах период нахождения истицы Н. в отпуске по беременности и родам с 19.11.1984 по 20.02.1985 и с 30.03.1996 по 11.08.1996 подлежал включению в специальный стаж в льготном исчислении.

Из содержания постановления Конституционного Суда РФ от 24 мая 2001 года N 8-П по делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1 и статьи 2 Федерального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", определения Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2002 года N 320-О, постановления Конституционного Суда РФ от 29.01.2004 N 2-П (п. 3.3) следует, что если гражданин приобрел какие-то пенсионные права в период действия соответствующего нормативного правового акта, в котором эти права были закреплены, то он может воспользоваться этими приобретенными правами при назначении пенсии даже в том случае, если на момент такого назначения эти акты формально утратили силу и действует новое законодательство.

Судебная практика показывает, что вышеприведенные правовые позиции Конституционного Суда РФ не всегда учитываются судами.

При разрешении споров по требованиям лиц, претендующих на установление досрочной трудовой пенсии по старости, судами допускаются ошибки при исчислении периодов работы до 1 января 2002 года, подлежащих включению в специальный стаж на основании ранее действовавших нормативных правовых актов.

Так, Президиумом МОС было отменено определение судебной коллегии по гражданским делам в части отказа во включении в специальный стаж в льготном исчислении периода работы гражданки П. (медсестры стационара хирургического профиля) с 07.07.1982 по 01.10.1993 и оставлено в силе в указанной части решение Мытищинского городского суда, которым указанный период был включен в стаж в льготном исчислении на основании пункта 3 постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года N 1066 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения".

Президиум МОС указал, пунктом 3 названного постановления предусмотрено, что в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, периоды работы до 1 ноября 1999 года засчитывались в соответствии со Списком профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная работа в которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464.

В соответствии с пунктом 3 указанного постановления среднему медицинскому персоналу отделений (палат) хирургического профиля стационаров исчисление сроков выслуги осуществляется по правилам зачета одного года работы в этих должностях и подразделениях как 1 год и 6 месяцев.

В спорные периоды истица выполняла работу среднего медицинского персонала в отделениях хирургического профиля. В этой связи суд пришел к правильному выводу о том, что спорный период подлежит включению в стаж в льготном исчислении.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что в спорные периоды действовали не только Списки, утвержденные постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464, но и постановление Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства", которое утратило силу с 1 октября 1993 года в связи с введением в действие Списков 1991 года.

Поскольку Законом СССР от 14 июля 1956 года "О государственных пенсиях", постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года не предусматривалось исчисление трудового стажа в льготном порядке, льготное исчисление стажа для медицинских работников отделений хирургического профиля стационаров введено постановлением Совета Министров РСФСР N 464 от 6 сентября 1991 года, вступившим в силу 1 октября 1993 года, судебная коллегия пришла к выводу о незаконности включения периода работы истицы с 7 июля 1982 года по 1 октября 1993 года в специальный стаж в льготном исчислении.

Не соглашаясь с указанным выводом судебной коллегии, Президиум указал, что с принятием постановления Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464 и введением нового правового регулирования условий и порядка назначения пенсии, в том числе и новых правил подсчета специального трудового стажа, улучшающих положение работника, законодателем фактически было предоставлено работнику право льготного исчисления специального трудового стажа, которого он не имел по ранее действовавшему законодательству. В этой связи применение судебной коллегией постановления Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года, не регулировавшего правоотношения по льготному исчислению стажа указанной категории работников и не соответствующего интересам работника, Президиум не признал законным.

Таким образом, если при подсчете страхового стажа и стажа на соответствующих видах работ по нормам Федерального закона N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и подзаконных нормативных правовых актов этот стаж недостаточен для назначения пенсии, то в его состав могут быть включены также периоды трудовой или иной деятельности, которые засчитывались в соответствующий стаж по нормам ранее действовавшего законодательства.

В целях обеспечения конституционного права каждого на получение пенсии законодатель вправе, как это вытекает из статьи 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации, определять механизм его реализации, включая закрепление в законе правовых оснований назначения пенсий, установление их размеров и порядка исчисления, особенностей приобретения права на пенсию отдельными категориями граждан.

Судебная практика Президиума показывает, что основания назначения пенсий и особенности приобретения права на пенсию не всегда учитываются судами.

Решением Жуковского городского суда были удовлетворены требования истца Ж. о досрочном назначении трудовой пенсии в связи с работой в летном составе гражданской авиации. В специальный стаж судом были включены периоды службы истца в должностях летного состава Вооруженных Сил РФ с 1989 по 1994 год.

Определением судебной коллегии Московского областного суда решение суда отменено, в удовлетворении требований истцу отказано.

Отменяя определение судебной коллегии, Президиум указал, что Ж. является работником летного, а не летно-испытательного состава гражданской авиации. В спорный период проходил военную службу в войсковой части в качестве летчика-инструктора и имеет соответствующее количество часов налета. Основания назначения досрочной пенсии работникам летного состава гражданской авиации регулируются положениями подп. 13 п. 1 ст. 27 Федерального закона РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", а не п. 3 ст. 31 указанного Закона.

В этой связи для оценки пенсионных прав застрахованных по состоянию на 31 декабря 2001 года применяются Правила исчисления сроков выслуги, утвержденные постановлением Совета Министров РСФСР от 04.09.91 N 459.

Согласно п. 4 Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсий работникам авиации летного, инженерно-технического состава, а также службы управления воздушным движением в выслугу лет работникам летного состава засчитывается время службы в должностях летного состава Вооруженных Сил СССР и работа в должностях летно-испытательного состава в порядке, установленном для назначения пенсий соответственно военнослужащим и летно-испытательному составу.

Таким образом, Президиум признал незаконным вывод судебной коллегии о том, что время службы истца в летном составе Вооруженных Сил РФ не подлежит зачету в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии истцу как работнику летного состава гражданской авиации (подп. 13 п. 1 ст. 27 Федерального закона РФ от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

Вопрос о том, имеют ли право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с подп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" медицинские сестры, работавшие в многопрофильных санаториях, также нашел разрешение в надзорной практике Президиума МОС.

Решением Одинцовского городского суда удовлетворены требования Л. о включении в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии периода работы с 1984 года по 2007 год в должности медицинской сестры ФГУ Клинический санаторий "Барвиха", расположенного в сельской местности.

Определением судебной коллегии решение суда отменено и вынесено новое решение, которым в удовлетворении требований Л. отказано.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что работа истицы проходила в санатории общего профиля и такое наименование учреждения списками должностей и учреждений не предусмотрено.

Отменяя определение судебной коллегии и оставляя в силе решение суда первой инстанции, Президиум указал, что работа истицы, осуществляемая до 1 ноября 1999 года, подлежала зачету в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в порядке, предусмотренном Списком профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464, согласно которому в специальный стаж подлежит включению работа врачей и среднего медицинского персонала независимо от наименования должности лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности.

Список работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается досрочная трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 28 названного Закона после 1 ноября 1999 года, утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 и предусматривает, что правом на досрочную пенсию по старости пользуются врачи и средний медицинский персонал, в том числе и медицинская сестра в учреждении "санаторий" (курорты) (в том числе детские): для лечения туберкулеза всех форм; для больных с последствиями полиомиелита; для гематологических больных; для лечения больных с нарушением опорно-двигательного аппарата; для больных ревматизмом; психоневрологический.

Таким образом, работа в должности медицинской сестры в многопрофильном санатории, в котором осуществляется лечение по одному или нескольким профилям, указанным в разделе "Наименование учреждений" Списка, дает право на назначение трудовой пенсии по старости досрочно в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья граждан.

Учитывая, что санаторий осуществляет профилактическое лечение различных заболеваний, в том числе и заболеваний опорно-двигательного аппарата и психоневрологических, Президиум пришел к выводу о незаконности принятого судебной коллегией определения.

 

Подготовлено судьей

Московского областного суда

Т.А. Петровой

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь