Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 октября 2010 г. N 44у-71/2010

 

Президиум Сахалинского областного суда в составе:

председательствующего: Короля М.Н.,

членов президиума: Втулкина В.А., Никулина В.А., Арефьевой С.Ю., Жуковской З.В., Яненко Е.Ф.

рассмотрел материалы уголовного дела по надзорной жалобе осужденного М. на приговор Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 30 апреля 2010 года, которым

М., (данные о месте и дате рождения обезличены), судимый:

1) приговором Южно-Сахалинского городского суда от 23 января 2002 года (с учетом изменений, внесенных в приговор постановлением Южно-Сахалинского городского суда от 9 марта 2005 года) по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима; освобожден 10 июня 2005 года по отбытию срока наказания;

2) приговором Южно-Сахалинского городского суда от 27 января 2009 года по ч. 2 ст. 330 УК РФ к двум годам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года, -

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы;

в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Южно-Сахалинского городского суда от 27 января 2009 года;

на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 27 января 2009 года, и окончательно по совокупности приговоров назначено четыре года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

срок отбытия наказания постановлено исчислять с 30 апреля 2010 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания под стражей с 11 ноября 2009 года по 29 апреля 2010 года включительно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 4 августа 2010 года указанный приговор оставлен без изменения, а кассационная жалоба осужденного - без удовлетворения.

В надзорной жалобе осужденного поставлен вопрос о пересмотре приговора и кассационного определения.

Заслушав доклад судьи Сахалинского областного суда Яненко Е.Ф., мнение заместителя прокурора Сахалинской области К., предлагавшего надзорную жалобу осужденного оставить без удовлетворения, однако приговор и кассационное определение изменить путем зачета М. в срок отбытия наказания времени его содержания под стражей до приговора от 27 января 2009 года в период с 21 октября 2008 года по 27 января 2009 года, президиум

 

установил:

 

М. признан виновным и осужден за покушение на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору, при следующих обстоятельствах.

(Дата совершения преступления обезличена) в вечернее время М. находился в помещении летней кухни, расположенной по (название улицы обезличено), где распивал спиртные напитки вместе с двумя другими лицами, в отношении которых материалы уголовного дела выделены в отдельное производство. В ходе употребления спиртного М. и два других лица вступили в сговор, направленный на неправомерное завладение без цели хищения автомобилем марки (марка автомобиля обезличена) государственный номер (обезличен), принадлежащим Ж.Ю.В., для того, чтобы съездить в г. Поронайск Сахалинской области. Данный автомобиль находился во дворе дома (место нахождения автомобиля обезличено). Реализуя свой преступный умысел, (дата и время обезличены) М. и два других лица, действуя совместно и согласованно, вышли во двор указанного дома, подошли к названному автомобилю, двери которого на ключ заперты не были. Убедившись, что за их действиями никто не наблюдает, с целью не разбудить потерпевшего Ж.Ю.В. стали выталкивать автомобиль за пределы двора (номер дома и улица обезличены), а М., открыв дверь автомобиля со стороны водителя, управлял движением автомобиля. Выкатив автомобиль за территорию двора, М. и два других лица, действуя совместно и согласованно, пытались завести двигатель автомобиля, но не смогли довести умысел на его угон до конца, так как были обнаружены на месте преступления потерпевшим Ж.Ю.В.

В надзорной жалобе осужденный М. ставит вопрос об отмене приговора, направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение, указывая следующее:

показания, данные им в судебном заседании, судами первой и кассационной инстанций во внимание не приняты;

в судебном заседании суда кассационной инстанции потерпевший Ж.Ю.В. пояснил, что заявление об угоне автомобиля он написал только после того, как не обнаружил в машине компьютер, тогда как Ж.Ю.В. обратился с заявлением не о хищении компьютера, а об угоне автомобиля; следствием и судом факт пропажи компьютера не проверялся;

уголовное дело "сфабриковано";

потерпевший опроверг показания Л. и Л.А.Б.;

из показаний Л.А.Б. и Л. следует, что сговор на угон автомобиля отсутствовал;

в нарушение требований уголовно-процессуального закона суд первой инстанции не огласил показания Л.А.Б. и Л.;

в судебных заседаниях судов первой и кассационной инстанций потерпевший подтвердил, что разрешал ему брать автомобиль;

он просил суд вызвать свидетеля защиты П.С., которая могла подтвердить, что он не угонял автомобиль Ж.Ю.В.; они хотели только покататься; свидетель Ю.И.З. подтвердила, что П. была с ними;

потерпевший обратился с заявлением об угоне автомобиля и покушении на кражу 100 литров дизельного топлива, однако в приговоре указано, что названное имущество возвращено потерпевшему.

Изучив материалы дела, проверив доводы надзорной жалобы, президиум приходит к следующим выводам.

Обстоятельства, подлежащие в соответствии со ст. 73 УПК РФ доказыванию по уголовному делу, судом первой инстанции установлены верно.

Выводы суда о виновности М. в покушении на угон автомобиля группой лиц по предварительному сговору основаны на доказательствах, полно, всесторонне и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства и правильно приведенных в приговоре. В частности, на:

показаниях самого М., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании пояснявшего, что он совместно с двумя своими знакомыми взял машину Ж.Ю.В., чтобы съездить в Поронайск;

показаниях потерпевшего Ж.Ю.В. о том, что примерно (дата и время обезличены) ему позвонил С.В.А., который сообщил, что на его (Ж.Ю.В.) участке слышны подозрительные звуки; выйдя на улицу, он обнаружил, что во дворе отсутствует принадлежащий ему автомобиль "Тойота Королла"; пройдя примерно 30 м по (название улицы обезличено), он увидел свой автомобиль, капот которого был открыт; возле автомобиля стоял М. с аккумулятором в руках; также возле автомобиля находились Л. и Ю.; М. ему пояснил, что они намеревались проехать на автомобиле до с. Владимировка; он не давал разрешения М. брать свой автомобиль;

показаниях свидетеля Ю.И.З. о том, что Л. предложил поехать к нему в гости в г. Поронайск на автомобиле Ж.Ю.В., с чем согласились М. и Л.; примерно (время обезличено) М., Л. и Л.А.Б. стали выталкивать автомобиль со двора; через некоторое время они вернулись в помещение летней кухни, сказав, что пора ехать; автомобиль стоял неподалеку от двора дома Ж.Ю.В., М., в руках которого был аккумулятор, что-то делал под капотом автомобиля; в это время вышел Ж.Ю.В., который остановил их;

показаниях свидетеля С.В.А. о том, что (дата и время обезличены) он услышал со двора Ж.Ю.В. подозрительные звуки, о чем сообщил Ж.Ю.В. по телефону; через некоторое время Ж.Ю.В. зашел к нему и сообщил, что его автомобиль (марка автомобиля обезличена) угнали Александр, рыжий парень и Ира; выйдя на улицу, он увидел, что автомобиль Ж.Ю.В. находится примерно в 30 метрах от двора дома Ж.Ю.В. на (название улицы обезличено);

фактических сведениях, зафиксированных в протоколе осмотра места происшествия, об обнаружении автомобиля (марка автомобиля обезличена) государственный номер (гос. номер) на (название улицы обезличено) в 30 метрах в восточном направлении от (номер дома и название улицы обезличено) (т. 1, л.д. 6 - 9);

иных доказательствах, исследованных в ходе судебного разбирательства и правильно приведенных в приговоре.

Судом первой инстанции в соответствии с правилами ст. ст. 87, 88 УПК РФ представленные сторонами доказательства проверены путем их сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Каждое доказательство оценено судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Поскольку вывод суда о виновности осужденного в совершении преступления основан на совокупности относимых, допустимых, достоверных и достаточных для такого вывода доказательств, довод надзорной жалобы осужденного о том, что уголовное дело в отношении него "сфабриковано", является несостоятельным.

Юридическая оценка содеянному М. по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ как покушение на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору, - судом первой инстанции дана верная.

Довод надзорной жалобы осужденного о том, что суды первой и кассационной инстанций не приняли во внимание его показания в судебном заседании, не основан на содержании оспариваемых судебных решений, поскольку суд первой инстанции проверил и оценил показания М., данные им на досудебной и судебной стадиях производства по делу, а суд кассационной инстанции с оценкой показаний осужденного, приведенной в приговоре, согласился.

Кроме того, показаниями осужденного, данными им в судебном заседании, фактически подтверждено совершение М. преступления. Так, М. пояснил, что в день событий Ж.Ю.В. не доверял ему управление автомобилем; он намеревался оставить Ж.Ю.В. записку, но не оставил ее; автомобиль со двора они вытолкали, так как не хотели будить Ж.Ю.В. (т. 2, л.д. 54 - 55).

Не соответствует материалам уголовного дела и довод надзорной жалобы осужденного о том, что в судебных заседаниях судов первой и кассационной инстанций потерпевший подтвердил, что разрешал осужденному брать автомобиль. Так, из протокола судебного заседания суда первой инстанции следует, что потерпевший Ж.Ю.В. пояснил, что он никогда не разрешал М. брать его автомобиль и управлять им (т. 2, л.д. 47, 50). То обстоятельство, что в иной день Ж.Ю.В. в своем присутствии разрешил М. перегнать автомобиль с одного места на другое в пределах двора, не свидетельствует о правомерности завладения М. автомобилем Ж.Ю.В. 10 ноября 2009 года. Как следует из протокола судебного заседания суда кассационной инстанции, потерпевший Ж.Ю.В. пояснений по обстоятельствам совершения преступления не давал (т. 2, л.д. 104).

(Дата и время обезличены) Ж.Ю.В. по телефону сообщил в отдел милиции о совершенном в отношении его автомобиля преступлении; (дата обезличена) Ж.Ю.В. обратился с заявлением на имя начальника УВД по ГО "Город Южно-Сахалинск", в котором просил привлечь к уголовной ответственности лиц, пытавшихся угнать его автомобиль (т. 1, л.д. 3). Сообщенные Ж.Ю.В. в данном заявлении сведения в ходе проведенной проверки подтверждены. То обстоятельство, что в судебном заседании потерпевший Ж.Ю.В. пояснил, что ему показалось, что похищен автомобильный компьютер, в связи с чем он и обратился в милицию, а компьютер был им позже найден (т. 2, л.д. 48), и о чем указывается в надзорной жалобе осужденного, не влияет на законность и обоснованность выводов суда о виновности осужденного в совершении преступления. Так, в соответствии с ч. 5 ст. 20, ч. 1 ст. 21 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 166 УК РФ, относятся к уголовным делам публичного обвинения, уголовное преследование от имени государства по которым осуществляют следователь и прокурор. Заявление потерпевшего в данном случае обязательным условием для возбуждения уголовного дела не является, как не имеют правового значения мотивы, по которым потерпевший с таким заявлением обратился.

Как пояснил потерпевший, компьютер впоследствии им был найден. Обвинение в совершении хищения компьютера М. не предъявлялось. В соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. При таких обстоятельствах, вопреки доводу надзорной жалобы осужденного, на суде не лежала обязанность при рассмотрении настоящего уголовного дела проверять факт пропажи компьютера.

Постановлением от 15 января 2010 года из настоящего уголовного дела выделено уголовное дело в отношении Л.А.Б. и Л.А.Н. по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ в связи с неустановлением места нахождения указанных лиц (т. 1, л.д. 131 - 132). В соответствии со ст. ст. 15, 274 УПК РФ доказательства суду представляют стороны. Как следует из протокола судебного заседания, ни одна из сторон не представляла суду в качестве доказательств показания Л.А.Б. и Л.А.Н., не ходатайствовала об оглашении указанных показаний. При таких обстоятельствах довод надзорной жалобы о том, что суд должен был огласить показания указанных лиц, не основан на требованиях уголовно-процессуального закона. По указанным основаниям несостоятельными являются и доводы надзорной жалобы о том, что потерпевший опроверг показания Л.А.Б. и Л.А.Н., а также о том, что из показаний указанных лиц следует, что предварительного сговора на угон автомобиля между осужденным и названными лицами не было.

Наличие между М. и иными лицами предварительного сговора на угон автомобиля подтверждено показаниями свидетеля Ю.И.З. о том, что Л. предложил М. и Л.А.Б. взять автомобиль Ж.Ю.В. марки (марка автомобиля обезличена), на что М. и Л.А.Б. согласились, Ж.Ю.В. не разрешал М. и остальным брать автомобиль, они ждали, когда Ж.Ю.В. уснет (т. 2, л.д. 51 - 52).

Довод надзорной жалобы осужденного о том, что он просил вызвать в суд и допросить в качестве свидетеля защиты П.С., не основан на материалах уголовного дела, таких данных не содержащих.

Факт возврата потерпевшему вещественных доказательств, в том числе и автомобиля, о чем указано в надзорной жалобе, никаким образом не ставит под сомнение вывод суда о виновности осужденного в совершении преступления.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60, ч. 3 ст. 66 УК РФ.

Суд первой инстанции при назначении М. наказания учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления; данные о личности виновного, в соответствии с которыми по месту содержания под стражей М. характеризуется удовлетворительно; отсутствие обстоятельств, смягчающих наказание; отягчающее наказание обстоятельство - рецидив преступлений; судом также учтено влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Поскольку умышленное тяжкое преступление совершено М. в период испытательного срока при условном осуждении приговором Южно-Сахалинского городского суда от 27 января 2009 года, суд законно в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменил условное осуждение и назначил осужденному окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Назначенное осужденному как по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, так и по совокупности приговоров наказание является справедливым, соразмерным содеянному им и данным о его личности.

При таких обстоятельствах надзорная жалоба осужденного М. удовлетворению не подлежит.

Вместе с тем, на основании ч. 1 ст. 410 УПК РФ и в соответствии со ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ приговор и кассационное определение подлежат изменению в связи со следующим.

Из материалов уголовного дела следует, что до приговора Южно-Сахалинского городского суда от 27 января 2009 года М. содержался под стражей в качестве меры пресечения с 21 октября 2008 года по 27 января 2009 года (т. 1, л.д. 164 - 170).

Указанный период содержания осужденного под стражей судом первой инстанции в срок отбытия М. наказания не зачтен. Отвергая довод кассационной жалобы осужденного о необходимости зачета указанного периода содержания под стражей в срок отбытия наказания, судебная коллегия указала, что, поскольку суд применил принцип частичного присоединения неотбытого наказания по приговору Южно-Сахалинского городского суда от 27 января 2009 года к наказанию, назначенному по настоящему приговору, то зачет времени содержания под стражей М. по предыдущему приговору не должен производиться при определении окончательного наказания по совокупности приговоров.

Однако данный вывод судебной коллегии не основан на уголовном законе.

Так, неотбытым наказанием следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору при условном осуждении; при присоединении наказания, назначенного по первому приговору, которое суд постановил считать условным, к наказанию по последнему приговору, суд засчитывает в окончательный срок наказания по совокупности приговоров время нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения или задержания в случаях их применения (п. п. 34, 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания").

При таких обстоятельствах президиум изменяет приговор и кассационное определение путем зачета М. в срок отбытия наказания времени его содержания под стражей в порядке меры пресечения до приговора Южно-Сахалинского городского суда от 27 января 2009 года.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

надзорную жалобу осужденного М. оставить без удовлетворения.

Приговор Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 30 апреля 2010 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 4 августа 2010 года в отношении М. изменить:

зачесть М. в срок отбытия наказания время его содержания под стражей до приговора Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 27 января 2009 года в период с 21 октября 2008 года по 27 января 2009 года.

В остальной части те же приговор и кассационное определение оставить без изменения.

 

Председательствующий

М.Н.КОРОЛЬ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь