Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 октября 2010 г. по делу N 4а-2533/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Х.В. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 80 района Лианозово г. Москвы от 10 июня 2010 года и решение судьи Бутырского районного суда г. Москвы от 14 июля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 80 района Лианозово г. Москвы от 10 июня 2010 года Х.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Бутырского районного суда г. Москвы от 14 июля 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Х.В. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Х.В. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование, в том числе в присутствии понятых ему не предлагалось; признаки опьянения у него отсутствовали, а имелись признаки переутомления, многочасовой работы с компьютером и вегетососудистой дистонии; дело рассмотрено с нарушением территориальной подведомственности и за пределами срока давности привлечения к административной ответственности; его ходатайство о ведении протокола судебного заседания судьей районного суда проигнорировано; показания допрошенных в качестве свидетелей Ц. и понятого Н., зафиксированные в обжалуемых судебных актах, не соответствуют тем, что были даны указанными лицами в ходе судебного разбирательства; дело и жалоба рассмотрены в отсутствие понятого Х., несмотря на то, что ранее его явка была признана необходимой; мировым судьей был допрошен в качестве свидетеля сотрудник ГИБДД М., тогда как о его допросе никто не ходатайствовал, мотивированного определения по данному поводу не выносилось; содержание рапортов сотрудников ГИБДД противоречит содержанию других доказательств по делу.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 10 апреля 2010 года в 22 часа 05 минут Х.В., управляя транспортным средством "<...>" государственный регистрационный знак <...>, возле дома <...> по <...> шоссе г. <...> был остановлен сотрудниками милиции и в нарушение требований п. 2.3.2 ПДД РФ не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения при наличии признаков опьянения - неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении Х.В. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения Х.В. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, из которого следует, что у Х.В. наличествовали признаки алкогольного опьянения, однако, от проведения указанной процедуры он отказался; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, согласно которому при наличии признаков опьянения - неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, а также отказавшись от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, Х.В. в присутствии двух понятых не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения; рапортами сотрудников ГИБДД; письменными объяснениями понятых Н. и Х.; показаниями допрошенных в качестве свидетелей при рассмотрении дела мировым судьей сотрудников ГИБДД Я. и М., понятого Н., а также показаниями понятого Н., данными им в рамках проверки судьей районного суда доводов жалобы.

При таких обстоятельствах вывод мирового судьи о наличии в действиях Х.В. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод Х.В. о том, что пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование, в том числе в присутствии понятых ему не предлагалось, является необоснованным, так как обстоятельства нарушения подтверждаются перечисленными выше доказательствами, которые исследованы и оценены судебными инстанциями по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. В частности, рассматриваемый довод Х.В. опровергается показаниями сотрудников ГИБДД Я. и М., понятого Н., данными в ходе судебного разбирательства, из которых следует, что Х.В. в присутствии понятых было предложено пройти как освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, так и медицинское освидетельствование, однако, он от прохождения указанных процедур отказался. Изложенное подтверждается также содержанием протокола о направлении на медицинское освидетельствование, в соответствующей графе которого зафиксировано несогласие Х.В. с прохождением медицинского освидетельствования, что удостоверено подписями понятых. Сведений, опровергающих или ставящих по сомнение достоверность названных доказательств, не имеется.

Довод Х.В. о том, что признаки опьянения у него отсутствовали, а имелись признаки переутомления, многочасовой работы с компьютером и вегетососудистой дистонии, нельзя признать состоятельным, поскольку он опровергается совокупностью перечисленных выше доказательств. Представленные Х.В. справки из Наркологического диспансера N 4 г. Москвы и ГКБ N 20 ДЗ г. Москвы не свидетельствуют об обоснованности рассматриваемого довода, поскольку из данных документов не следует, что при обращении Х.В. в указанные медицинские учреждения выяснялся вопрос о наличии или отсутствии у него признаков опьянения. Наличие у Х.В. признаков опьянения (неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица) подтверждено актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, протоколом об административном правонарушении, а также показаниями сотрудников ГИБДД Я. и М., данными ими в рамках рассмотрения дела.

Довод Х.В. о том, что дело рассмотрено с нарушением территориальной подведомственности, не соответствует действительности. Согласно материалам дела административное правонарушение совершено Х.В. возле дома <...> по <...> шоссе г. <...>, что в силу Закона г. Москвы "О создании судебных участков и должностей мировых судей города Москвы" (в редакции Закона г. Москвы от 28.05.2008 N 18) относится к юрисдикции судебного участка N 80 района Лианозово г. Москвы. В соответствии с постановлением председателя Бутырского районного суда г. Москвы от 11 мая 2010 года с 07 июня 2010 года по 12 июля 2010 года исполнение обязанностей мирового судьи судебного участка N 80 района Лианозово г. Москвы было возложено на мирового судью судебного участка N 88 района Алтуфьевский г. Москвы, в связи с чем 10 июня 2010 года им было рассмотрено настоящее дело без нарушения правил территориальной подведомственности.

Довод Х.В. о том, что дело рассмотрено за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, является надуманным. Согласно ст. 4.5 КоАП РФ (в редакции, действующей до изменений, внесенных Федеральным законом от 30.04.2010 N 69-ФЗ) постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения. Из материалов дела усматривается, что административное правонарушение было совершено Х.В. 10 апреля 2010 года, постановление по настоящему делу об административном правонарушении в отношении Х.В. вынесено 10 июня 2010 года, то есть в пределах двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, предусмотренного ст. 4.5 (в редакции, действующей до изменений, внесенных Федеральным законом от 30.04.2010 N 69-ФЗ).

Довод Х.В. о том, что его ходатайство о ведении протокола судебного заседания судьей районного суда проигнорировано, не может повлечь удовлетворение жалобы. Заявление подобного ходатайства связано лишь с реализацией процессуального права лица, в отношении которого ведется производство по делу, и не имеет отношения к исследованию обстоятельств вменяемого правонарушения, а потому нерассмотрение такого ходатайства не может поставить под сомнение законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных решений, тем более, что нормами КоАП РФ не предусмотрено ведение протокола судебного заседания при рассмотрении дела об административном правонарушении.

Довод Х.В. о том, что показания допрошенных в качестве свидетелей Ц. и понятого Н., зафиксированные в обжалуемых судебных актах, не соответствуют тем, что были даны указанными лицами в ходе судебного разбирательства, не может быть принят во внимание, поскольку каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о его обоснованности, в материалах дела не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено.

Довод Х.В. о том, что дело и жалоба рассмотрены в отсутствие понятого Х., несмотря на то, что ранее его явка была признана необходимой, не может повлечь отмену состоявшихся по делу судебных решений. Мотивы, по которым судебные инстанции нашли возможным рассмотреть дело в отсутствие понятого Х., приведены в обжалуемых судебных актах. То обстоятельство, что указанное лицо не было допрошено в ходе судебного разбирательства, не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела и жалобы, имеющиеся доказательства обоснованно были признаны судебными инстанциями достаточными для рассмотрения дела по существу.

Довод Х.В. о том, что мировым судьей был допрошен в качестве свидетеля сотрудник ГИБДД М., тогда как о его допросе никто не ходатайствовал, мотивированного определения по данному поводу не выносилось, несостоятелен. Отсутствие ходатайства участвующих в деле лиц о допросе сотрудника ГИБДД М. не являлось препятствием к совершению мировым судьей данного процессуального действия в рамках рассмотрения дела, поскольку судья может принять решение об исследовании того или иного доказательства по собственной инициативе, что, вопреки утверждению заявителя, имело место в данном случае.

С доводом Х.В. о том, что содержание рапортов сотрудников ГИБДД противоречит содержанию других доказательств по делу, согласиться нельзя, так как указанные доказательства находятся в достаточном соответствии с совокупностью других доказательств, а потому ставить под сомнение их достоверность оснований не имеется.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении Х.В. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес обоснованное и законное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 80 района Лианозово г. Москвы от 10 июня 2010 года и решение судьи Бутырского районного суда г. Москвы от 14 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Х.В. оставить без изменения, надзорную жалобу Х.В. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь