Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 октября 2010 г. по делу N 4а-2564/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Т. на постановление судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 16 июня 2010 года и решение судьи Московского городского суда от 06 июля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 16 июня 2010 года Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

Решением судьи Московского городского суда от 06 июля 2010 года названное выше постановление судьи районного суда оставлено без изменения, а жалоба Т. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Т. просит об отмене указанных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что наезд на пешехода Л. он не совершал, последний споткнулся о выбоины на асфальте; выводы судебных инстанций о совершении им административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, основаны на недопустимых и противоречивых доказательствах, объективных доказательств, подтверждающих его виновность, нет, а имеющиеся в материалах дела документы не могут быть положены в обоснование его виновности в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судьей районного суда установлено, что 27 мая 2010 года примерно в 13 часов 20 минут Т., управляя автомашиной "<...>" государственный регистрационный знак <...>, у дома <...> по проспекту <...> в г. <...> совершил наезд на пешехода Л., после чего в нарушение п. 2.5 ПДД РФ оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого являлся, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Факт совершения Т. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; медицинской справкой о телесных повреждениях Л.; протоколом заявления Л., в котором он сообщил, что на него совершил наезд водитель автомобиля "<...>" государственный регистрационный знак <...>; схемой дорожно-транспортного происшествия с фотоматериалами; рапортом сотрудника ГИБДД; актом о выявленных множественных выбоинах асфальтового покрытия; показаниями Л., данными им в ходе судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах вывод судьи районного суда о наличии в действиях Т. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, является правильным, а довод Т. о том, что наезд на пешехода Л. он не совершал, последний споткнулся о выбоины на асфальте - несостоятельным. В соответствии с положениями ПДД РФ факт ДТП обязывал Т. действовать в строгом предписании с п. 2.5 ПДД РФ, однако, он оставил место ДТП, совершив виновное правонарушение, за что правомерно привлечен судом к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 12.27 КоАП.

Довод Т. о том, что протокол об оставлении им места ДТП сотрудниками ГИБДД составлен не был, не основан на законе. Нормами КоАП РФ составление подобного протокола не предусмотрено, а факт оставления Т. места ДТП зафиксирован в иных доказательствах.

Довод Т. о том, что протокол об административном правонарушении составлен в его отсутствие и с нарушением требований закона, не может повлечь удовлетворение жалобы, так как опровергается представленными материалами, из которых усматривается, что протокол об административном правонарушении был составлен в отношении Т. с его участием и в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 28.2 КоАП РФ, права Т. при составлении протокола соблюдены, нарушений, которые могли бы повлечь признание его недопустимым доказательством по делу, не установлено.

По утверждению Т., медицинская справка о телесных повреждениях Л. вызывает сомнения, при этом ее достоверность не проверена ни органом, проводившим административное расследование, ни судом. В частности экспертиза на предмет выявления у Л. телесных повреждений, локализации, механизма и давности их образования, а также о причинно-следственной связи телесных повреждений Л. с событиями 27 мая 2010 года и их сопоставимости с механическими повреждениями его транспортного средства не проводилась, судьей Московского городского суда необоснованно отказано в удовлетворении его ходатайства о проведении такой экспертизы.

Данный довод не может являться основанием к удовлетворению жалобы, поскольку вывод об участии Т. в ДТП (наезд на пешехода Л.) основан на совокупности вышеприведенных доказательств, которые исследованы в ходе судебного разбирательства и которым дана надлежащая правовая оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. Вопреки утверждению заявителя, достоверность справки о телесных повреждениях Л. сомнений не вызывает. То обстоятельство, что имел место наезд транспортного средства под управлением Т. на пешехода Л., подтверждается протоколом заявления последнего, в котором он, будучи предупрежденным об ответственности за заведомо ложный донос, непосредственно после произошедших событий сообщил, что на него совершил наезд водитель автомобиля "<...>" государственный регистрационный знак <...>. При этом в ходе судебного разбирательства при рассмотрении дела судьей районного суда Л. указывал на Т., как на лицо, совершившее на него наезд 27 мая 2010 года на автостоянке возле <...> рынка. Изложенное в совокупности с тем, что Т. подтвердил свое присутствие в указанном месте 27 мая 2010 года, равно как и свидетель П., объективно подтверждает факт ДТП.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что для установления виновности Т. в нарушении п. 2.5 ПДД РФ и совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, не требуется специальных познаний, оснований для проведения экспертизы по настоящему делу не имелось. Ходатайство Т. о назначении комплексной экспертизы (с участием медика и автотехника) рассмотрено судьей Московского городского суда с соблюдением требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ, выводы об отсутствии оснований для удовлетворения данного ходатайства, изложенные судьей Московского городского суда в определении от 06 июля 2010 года, являются мотивированными и сомнений не вызывают.

Довод Т. о том, что протокол заявления Л. не соответствует действительности, противоречит его же показаниям в судебном заседании и опровергается показаниями свидетеля П., нельзя признать обоснованным. Противоречий между протоколом заявления Л. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства, не установлено, указанные доказательства находятся в достаточном соответствии друг с другом, и объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, а потому ставить под сомнение достоверность упомянутого протокола заявления оснований не имеется. Наличие противоречий между протоколом заявления Л. и показаниями свидетеля П. подлежит оценке в соответствии с правилами, установленными ст. 26.11 КоАП РФ. Данные требования судебными инстанциями выполнены, выводы, по которым они нашли протокол заявления Л. имеющим доказательственную силу по настоящему делу, приведены в обжалуемых судебных актах.

С доводом Т. о том, что схема ДТП и рапорт сотрудника ГИБДД Ж. составлены с нарушением требований КоАП РФ, согласиться нельзя, поскольку нормами КоАП РФ порядок составления подобных документов не регламентирован. Сведения, зафиксированные должностным лицом в схеме и рапорте, имеют значение для производства по настоящему делу об административном правонарушении, эти документы соответствуют требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, а потому они обоснованно признаны судебными инстанциями достоверными и допустимыми доказательствами по делу.

Утверждение Т. о том, что упомянутые выше схема ДТП и рапорт не соответствуют действительности и опровергаются материалами дела, не может быть принято во внимание как надуманное.

Довод Т. о том, что административное расследование фактически не проводилось, является необоснованным, так как представленные материалы свидетельствуют об обратном, административное расследование по настоящему делу имело место, в ходе его проведения выполнен ряд процессуальных действий.

Довод Т. о том, что судьей Московского городского суда необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля П., не может являться основанием к отмене обжалуемых судебных актов, потому как по смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ судья Московского городского суда выполнил, свои выводы об отсутствии оснований для удовлетворения названного ходатайства мотивировал в определении от 06 июля 2010 года, обоснованно признав имеющиеся доказательства достаточными для рассмотрения дела, обстоятельства, которые могли бы поставить под сомнение данные выводы, отсутствуют.

Довод Т. о том, что его устное ходатайство о ведении протокола судебного заседания неправомерно и немотивированно отклонено судьей районного суда, нельзя принять во внимание, так как из представленных материалов усматривается, что в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ, Т. подобного ходатайства не заявлял.

Представленные материалы свидетельствуют о том, что к выводу о виновности Т. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, судебные инстанции пришли на основании всесторонне, полно и объективно исследованных доказательств по делу, которые приведены выше, с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, подробно изложенных в обжалуемых судебных актах. Свои выводы судебные инстанции мотивировали, совокупности собранных по делу доказательств дана надлежащая оценка по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ, сомнений не вызывающая.

Судья Московского городского суда при рассмотрении жалобы на постановление судьи районного суда проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Все доводы надзорной жалобы направлены на переоценку доказательств по делу, надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания судья районного суда учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 16 июня 2010 года и решение судьи Московского городского суда от 06 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении Т. оставить без изменения, надзорную жалобу Т. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь