Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. по делу N 33-31019

 

Судья: Каштанова Л.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда в составе:

председательствующего Строгонова М.В.

судей Григорьевой С.Ф., Снегиревой Е.Н.

с участием прокурора Любимовой И.Б.

при секретаре Ч.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Григорьевой С.Ф. дело по кассационной жалобе Е. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 19 мая 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении иска Е. к ДСБ МВД России, МВД России о признании увольнения незаконным, восстановлении на службе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать в полном объеме,

 

установила:

 

Е. проходил службу в органах внутренних дел МВД (СССР) России на различных должностях с декабря 1980 года по 18 августа 2009 года, с декабря 2007 года был назначен <...> МВД России, был заключен контракт сроком на 3 года.

Приказами МВД России от 11.08.2009 г. N 905 л/с; и ДСБ МВД России от 18.08.2009 г. N 140 л/с истец был уволен из органов внутренних дел 18.08.2009 года по достижению предельного возраста на основании пункта "б" части 7 статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции". Трудовую книжку получил 21.08.2009 года.

Считая увольнение неправильным, истец обратился в суд с иском о признании увольнения незаконным, восстановлении на службе в должности <...> МВД России, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда размере 100 000 руб.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 07 декабря 2009 года в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме (л.д. 86-90).

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда г. Москвы от 30 марта 2010 года решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 07 декабря 2009 года отменено и дело направлено на новое рассмотрение (л.д. 115 - 117).

При новом рассмотрении истец и его представитель поддержал заявленные требования.

Представитель ответчика С. иск не признала, поддержала письменные возражения (л.д. 30 - 32, 41 - 42, 136 - 138), полагая, что истец уволен в соответствии с действующим законодательством, просила суд в иске истцу отказать.

Суд постановил указанное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Е.

Выслушав Е., его представителя С.А., действующую на основании доверенности, представителя ответчика С., действующую на основании доверенности, прокурора, полагавшего оставить решение без изменения, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона и материалами дела.

Поскольку истец проходил службу в органах внутренних дел, то трудовые правоотношения между ним и ответчиками, возникшие в результате прохождения службы, регулируются специальными нормативными актами - Законом РФ "О милиции", Положением о службе в органах внутренних дел, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1 (в редакции Федерального закона от 30 июня 2002 г. N 78-ФЗ) (далее Положение), Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденной приказом Министра внутренних дел РФ от 14 декабря 1999 г. N 1038 (в редакции приказа МВД России от 16.11.01 г. N 1010). Законодательство Российской Федерации о труде применяется к правоотношениям, возникшим в связи с прохождением службы в органах внутренних дел, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, либо тогда, когда эти правоотношения не урегулированы ими и требуется применение норм Трудового кодекса Российской Федерации по аналогии.

В статье 19 Закона РФ "О милиции" содержится перечень оснований увольнения сотрудников милиции со службы, в который входит и такое основание, как достижение сотрудником предельного возраста, установленного Положением сотрудники милиции могут быть уволены со службы в органах внутренних дел по достижении предельного возраста (п. "б").

Согласно ст. 59 Положения сотрудники органов внутренних дел, имеющие специальные звания среднего, старшего и высшего начальствующего состава в зависимости от присвоенных им специальных званий могут состоять на службе в органах внутренних дел в звании полковника милиции, подполковника внутренней службы до достижения возраста 50 лет. В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет начальниками, которым предоставлено право назначения на должность этих сотрудников.

Согласно п. 17.10 Инструкции решения об оставлении сотрудников на службе сверх установленного для них предельного возраста принимаются начальниками, имеющими право назначения этих сотрудников на должность путем утверждения персональных списков установленной формы. Списки сотрудников органов внутренних дел, оставляемых на службе сверх установленного возраста, составляются кадровыми подразделениями ежегодно к 1 марта. Они составляются раздельно для сотрудников, которым срок службы продлевается впервые и повторно, на основании их рапортов и ходатайств непосредственных начальников. В ходатайствах излагаются выводы последней аттестации, краткая характеристика деловых и нравственных качеств сотрудника, иные сведения и обстоятельства, которые могут иметь значение для принятия решения, а также указывается до какого времени (месяц, год) предлагается оставить сотрудника на службе в органах внутренних дел.

Военно-врачебной комиссией МВД России дается оценка состояния здоровья сотрудника, свидетельствующая об отсутствии у него противопоказаний для службы в занимаемой должности. Принятые решения об оставление сотрудников на службе сверх установленного для них предельного возраста или отказе в этом объявляются сотрудникам лично непосредственным начальником. Утвержденные персональные списки направляются в кадровые подразделения по месту службы сотрудников и хранятся в установленном порядке. На основании поступивших документов в личных делах сотрудников, оставленных на службе в раздел 10 послужного списка вносится соответствующая запись. Ходатайства и рапорта приобщаются к личным делам сотрудников.

В силу ст. 59 Положения увольнение по достижении предельного возраста может быть инициировано как сотрудником, так и начальником соответствующего органа внутренних дел, а поэтому подача рапорта об увольнении лицом, достигшим предельного возраста, не является обязательным условием для увольнения со службы по этому основанию.

Судом было установлено, что истец проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации с декабря 1980 года по август 2009 года.

01 декабря 2007 года истец был назначен <...> МВД России сроком на 3 года на основании контракта "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации" (л.д. 8).

Согласно п. 8.9 Контракта основанием для досрочного расторжения Контракта, кроме прямо перечисленных в нем, являются также иные основания, предусмотренные законодательными или иными нормативными актами.

Суд правильно указал в решении на то, что увольнение по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (по достижении предельного возраста), может являться основанием для досрочного расторжения Контракта.

Приказом ДСБ МВД России N 140 л/с от 18 августа 2009 года Е. уволен со службы по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (по достижении предельного возраста) (л.д. 13).

Из материалов дела усматривается, что 12 января 2004 года истцу исполнилось 50 лет, следовательно, он достиг предельного возраста, установленного для службы в органах внутренних дел в специальном звании полковник милиции.

До 2009 года истцу продлялся срок службы.

Данное обстоятельство подтверждается выпиской из списка сотрудников ОРБ N 16 МВД России, оставляемых на службе сверх установленного предельного возраста, согласно которого Е. продлен срок прохождения службы до марта 2009 года (л.д. 126).

Разрешая данный спор, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Е. в полном объеме.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что у ответчика имелись основания для увольнения истца по п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (по достижении предельного возраста), поскольку истец достиг предельного возраста пребывания на службе, порядок увольнения, предусмотренный Положением..., ответчиком был соблюден: о предстоящем увольнении истец был надлежащим образом уведомлен в установленные сроки 17 марта 2009 года, не менее чем за два месяца до увольнения (л.д. 9).

Доводы истца и его представителя о том, что рапорт о продлении срока службы от 15 февраля 2008 года не имеет юридической силы, поскольку был подписан им под давлением сотрудников кадровой службы, не могут служить основанием для удовлетворения иска и отмены решения суда, несостоятельными, поскольку истцом суду не представлено доказательств тому, что при подписании рапорта о продлении срока прохождения службы на истца оказывалось какое-либо давление, а также тому, что в установленном законом порядке факт оставления истца на службе в течение 2008 года сверх установленного возраста был оспорен.

В силу п. 17.10 списки лиц для оставления на службе в органах внутренних дел принимаются утверждаются начальниками, имеющими право назначения этих сотрудников на должность.

Поскольку в ходе судебного заседания установлено и истцом не оспорено, что в установленном Инструкцией порядке и сроки он не подал рапорт об оставлении на службе в 2009 году и не представил соответствующего медицинское заключение, суд пришел к правильному выводу, что Е. подлежал увольнению по достижению предельного возраста.

17 марта 2009 года истец уведомлен о предстоящем увольнении из органов внутренних дел по основаниям п. "б" ч. 7 ст. 19 (по достижении предельного возраста, установленного Положением о службе в органах внутренних дел) Закона РФ "О милиции" и о направлении для прохождения военно-врачебной комиссии, что в ходе судебного заседания не оспорено и подтверждается уведомлением об увольнении от 15 января 2009 года, на котором истец собственноручно расписался (л.д. 9).

Одновременно истцом было получено направление N 6 для прохождения военно-врачебной комиссии ЦВВК МВД России, в котором было указано основание выдачи направления - в связи с увольнением по достижении предельного возраста (л.д. 10).

Таким образом, в ходе судебного заседания установлено и доказательств обратного суду не представлено, что 17 марта 2009 года истец был надлежащим образом уведомлен как о начатой в отношении него процедуре увольнения, так и о необходимости прохождения военно-врачебной комиссии.

При этом истец каким-либо доступным образом - подачей письменного рапорта, письменными возражениями на уведомлении и т.д., своего несогласия с увольнением по вышеуказанному основанию не выразил.

Представление к увольнению в отношении истца составлено 08.07.2009 года (л.д. 27) и утверждено соответствующими руководителями ДСБ МВД России 31 июля 2009 года (л.д. 28).

Из материалов дела усматривается, что истец, начиная с 17 марта 2009 года по 31 марта 2009 года находился на амбулаторном лечении (л.д. 59).

С 06 апреля 2009 года по 27 мая 2009 года истец находился в очередном отпуске за 2009 года с пребыванием в Республике Бурятия, пос. Таксимо (л.д. 63).

С учетом нахождения во время отпуска на больничных листах к работе истец приступил 18 июня 2009 года (л.д. 60 - 61).

По выходу из отпуска истец, также с 19 июня 2009 года по 08 июля 2009 года (л.д. 62) и с 09 июля по 06 августа 2009 года (л.д. 55), находился на амбулаторном лечении, в связи с чем был освобожден от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности.

Согласно обходного листа истец 07 и 09 августа 2009 год произвел ряд действия направленных на соблюдение процедуры увольнения, в том числе, сдал оперативную и специальную технику, предписание на транспортное средство, а также сдал служебное удостоверение (л.д. 11).

Истец в ходе настоящего судебного заседания не оспаривал факт нахождения на службе с 07 по 18 августа 2009 года, указав, что в указанный период он действительно совершал действия, связанные с предстоящим увольнением, в том числе сдал служебное удостоверение и проходил ЦВВК. Также, истец в настоящем судебном заседании пояснил, что после прохождения ЦВВК он собирался уволиться из органов внутренних дел.

Кроме того, как видно из материалов дела, истец 18 августа 2009 года подписывал обходной лист в секретариате ОРБ.

Согласно представленного в адрес суда больничного листа с 18.08.2009 года по 22.08.2009 года истец был освобожден от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности (л.д. 56).

Как пояснил истец в судебном заседании, состоявшемся 12 мая 2010 года, 18 августа 2009 года в связи обострением остеохондроза он обратился в первой половине дня к врачу, после чего по телефону поставил в известность Г. и К. о нахождении на больничном и в этот же день, т.е. 18 августа 2009 года передал копию больничного в кадровое подразделение (л.д. 129).

Ссылка истца на то, что он предупредил К. о наличии у него (истца) больничного листа через сотрудника отдела "Т" ОРБ N 16 ДСБ МВД России Т., и что через него же передал копию больничного листа (л.д. 140 - 143), не может служить основанием для удовлетворения иска, поскольку суд, оценив собранные по делу доказательства, пришел к выводу, что истец, надлежащим образом работодателя о нахождении на лечении с 18 августа 2009 года не уведомил.

Из материалов дела видно, что представитель ответчика, возражая против указанных доводов истца, пояснила, что сотрудниками кадрового аппарата, в том числе Г. с истцом неоднократно проводилась беседа о необходимости надлежащего уведомления кадровой службы о нахождении на больничном листе, кроме того, истец 18 августа 2009 года, находился в секретариате ОРБ уже после получения листка освобождения от исполнения служебных обязанностей и не лишен был возможности предоставить работодателю копию указанного листка, получив для себя отметку о надлежащем уведомлении работодателя о нахождении на амбулаторном лечении, что в свою очередь исключило бы издание приказа об увольнении в период нахождения истца на больничном.

Указанные доводы представителя ответчика истцом и его представителем в ходе настоящего судебного заседания не опровергнуты и подтверждаются в том числе показаниями свидетелей, допрошенных в ходе судебного разбирательства.

Из материалов дела усматривается, что заместитель начальника отдела "Т" ОРБ N 16 ДСБ МВД России К., в период времени с 25 июля по 05 сентября 2009 года находился в отпуске (л.д. 141).

Свидетель Г. <...>, также допрошенный в ходе судебного разбирательства, пояснил, что в силу возложенных на него обязанностей он занимается кадровыми вопросами, в том числе оформлением документов необходимых при увольнении. После того, как 17 марта 2009 года истцу было вручено уведомление о предстоящем увольнении истцу неоднократно разъяснялась его обязанность по уведомлению о нахождении на лечении, что имело место со стороны истца до 06 августа 2009 года. Также, свидетель пояснил, что больничный лист с 18.08.2009 года по 22.08.2009 года истец предоставил в кадровую службу 21.08.2009 года, до 21 августа 2009 года истец в установленном законом порядке ни своего непосредственного руководителя, ни кадровую службу, о нахождении на лечении не уведомлял (л.д. 141). Аналогичные показания дал свидетель О. (л.д. 142).

Согласно п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ", при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы. При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

При таких обстоятельствах, учитывая, что о предстоящем увольнении истец был надлежащим образом уведомлен 17 марта 2009 года, рапорта о продлении срока службы в связи с достижением предельного возраста в установленном законом порядке не представил, оснований увольнения не оспорил и производил действия направление на увольнение - проходил ЦВВК, сдал служебное удостоверение и т.д., о нахождении на лечении с 18 августа 2009 года работодателя надлежащим образом, не уведомил, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях истца факта злоупотребления своими правами и отказе в удовлетворении требований о восстановлении на службе, взыскании денежного содержания за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия считает, что выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы направлены на иное толкование норм материального права и иную оценку собранных по делу доказательств, которым суд в их совокупности дал надлежащую оценку.

Доводы кассационной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, алогичны заявленному иску и не могут служить основанием к отмене решения суда.

В кассационной жалобе не приводится никаких новых данных, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке.

Нарушений норм Гражданско-процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по настоящему делу установлено не было.

Таким образом, решение суда является правильным, оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 21 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь