Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. по делу N 33-8731

 

Кушова Л.Л.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Титовца А.А.,

судей Треногиной Н.Г., Веретновой О.А. рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационным жалобам Министерства социального развития Пермского края, Территориального Управления Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам Федеральной службы по труду и занятости РФ на решение Горнозаводского районного суда Пермского края от 17 июня 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования удовлетворить. Взыскать с Территориального Управления Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам в пользу Н. единовременно, за счет средств федерального бюджета, задолженность в сумме 2 490 193, 56 руб. и инфляционные убытки в сумме 1 624 304, 51 руб.

Обязать Территориальное Управление Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам назначить и выплачивать ежемесячно Н. за счет средств федерального бюджета компенсацию возмещения вреда здоровью в сумме 41 956, 79 руб., начиная с 01.01.2010 г., с последующей индексацией платежа согласно действующему законодательству.

Взыскать с Территориального Управления Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам госпошлину в сумме 4 000 руб. в доход федерального бюджета.

Заслушав доклад судьи Н.Г.Треногиной, заключения прокурора Пермской краевой прокуратуры Вохмяниной Ю.М. об отмене решения, проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

Н. обратился в суд с иском Территориальному Управлению Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам о взыскании сумм задолженности, сумм возмещения вреда за период с 01.01.1999 г. по 31.12.2009 г., образовавшейся по причине неполной выплаты ежемесячной компенсации в возмещение вреда здоровью, инфляционных убытков, перерасчете сумм возмещения вреда и назначении ему с 01.01.2010 г. ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью в размере 41 956, 79 руб. с последующей индексацией в установленном законом порядке.

В обоснование иска указал, что является участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, заключением МСЭ от 24.12.1996 г. признан инвалидом 3-й группы с 50% утратой трудоспособности, впоследствии с 28.11.2001 г. ему установлена 2я группа инвалидности с утратой трудоспособности 90% бессрочно. Ответчик выплачивает ему ежемесячные суммы в возмещение вреда, причиненного здоровью в размере 5 629, 03 руб. в соответствии с п. 15 ст. 14 ФЗ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Полагает, что ответчик изначально при расчете сумм возмещения вреда произвел неправильный расчет. Для расчета среднемесячной заработной платы следовало исходить из новых условий его труда. Будучи призванным на специальные сборы, он участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в период с 11 мая по 8 июля 1987 г. в /должность/, до призыва на сборы работал /должность/. Безусловным фактором является изменение у него должности (содержания трудовой деятельности) и специальности (получением новых профессиональных навыков) в условиях осуществления работ при ликвидации аварии на ЧАЭС, увечье получено в период работы на ЧАЭС, с учетом этого обстоятельства его заработок мог быть высчитан за период работы на ЧАЭС, т.е. из заработка в новых условиях. В данном случае следовало исходить из заработка за июнь месяц 1987 г., т.е. полный календарный месяц работы на ЧАЭС, который составил 793, 60 руб., а после его осовременивания - 4 249,05 руб.

Исходя из представленного расчета истец просил полагающуюся ему ежемесячно с 01.01.1999 г. сумму возмещения вреда здоровью 2 124, 53 руб. (с учетом 50% утраты трудоспособности) проиндексировать с 01.07.2000 г. исходя из индекса роста минимального размера оплаты труда 1, 581, с 01.01.2007 г. исходя из индекса роста минимального размера оплаты труда 1,515, затем пропорционально росту величины прожиточного минимума: с 01.01.2002 г. - 1,6607, с 01.01.2003 г. - 1,2969; с 01.01.2004 г. - 1,185, а потом по индексам инфляции 1, 1 - с 01.06.2004 г., 1,11 - с 01.01.2005 г., 1,09 - с 01.01.2006 г., 1,08 - с 01.01.2007 г., 1,105 - с 01.01.2008 г., 1, 13 с 01.01.2009 г.

Просит, начиная с 01.01.2010 г., взыскивать с ТУ Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам за счет средств федерального бюджета в его пользу ежемесячную денежную компенсацию в возмещение вреда здоровью в размере 41 956, 79 руб. с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством, за период с 01.01.1999 г. по 31.12.2009 г. взыскать задолженность в размере 2 490 193, 56 руб., инфляционные убытки в сумме 1 624 304, 51 руб.

В судебном заседании истец на удовлетворении иска настаивал в полном объеме.

Представитель ТУ Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам иск не признала.

Представители Министерства социального развития Пермского края, Федеральной службы по труду и занятости Российской Федерации участия в судебном заседании не принимали, в письменных возражениях с требованиями не согласны.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого в кассационных жалобах просят ТУ Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам, Министерство социального развития Пермского края и Федеральная служба по труду и занятости Российской Федерации, указывая на то, что судом неправильно применены нормы материального права, дана неверная оценка обстоятельствам, имеющим значение для дела. Период работы истца на работах по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС не может быть отнесен к работе в новых условиях. В период с 11 мая по 8 июля 1987 г. был направлен на военные сборы на ликвидацию последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, на время участия в данных работах за ним сохранялось основное место работы, должность и заработная плата. Привлечение истца к работе на ЧАЭС изначально определялось временным характером, поэтому выполнение работ в /должность/ отделения на Чернобыльской АЭС не свидетельствует о том, что произошли устойчивые изменения специальности, квалификации или должности истца. Также суд не учел, что период работы истца по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС составил более одного календарного месяца, в связи с чем у суда отсутствовали основания для исчисления размера возмещения исходя из заработка одного полного месяца (июнь 1987 г.) работы на Чернобыльской АЭС.

В кассационных жалобах Министерства социального развития Пермского края и ТУ Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам указано на то, что с введением нового правового регулирования и перехода к новому способу определения размера возмещения вреда, т.е. в зависимости от степени утраты здоровья, истец в соответствии со ст. 2 ФЗ от 12.02.2001 г. N 5-ФЗ реализовал свое право выбора и перешел на получение ежемесячной денежной компенсации в твердой сумме, как более выгодной для себя, в настоящее время законом не предусмотрена возможность перехода на прежний порядок выплаты возмещения вреда в процентном соотношении к заработку. Выплата сумм возмещения вреда истцу производилась в соответствии с требованиями закона в полном объеме, нарушений требований закона, приведших к задержкам или выплате ежемесячных сумм возмещения вреда в меньшем размере не было, индексация производилась в порядке, установленном законодателем, поэтому отсутствовали основания для удовлетворения требований истца об индексации сумм возмещения вреда с 2002 по 2004 г. по коэффициенту величины прожиточного минимума уровня субъекта РФ, а с 2005 г. - по уровню инфляции, а также взыскании убытков в связи с недоплатой ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью истца. Кроме того, при индексации по росту величины прожиточного минимума суд применил несоответствующие индексы, так как суд применил неправильный механизм установления коэффициентов ВПМ, которые должны были составлять на 2002 г. - 1, 499 (из соотношения ВПМ 2001 г. к ВПМ 2000 г.), на 2003 г. - 1,406, на 2004 г. - 1, 192. За 2004 г. судом произведена двойная индексация сумм возмещения вреда - с 01.01.2004 г. на индекс ВПМ 1, 185 и второй раз с 01.06.2004 г. по росту инфляции 1,1 (т.е. дважды за один год по разным основаниям), что не предусмотрено законом и противоречит п. 8.2 Постановления Пленума ВС РФ N 35.

В возражениях на кассационную жалобу истец просит оставить решение суда без изменения, кассационные жалобы ответчиков - без удовлетворения.

Обсудив доводы кассационных жалоб, проверив материалы дела, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с нарушением и неправильным применением норм материального права (п.п. 4 п. 1 ст. 362 ГПК РФ).

Принимая решение об удовлетворении исковых требований Н., суд согласился с позицией истца о том, что при назначении ему сумм возмещения вреда органом социальной защиты населения изначально был неправильно рассчитан размер данной компенсации. Суд исходил из того, что в период с 11 мая по 8 июля 1987 г. истец был призван на специальные воинские сборы, направлен в войсковую часть 44 332 для выполнения работ по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС и находился в 30-ти километровой зоне, в пределах зоны отчуждения, где подвергся воздействию радиации, вследствие чего получил заболевание. С 24.12.1996 г. истцу установлена 3 группа инвалидности вследствие заболевания, связанного с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС, с 50% утратой трудоспособности; с 28.11.2001 г. истцу установлена 2-я группа инвалидности с утратой трудоспособности 90% бессрочно. По состоянию на 01.07.2000 г. размер выплат в возмещение вреда здоровью истца составлял 566, 77 руб., размер возмещения определялся из среднего заработка истца за 12 месяцев, предшествовавших установлению инвалидности (т.е. с декабря 1995 г. по ноябрь 1996 г. с учетом утраты трудоспособности 50%.).

С 15.02.2001 г. с введением нового правового регулирования, согласно ч. 1 ст. 2 ФЗ от 12.02.2001 г. N 5-ФЗ, и п. 10 Порядка выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан в связи с радиационным воздействием вследствие Чернобыльской катастрофы либо выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 21.08.2001 г. N 607, истцу выплачивалась ежемесячная денежная компенсация в размере 1 000 руб., с декабря 2001 г., т.е. после установления 2-й группы инвалидности, выплата в размере 2 500 руб., с января 2010 г. вследствие произведенных согласно ФЗ от 26.04.2004 г. N 31-ФЗ и в порядке, установленном соответствующими Постановлениями Правительства РФ индексацией, истцу производятся выплаты ежемесячной денежной компенсации в размере 6 191, 93 руб.

Поскольку расчет возмещения вреда истцу был произведен до 2001 г., суд пришел к выводу, что расчет должен был быть произведен из заработной платы истца в период нахождения на ЧАЭС, так как до убытия на военные сборы по ликвидации аварии на ЧАЭС истец работал /должность/, в период пребывания на ЧАЭС являлся командиром отделения, следовательно произошли устойчивые изменения в специальности истца. При первоначальном расчете сумм возмещения вреда истец настаивал на расчете из заработка в период его пребывания на ЧАЭС, а поскольку в расчете были применены не пенсионные коэффициенты, а коэффициенты МРОТ, размер возмещения получился ниже, в связи с чем, расчет истцу сумм возмещения был произведен из заработка за 12 месяцев, предшествующих страховому случаю. Установив, что в период нахождения на Чернобыльской АЭС в июне 1987 г. истец имел заработок за полный месяц в размере 793, 60 руб., суд произвел перерасчет сумм возмещения вреда по этому заработку, в дальнейшем проиндексировал суммы возмещения вреда за 200-2001 г. - по индексам роста МРОТ, за период с 2002-2004 г. - по росту ВПМ, а с 01.06.2006 г. по индексам инфляции.

Судебная коллегия считает, что выводы суда первой инстанции об удовлетворении требований истца, приведенные в оспариваемом решении, основаны на неправильном применении и толковании норм материального права, поскольку период работы на Чернобыльской АЭС с 11 мая по 8 июля 1987 г. не может быть отнесен к работе в новых условиях, а исчисление среднего заработка для определения размера сумм возмещения вреда исходя из заработка, полученного истцом в июне 1987 г. в период работы на Чернобыльской АЭС, на законе не основано.

Разрешая спор по заявленным истцом основаниям, суд не учел, что в период со 2 марта 1996 г. по 15 февраля 2001 г. действовала норма п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в ред. ФЗ от 24.11.1995 г. N 179-ФЗ), которая гарантировала возмещение вреда, причиненного здоровью выплатой денежных сумм в размере заработка (его соответствующей части) в зависимости от степени утраты трудоспособности, определяемом в порядке, предусмотренном законодательством РФ для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работником трудовых обязанностей. Этой же нормой предусматривалось, что если период работы по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС составил менее одного полного календарного месяца, размер возмещения вреда исчисляется исходя из условного месячного заработка без его ограничения. Эта норма закона действовала до вступления в силу ФЗ от 12.02.2001 г. N 5-ФЗ "О внесении изменений в дополнений в Закон РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", который изменил порядок определения сумм возмещения вреда: - изъял расчет в зависимости от заработка и степени утраты трудоспособности и установил твердые суммы выплат в зависимости от группы инвалидности.

Порядок определения размера заработка, из которого исчисляется возмещение вреда до 06 октября 2000 г. регулировался Правилами возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных Постановлением Верховного Совета РФ от 24.12.1992 г. N 4214-1 (далее Правила). С 06.01.2000 г. названные Правила (за исключением первого и второго абзацев п. 2 Правил) признаны утратившими силу и введен в действие ФЗ от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", которыми предусмотрен порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору. В пункте 3 ст. 12 Закона N 125-ФЗ и в ст. 14 Правил был закреплен единый принцип определения периода для подсчета среднего месячного заработка потерпевшего, из которого исчисляется размер возмещения, при этом по выбору потерпевшего средний заработок мог быть определен за 12 месяцев работы, предшествовавших наступлению страхового случая (увечья) или утрате либо снижению трудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве (трудовым увечьем) или профессиональным заболеванием.

До 15.02.2001 г. средний месячный заработок подсчитывался путем деления на 12 общей суммы заработка за 12 месяцев работы, а если до наступления страхового случая стаж работы составлял менее 12 месяцев - путем деления общей суммы заработка за фактически проработанные месяцы на число этих месяцев.

В силу ч. 2 ст. 15 Правил в случае, когда у потерпевшего, имеющего общий трудовой стаж 12 и более месяцев, в течение 12 месяцев перед повреждением здоровья изменилась специальность, квалификация или должность, при определении среднемесячного заработка мог быть учтен заработок не за 12 месяцев работы, а только за период работы в новых условиях.

Согласно п. 6 ст. 12 Закона N 125-ФЗ, следует, что если в заработке застрахованного до наступления страхового случая произошли устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение, при подсчете его среднего месячного заработка учитывается только заработок, который он получил или должен был получить после соответствующего изменения.

Между тем в деле отсутствуют данные о том, что у Н. в течение 12 месяцев перед повреждением здоровья изменились специальность, квалификация или должность, либо имело место устойчивость изменения либо возможность изменения оплаты труда перед наступлением страхового случая, улучшающего его имущественное положение. Так, инвалидность 3-й группы с утратой 50% трудоспособности в связи с заболеванием, связанным с ликвидации последствий на ЧАЭС, установлена истцу заключением МСЭ от 24.12.1996 г. Согласно копии трудовой книжки (л.д. 17-18) следует, что с февраля 1985 г. по 25 декабря 1989 г. истец работал в /должность/ АДРЕС, в дальнейшем с 1990 г. в связи с переводом на другое место работы, истец работал в /должность/, сведения о работе истца в /должность/ указаны в акте освидетельствования МСЭ от 24.12.1996 г. Согласно военному билету, Н. имеет основную гражданскую специальность - /должность/, по военно-учетной специальности и должностной квалификации относится к специалистам строительных частей, в период прохождения сборов с 11.05.1987 г. являлся командиром взвода военно-строительного отряда. Таким образом, участвуя в 1987 г. в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и выполняя работы по военной специальности, за истцом сохранялось основное место работы, должность и заработная плата, участие в работах по ликвидации последствий на ЧАЭС являлось временным, изменение специальности было связано с призывом на специальные военные сборы, а не с изменением трудовой функции по трудовому договору.

Суд не учел, что сам по себе период работы по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС не может быть отнесен к работе в новых условиях, если не доказана устойчивость изменения либо возможность изменения специальности, квалификации или должности пострадавшего. Данная правовая позиция указана в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 декабря 2000 года N 35 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации, "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Суд не принял во внимание то, что признаки устойчивого изменения специальности, квалификации либо должности, в случае применительно к требованиям истца, должны носить устойчивый характер на будущее время, и только тогда может быть гарантирован возврат заработка с целью сохранения уровня материального положения потерпевшего. В отсутствие признаков устойчивого изменения в специальности истца на будущее время, выплаченный ему заработок в период работы по ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС не является утраченным заработком в связи с повреждением здоровья.

В этой связи суд необоснованно при исчислении размера возмещения исходил из одного полного месяца заработка истца в новых условиях, т.е. за июнь 1987 г. Согласно ч. 2 ст. 15 Правил и п. 6 ст. 12 ФЗ от 24.07.1989 г. N 125-ФЗ, как до 6 января 2000 г., так и после 6 января 2000 г. и до 15 февраля 2001 г. среднемесячный заработок по желанию инвалида мог быть исчислен исходя из заработка в новых условиях только в случаях, когда у потерпевшего, имеющего общий трудовой стаж 12 и более месяцев, в течение этого времени (12 мес.) перед повреждением здоровья изменились специальность, квалификация или должность, либо независимо от продолжительности общего трудового стажа до несчастного случая на производстве или наступления профессионального заболевания (с 6 января 2000 г. по 15 февраля 2010 г.) - если доказана устойчивость изменения или возможность изменения оплаты труда перед наступлением случая, улучшающего имущественное положение застрахованного. Соответственно, право выбора периода для определения размера среднего месячного заработка действительно принадлежало инвалиду, но только в пределах, предусмотренных п. 3 ст. 12 ФЗ от 24.07.98 г. N 125-ФЗ и ст. 14 Правил возмещения работодателем вреда... и с учетом названных выше законодательных норм (п. 6 ст. 12 ФЗ N 125-ФЗ и ч. 2 ст. 15 Правил...)

В данном случае спор между сторонами касается сумм, выплачиваемых ответчиком после 01.01.1999 г., в связи с чем правовые основания для перерасчета уже установленных истцу до 15 февраля 2001 г. сумм возмещения вреда исходя из заработка только за время работы на Чернобыльской АЭС отсутствовали.

При таком положении доводы кассационных жалоб ответчиков заслуживают внимание, решение суда по указанным выше основаниям не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем решение суда подлежит отмене.

Учитывая, что решение явилось результатом неправильного применения судом норм материального права и несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, исходя из оснований заявленных истцом требований и положений ст. 196 ГПК РФ, установления новых юридически значимых обстоятельств по делу и их доказывания не требуется, судебная коллегия считает возможным, отменив решение, вынести новое - об отказе Н. в удовлетворении иска.

При этом, отказывая Н. в иске, судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, в связи с вступлением в действие Федерального закона N 5-ФЗ от 12.02.2001 года выплата истцу сумм в возмещение вреда здоровью стала производиться в твердой денежной сумме в зависимости от группы инвалидности. Н. не оспаривал переход на этот новый механизм, в период с февраля 2001 года по настоящее время выплата ежемесячной денежной компенсации производится истцу в твердой денежной сумме в зависимости от группы инвалидности, а не применительно к заработной его плате. В настоящее время законом не предусмотрено исчисление ежемесячной денежной компенсации применительно к заработной плате. Что также свидетельствует об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований истца.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Горнозаводского районного суда Пермского края от 17 июня 2010 года отменить. Принять новое решение. Н. в иске к Территориальному Управлению Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам о перерасчете ежемесячной денежной компенсации возмещения вреда здоровью взыскании единовременной задолженности и инфляционных убытков - отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь