Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. по делу N 33-8744

 

Судья Углова Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Толстиковой М.А., судей Ивановой Т.В. и Сергеева В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 05 октября 2010 года дело по кассационной жалобе Ю.М. на решение Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 20 июля 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении встречного иска Ю.М. о признании договора дарения недействительным отказать.

Исковые требования Г. удовлетворить.

Произвести государственную регистрацию договора дарения 1/2 доли домовладения по адресу: г. <...>, заключенного 24.09.09 между Ю.М. и Г.

Произвести государственную регистрацию перехода права собственности на 1/2 доли домовладения по адресу: <...> к Г.

Взыскать с Ю.М. в пользу Г. возмещение расходов по оплате госпошлины 1 700 рублей, в возмещение расходов по оплате услуг представителя 10 000 рублей.

Отменить арест, наложенный определением Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 10.11.09 г. на 1/2 долю домовладения по адресу: <...>.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Толстиковой М.А., объяснения представителя истца - по доверенности Ш., судебная коллегия

 

установила:

 

Г. обратился в суд с иском к Ю.М. о государственной регистрации сделки и перехода права собственности. Исковые требования мотивированы тем, что 24.09.09 года стороны заключили договор дарения 1/2 доли домовладения по адресу: <...>; однако ответчик уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности к истцу. В связи с чем просил произвести государственную регистрацию сделки, а также взыскать с ответчика возмещение понесенных им судебных расходов - по уплате госпошлины и по оплате услуг представителя в сумме 50 000 рублей.

Ю.М. обратилась в суд со встречным иском к Г. о признании договора дарения от 24.09.09 года недействительным. Исковые требования мотивировала тем, что договор являлся мнимой сделкой, Ю.М. не имела намерения отчуждать свою долю ответчику, к этому времени она уже подарила спорное имущество своему сыну на свадьбу.

В судебном заседании истец и его представитель на удовлетворении своего иска настаивали, встречный иск не признавали.

Ответчица и ее представитель в суд не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом. В письменном отзыве первоначальные исковые требования не признавала, настаивала на удовлетворении своего иска.

3-е лицо Ю.Р. в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе ответчица, указывая на его необоснованность и незаконность. Суд не учел, в судебном заседании истец сам признал, что дарение ответчицей 1/2 доли в домовладении было обусловлено отсутствием у нее возможности отдать ему долг в сумме 540 000 рублей. Таким образом, сделка являлась возмездной, что по правилам ст. 170 ГК РФ свидетельствует о ее мнимости. Суд пришел к выводу о том, что сделка является притворной, фактически между сторонами возникли правоотношения, регулируемые нормами закона о купле-продаже, однако мотивы, по которым суд пришел к указанному выводу, в решении не приведены. Суд не исследовал права и обязанности сторон по сделке. Вывод суда о наличии у ответчицы воли на отчуждение спорного имущества не подтверждается фактическими обстоятельствами дела. В том случае, если суд пришел к выводу о заключении сторонами договора купли-продажи 1/2 доли в праве собственности, то необходимо было исследовать вопрос о преимущественном праве других участников общей долевой собственности на приобретении имущества, что судом не было сделано. Другие участники общей долевой собственности к участию в дело не привлечены, что свидетельствует о нарушении судом требований п/п 4 п. 2 ст. 364 ГПК РФ. Суд вышел за пределы заявленных требований в части обязания провести государственную регистрацию договора дарения 1/2 доли дома. Судом необоснованно взысканы расходы истца по госпошлине в сумме 1 700 рублей, т.к. заявленный иск является требованием неимущественного характера.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационной жалобы по правилам ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, не находит оснований к его отмене.

На основании ч. 3 ст. 165 ГК РФ, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки.

Юридически значимые для дела обстоятельства судом установлены правильно, совокупности собранных по делу доказательств - показаниям сторон, письменным доказательствам - судом дана надлежащая оценка, выводы суда должным образом мотивированы, материальный закон применен правильно, нарушений требований процессуального законодательства, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Удовлетворяя первоначальные исковые требования, суд пришел к правильному выводу о том, что договор дарения 1/2 доли в праве собственности на домовладение по адресу: <...> от 24.09.09 г. сторонами был заключен и исполнен. Судом установлено и не оспаривается сторонами, что истец с 2007 года фактически проживает в спорном домовладении, зарегистрирован в нем по месту постоянного жительства.

Делая такой вывод, суд обоснованно исходил из того, что соблюдены все существенные условия данного договора: определен его предмет (ст. 572 ГК РФ), порядок передачи имущества и др.

То обстоятельство, что до настоящего времени отсутствует государственная регистрация договора дарения, а также перехода права собственности, не свидетельствует о факте отсутствия сделки. В случае доказанности одной из сторон в сделке факта уклонения другой стороны от государственной регистрации сделки, применение последствий, предусмотренных п. 2 ст. 223 ГК РФ (переход права собственности поставлен в зависимость от государственной регистрации), а также предусмотренных п. 1 ст. 165 ГК РФ (ничтожность сделки)- было бы неправильным. В противном случае было бы нелогичным предусматривать в законе возможность регистрации сделки по судебному решению, что следует из смысла п. 3 ст. 165 ГК РФ. Из смысла приведенных положений закона для вынесения решения о государственной регистрации сделки достаточным является доказанность факта уклонения стороны от регистрации сделки, при том, что все другие требования, предъявляемые к данному виду сделок, сторонами соблюдены.

Применительно к данному делу форма сделки соблюдена, в судебном заседании нашел подтверждение факт уклонения ответчицы от регистрации сделки. Как следует из материалов дела, истец обращался к ответчице с просьбой совершить определенные действия, направленные на регистрацию сделки и перехода права собственности, на его обращение ответчица должным образом не отреагировала.

Договор дарения сторонами в установленном законом порядке не расторгнут, сделка на момент обращения истца в суд с иском недействительной не признана.

Суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований к удовлетворению встречного иска о признании договора дарения недействительным. Выводы суда по встречным требованиям изложены в решении, мотивы, по которым суд первой инстанции пришел к указанным выводам, приведены.

По действующему законодательству договор считается заключенным при наличии выраженной воли на его заключение (п. 3 ст. 154 ГК РФ, придании сделке (договору) требуемой формы (п. 1 ст. 160 ГК РФ, ст. 574 ГК РФ), достижении сторонами договора соглашения по всем существенным условиям (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Суд исходил из наличия всех признаков, свидетельствующих о том, что сторонами был заключен именно договор дарения, наличие у них воли на заключение договора купли-продажи спорного имущества не установлено, правовая природа правоотношений ими определена добровольно.

Доводам ответчицы о том, что возникшие между сторонами правоотношения свидетельствует о совершении ими возмездной сделки, что противоречит природе дарения, судом дана оценка. В подтверждение данного довода ответчица указывает на то, что в 2007 году истец передал ей для приобретения 1/2 доли в указанном домовладении 540 000 рублей, на которые она приобрела долю в праве собственности, зарегистрировав ее на свое имя; договор дарения заключен ею взамен обязанности по возврату истцу денежной суммы, которую он ранее ей передавал. Как следует из материалов дела, в 2007 году Ю.М. приобрела указанную долю в праве собственности на дом у Б. по договору купли-продажи; договор дарения указанной доли между сторонами был заключен в сентябре 2009 года, сделка между сторонами является самостоятельной и не находится во взаимосвязи с ранее совершенной сделкой, по которой Ю.М. стала являться собственником указанной доли. Доказательств того, что при совершении настоящей сделки (договора дарения) между сторонами состоялась договоренность о том, что Г. передает Ю.М. деньги в счет оплаты стоимости приобретаемой у нее доли, в ходе судебного разбирательства не представлено. Действия Г. по передаче Ю.М. в 2007 году денежной суммы в размере 540 000 рублей (со слов сторон, в целях их сохранности) находятся за пределами как сделки между Ю.М. по приобретению ею доли у Б., так и за пределами сделки по отчуждению ею доли Г. на основании договора дарения. Данные правоотношения сторон являются самостоятельными, влекут самостоятельные последствия: в случае удержания суммы Ю.М. Г. вправе ее истребовать (взыскать), при этом реализация указанного права зависит напрямую от его волеизъявления.

Следовательно, тот факт, что он по какой-то причине не желает взыскивать с Ю.М. указанную сумму, не означает, что он расплатился этой суммой по сделке с Ю.М. и не влияет на природу указанной сделки, т.е. не порождает у настоящей сделки признак возмездности.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что фактически между сторонами сложились правоотношениям по купле-продаже доли, является неправильным; данным выводом суд вошел в противоречие с ранее постановленным выводом о том, что между сторонами был заключен договор дарения, а не иной договор. С учетом этого указанный вывод суда подлежит исключению из мотивировочной части решения; исключение вывода не влияет на правильность решения в целом.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом не дана оценка правомерности действий сторон по заключению договора купли-продажи доли в праве общей собственности, в частности, не исследован вопрос о соблюдении преимущественного права других участников общей долевой собственности на приобретение доли, являются несостоятельными.

Иных доводов, влекущих отмену решения, кассационная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Ю.М. на решение

Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 20 июля 2010 года оставить без удовлетворения.

Исключить из мотивировочной части решения вывод суда о заключении Ю.М. и Г. 24.09.09 года договора купли-продажи 1/2 доли в домовладении по адресу: <...>.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь