Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. по делу N 33-8801

 

Судья Федотов О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Елецких О.Б., судей Мезениной М.В., Няшина В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 05 октября 2010 года дело по кассационной жалобе Р. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 25 июня 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований о признании сделки недействительной, признании записи о переходе права недействительной Р. отказать.

Заслушав доклад судьи Мезениной М.В., пояснения представителя истца П., проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

Р. обратился в суд с иском к Т.В., Т.Н. о признании недействительным договора дарения 1/4 доли в праве на квартиру по адресу: <...>, признании недействительной записи о переходе права собственности.

В обоснование требований указал, что в период с момента вынесения определения Свердловским районным судом г. Перми от 13.04.2010 г., которым удовлетворено заявление об обеспечении иска и наложен арест на недвижимое имущество, принадлежащее Т.В., а именно 1/4 доли в праве на квартиру по адресу: <...>, до момента выдачи исполнительного листа от 21.04.2010 г. ответчиком было реализовано имущество, на которое был наложен арест.

Отчуждение Т.В. 1/4 доли в праве на квартиру по адресу: <...>, произведено его сыну Т.Н., также владеющему 1/4 доли в праве на указанную квартиру, проживающему совместно с отцом. Таким образом, совершая отчуждение имущества, Т.В. продолжает им владеть и пользоваться.

Стороны в судебное заседание не явились.

Представитель истца требования поддержал.

Представитель ответчика возражал против заявленных требований.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе Р. просит решение суда отменить, полагая, что при рассмотрении иска судом неверно определены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела. Существенным является не сам факт совершения сделки до принятия Свердловским судом определения об обеспечении иска от 13 апреля 2010 года, а факт наличия умысла в действиях ответчика в причинении убытков кредиторам и сокрытию имущества, поскольку ответчик умышленно ухудшил свое материальное положение и попытался сделать невозможным исполнение решения суда о взыскании займа. О наличии материальных притязаний ответчик узнал не из искового заявления о взыскании долга, а в силу неисполненного денежного обязательства по возврату займа по договору от 09.08.2006 года, предусматривающего срок возврата - 10.08.2008 года. Кроме того, в уведомлении от 27.02.2010 года о переходе права требования уплаты долга по договору займа от 09.08.2006 г. содержалось предложение о добровольном возврате долга новому кредитору. Соответственно, имело место недобросовестное поведение, направленное на сокрытие имущества должника от обращения на него взыскания.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны ответчика, выразившегося в заключении данной сделки, на основании п. 2 ст. 10 ГК РФ.

Совершая отчуждение доли в праве собственности на квартиру

несовершеннолетнему сыну, проживающему совместно, ответчик продолжает пользоваться и владеть указанным имуществом, что позволяет утверждать о мнимости сделки.

Кроме того, судом не дана оценка действиям УФРС, не приостановившим регистрацию. Не учтено судом и то, что заявление о принятии обеспечительных мер рассмотрено с нарушением ст. 141 ГПК РФ не в день поступления в суд.

Проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов кассационной жалобы, в соответствии со ст. 347 ГПК РФ судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Для признания сделки недействительной на основании ст. 170 ГК РФ необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий, и совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что никаких конкретных доказательств, свидетельствующих о том, что оспариваемый истцом договор был заключен лишь для вида, без намерений создать правовые последствия, характерные для данной сделки, что имеются основания для признания данного договора недействительным, по основаниям, предусмотренным ст. 170 ГК РФ, истцом не представлено. Суд учитывал то обстоятельство, что право собственности на % доли квартиры за несовершеннолетним Т. зарегистрировано. Факт совместного проживания дарителя - Т.В. с одаряемым - несовершеннолетним сыном Т. не является основанием для признания данной сделки недействительной.

Оспаривая договор дарения 1/4 доли жилого помещения истец ссылался также на то, что сделка совершена в период с момента вынесения определения суда о наложении ареста на спорное жилое помещение, до момента выдачи исполнительного листа на производство указанных действий.

Указанные выше доводы также не являются основанием для признания сделки недействительной, что верно указал суд в решении. На день заключения договора дарения арест на спорное жилое помещение наложен не был. Право долевой собственности за одаряемым зарегистрировано 19 апреля 2010 года. Постановление о запрете регистрационных действий поступило в УФРС по Пермскому краю 23 апреля 2010 года.

Суд правильно исходил из того, что на момент совершения регистрационной записи о праве Т. каких-либо ограничений и запретов на совершение регистрационных действий не имелось.

Согласно положениям ч. 3 ст. 28, ч. 4 ст. 19 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", органы, наложившие арест на недвижимое имущество, обязаны в 3-дневный срок направить копию решения о наложении ареста в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, и в этом случае регистрация прав приостанавливается до снятия ареста или запрета.

Доводы истца о том, что УФРС по Пермскому краю обязано было приостановить регистрацию сделки, не состоятельны.

Не состоятельны и доводы истца о том, что ответчик произвел отчуждение недвижимого имущества с целью умышленного ухудшения своего имущественного положения, чтобы затруднить последующее исполнение судебного решения о взыскании суммы по договору займа.

Из положений п. 1 ст. 10 ГК РФ следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.

Бремя доказывания намерения употребить право во зло другому лицу лежит на лице, утверждающем, что управомоченный употребил свое право исключительно во зло другому лицу.

Доказательств наличия умысла на причинение вреда другому лицу при совершении оспариваемой сделки истцом не представлено.

Кассационная жалоба не содержит фактов, которые не были бы проверены и учтены судом при рассмотрении дела, влияли на законность и обоснованность решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем доводы жалобы не могут служить основанием для отмены решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Р. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 25 июня 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь