Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по делу N 4-Аг-667/2010

 

Заместитель председателя Калининградского областного суда Крамаренко О.А., рассмотрев в порядке надзора жалобу Б. на постановление мирового судьи 3-го судебного участка Балтийского района г. Калининграда от 06 августа 2010 г. и решение Балтийского районного суда г. Калининграда от 26 августа 2010 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи 3-го судебного участка Балтийского района г. Калининграда от 06 августа 2010 г. Б. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях (передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения), и ей назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

Решением судьи Балтийского районного суда г. Калининграда от 26 августа 2010 г. указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе Б. просит отменить вышеуказанные судебные постановления, поскольку в ее действиях отсутствует состав административного правонарушения.

Определением и.о. заместителя председателя Калининградского областного суда от 02 сентября 2010 г. жалоба была принята к рассмотрению в порядке надзора.

Дело в отношении Б. об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ, истребовано в Калининградский областной суд 02 сентября 2010 г. и поступило 10 сентября 2010 г.

Проверив в соответствии с требованиями ст. 30.16 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении и решение по результатам рассмотрения жалобы Б., нахожу состоявшиеся судебные постановления подлежащими оставлению без изменения.

Как усматривается из материалов административного дела, 21 июня 2010 г. в 01 ч. 04 мин. на Б. передала управление принадлежащим ей автомобилем "Ф.", государственный регистрационный знак N, Ш.А.В., который находился в состоянии алкогольного опьянения.

Вышеуказанными действиями Б. совершила административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ - передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения.

Одновременно сотрудниками ГИБДД был составлен административный материал в отношении Ш.А.В. по факту совершения им правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами).

Вина Б. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ, подтверждается протоколом об административном правонарушении от 21 июня 2010 г. N; показаниями допрошенных судом свидетелей; копией протокола об административном правонарушении в отношении Ш.А.В. от 21 июня 2010 г. N; рапортом сотрудника ГИБДД от 21 июня 2010 г., из содержания которого усматривается, что в момент остановки автомобиля "Ф.", государственный регистрационный знак N, им управлял Ш.А.В., находившийся в состоянии опьянения и лишенный права управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 21 июня 2010 г. N и приложенным к нему бумажным носителем показаний алкотестера, согласно которому у Ш.А.В. установлено состояние алкогольного опьянения. Оснований сомневаться в достоверности изложенных в указанных документах сведений не имеется.

Данные доказательства, которым судебными инстанциями в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ дана правильная оценка, являются достаточными для установления вины Б. в совершении указанного административного правонарушения.

Оспаривая состоявшиеся судебные постановления, Б. ссылается на то, что в ее действиях отсутствует состав административного правонарушения, поскольку она не передавала управление транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, так как Ш.А.В. управлял принадлежащим ей автомобилем в ее отсутствие и без ее разрешения. Также Б. настаивает на том, что административный материал в ее отношении был составлен в связи с наличием между ней и сотрудником ГИБДД личных неприязненных отношений.

Однако указанные доводы не являются основанием для отмены судебных постановлений, поскольку для состава ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ характерно самоустранение водителя, который управлял или должен был управлять транспортным средством, и передача им управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения.

На основании показаний свидетелей судом достоверно было установлено, что на момент остановки сотрудниками ГИБДД автомобиля "Ф.", государственный регистрационный знак N, Б. находилась в принадлежащей ей машине на пассажирском сидении, а за рулем находился Ш.А.В. Указанное обстоятельство бесспорно свидетельствует о том, что Б. передала управление транспортным средством Ш.А.В. Из акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения усматривается, что Ш.А.В. находился в состоянии алкогольного опьянения, что при должном внимании и предусмотрительности невозможно было не заметить, поскольку показаниями алкотестера зафиксировано наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,796 миллиграмма на один литр выдыхаемого Ш.А.В. воздуха, что существенно превышает установленный законом допустимый на момент совершения правонарушения максимальный показать в 0,15 мг/л.

При таких обстоятельствах правомерность выводов суда о наличии в действиях Б. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ, сомнений не вызывает.

Ссылки в жалобе на то, что при составлении административного материала в отношении Ш.А.В. по факту совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ, были допущены существенные нарушения норм процессуального права (отсутствие понятых), а сам Ш.А.В. не был привлечен к административной ответственности, поскольку административный материал в его отношении не был передан для рассмотрения мировому судье, не имеют правового значения для правильного рассмотрения настоящего дела, поскольку указанные обстоятельства не опровергают обоснованность выводов суда о наличии в действиях Б. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ.

Доводы Б. о том, что судом неправомерно дана критическая оценка показаниям свидетеля С.А.М., на законность принятых по делу судебных актов не влияют, так как он не являлся очевидцем административного правонарушения, а данные им показания противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам и письменным материалам дела. Кроме того, указанный свидетель является знакомым заявительницы, в связи с чем суд правомерно расценил его показания как желание помочь Б. избежать административной ответственности.

Иных доводов, способных повлечь отмену оспариваемых судебных актов, в жалобе не приведено.

Таким образом, неустранимых сомнений в виновности Б. не усматривается.

Наказание Б. назначено в пределах санкции ч. 2. ст. 12.8 КоАП РФ.

С учетом изложенного нахожу, что постановление мирового судьи 3-го судебного Балтийского района г. Калининграда от 06 августа 2010 г., решение судьи Балтийского районного суда г. Калининграда от 26 августа 2010 г. соответствуют требованиям закона. Оснований к их отмене не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 30.17, 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи 3-го судебного участка Балтийского района г. Калининграда от 06 августа 2010 г. и решение Балтийского районного суда г. Калининграда от 26 августа 2010 г. по делу об административном правонарушении оставить без изменения, жалобу Б. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Калининградского областного суда

О.А.КРАМАРЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь