Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. по делу N 44-а-1015/2010

 

М.с. Т.В.Анищенко

С. О.Н.Лобастова

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда П.Н.Сурков, рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе З.А. на постановление мирового судьи судебного участка N 37 Свердловского района г. Перми от 23.06.2010 года и на решение Свердловского районного суда г. Перми от 24.08.2010 года,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 37 Свердловского района г. Перми от 23.06.2010 года З.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством на один год шесть месяцев (л.д. 34).

Решением Свердловского районного суда г. Перми от 24.08.2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения (л.д. 49-50).

Оснований для удовлетворения жалобы, поданной в порядке надзора З.А., по ее доводам не усматривается.

Постановлением от 23.06.2010 года установлено, что 24.04.2010 года в 00 часов 20 минут на ул. <...> З.А. управлял автомобилем марка в состоянии опьянения.

Частью первой ст. 12.8 КоАП РФ предусмотрена ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

В силу п. 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - ПДД), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Нарушение З.А. п. 2.7 Правил дорожного движения, запрещающего водителю управлять транспортным средством в состоянии опьянения, подтверждается протоколами об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 24.04.2010 года, согласно которым у З.А. имелись признаки опьянения в виде запаха алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи (л.д. 8, 9); актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения З.А. как лица, которое управляет транспортным средством, от 24.04.2010 г., содержащим вывод о том, что освидетельствуемый находился в состоянии опьянения (л.д. 10); рапортом сотрудника ГИБДД П., согласно которому З.А. управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что было подтверждено в результате медицинского освидетельствования, и в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, от подписи в составленных документах З.А. отказался при понятых, права и обязанности разъяснены, копии протоколов вручены, что также подтверждено подписями понятых (л.д. 11); объяснениями сотрудника ГИБДД З. от 24.04.2010 года, согласно которым З.А. управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, после чего был остановлен (л.д. 12).

Указанные доказательства с точки зрения относимости, допустимости, достоверности соответствуют положениям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Доводы жалобы о том, что З.А. не управлял транспортным средством, исследовались мировым судьей и судьей районного суда при проверке законности и обоснованности постановления о привлечении к административной ответственности, подтверждения не нашли и не соответствуют обстоятельствам дела. То, что, З.А. 24.04.2010 года именно управлял автомобилем, а не просто находился в нем, следует из рапорта и объяснения сотрудников ГИБДД П. и З., а также объяснений, данных П. в судебном заседании суда первой инстанции, согласно которым З.А. сел в автомобиль и начал движение, после чего был задержан сотрудниками ГИБДД. Оснований не доверять показаниям свидетеля П., и представленным рапорту и объяснениям сотрудников ГИБДД, не имеется, обстоятельств, указывающих на наличие у названных сотрудников ГИБДД заинтересованности в исходе дела, не усматривается, следовательно, данный довод не может быть признан обоснованным.

Доводы жалобы о том, что показания, данные мировому судье сотрудником ГИБДД П. являются противоречивыми и достоверно не подтверждают факт управления З.А. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а лишь подтверждают факт его нахождения рядом с транспортным средством, являются необоснованными, поскольку о незаконности судебных постановлений свидетельствовать не могут, эти показания в целом не противоречат изначально собранным по делу доказательствам. Вывод судебных инстанций об управлении З.А. 24.04.2010 года транспортным средством в состоянии опьянения является правильным.

Ссылка в жалобе, что при освидетельствовании З.А. на состояние опьянения и последующего составления протоколов понятые фактически не присутствовали, опровергается материалами дела и поводом к отмене судебных постановлений являться не может.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, имеет правовое значение факт нахождения в состоянии опьянения водителя, управляющего транспортным средством.

Присутствие понятых при составлении протоколов об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, акта освидетельствования на состояние опьянения водителя является дополнительной гарантией обеспечения его прав и направлено на защиту этого лица от злоупотреблений со стороны должностных лиц.

В составленных сотрудниками ГИБДД документах также отсутствуют какие-либо замечания З.А. по факту отсутствия понятых при проведении определенных действий сотрудниками ГИБДД, направленных на определение состояния его опьянения. В связи с вышеизложенным оснований для признания документов, составленных сотрудниками ГИБДД, недопустимыми доказательствами, добытыми с нарушением закона, не имеется.

Таким образом, оспариваемый заявителем жалобы вывод об управлении им транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения установлен судебными инстанциями на основании допустимых доказательств и является правильным.

Довод о том, что мировым судьей не были вызваны понятые для допроса в качестве свидетелей, так как указанные в протоколе данные понятых являются вымышленными, судом не приняты во внимание его пояснения по делу, не влечет отмены судебных постановлений, поскольку не подтверждается доказательствами, имеющимися в деле.

Мировым судьей постановление вынесено на основании совокупности имеющихся в деле доказательств, которые признаны судом допустимыми и достаточными.

Довод жалобы о том, что З.А. не разъяснены права и не вручена копия протокола, не может быть признан состоятельным, поскольку доказательств этому заявителем не представлено. Согласно рапорту сотрудника ГИБДД П. права заявителю разъяснены, и копия протокола вручена в присутствии понятых. То обстоятельство, что в протоколе отсутствует его подпись в соответствующих строках, подтверждается отметкой сотрудника ГИБДД и подписями понятых о том, что З.А. от подписи отказался. Указанные действия сотрудника соответствуют требованиям 25.7 КоАП РФ.

Доводы жалобы о том, что в качестве свидетеля незаконно был допрошен сотрудник ГИБДД, поскольку он заинтересован в исходе дела, также нельзя признать обоснованными.

В соответствии со ст. 25.6 КоАП РФ свидетелем по делу об административном правонарушении может быть любое лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Поэтому доводы жалобы о том, что сотрудники ГИБДД не могут быть свидетелями по делу об административном правонарушении основаны на неправильном толковании норм материального права. Заявителем не приведено достоверных доказательств заинтересованности П. в исходе данного дела.

С учетом установленных по делу обстоятельств выводы мирового судьи и судьи районного суда о наличии в действиях З.А. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, являются верными и основаны на имеющихся в деле доказательствах.

Несогласие заявителя с выводами, изложенными во вступивших в законную силу судебных актах, основанием к их отмене являться не может.

Руководствуясь ч. 2 ст. 30.13, п. 1 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 37 Свердловского района г. Перми от 23.06.2010 года и решение Свердловского районного суда г. Перми от 24.08.2010 года в отношении З.А. оставить без изменения, а его жалобу - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

П.Н.СУРКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь