Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 октября 2010 г. N А-195/2010

 

И.о. председателя Липецкого областного суда Беседин А.В., рассмотрев жалобу Д. на постановление мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка по делу об административном правонарушении от 2 июля 2010 года, и решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 5 августа 2010 года,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 2 июля 2010 года Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев.

Согласно постановлению, 18 мая 2010 года в 22 час. 25 мин., являясь водителем автомобиля ВЭД рег. знак <...>, Д. в помещении Липецкого областного наркологического диспансера (г. Липецк, ул. Крупской, д. 2), не выполнил законное требование сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Решением судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 5 августа 2010 года постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Д. просит об отмене судебных постановлений, считая вывод о наличии в его действиях состава правонарушения не соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Доводы жалобы сводятся к обоснованию отсутствия вины в совершении правонарушения (невозможность сдать мочу для медицинского освидетельствования по естественным физиологическим причинам).

Изучив материалы дела, проверив изложенные в жалобе доводы, считаю решение судьи районного суда подлежащим отмене.

В силу п. 2.3.2. Правил дорожного движения РФ водитель транспортного средства обязан проходить освидетельствование на состояние опьянения по требованию сотрудника милиции, если такое требование является законным.

Согласно ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно ч. 1 ст. 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Как видно из материалов дела, объективная сторона вмененного Д. правонарушения выражается в отказе от сдачи мочи для медицинского освидетельствования на состояние опьянения по предложению врача Липецкого областного наркологического диспансера.

Возражения Д. сводились к невозможности сдать мочу по естественным физиологическим причинам, а также в связи с психологическим стрессом после ДТП, участником которого он являлся непосредственно до медицинского освидетельствования.

Согласно соответствующему протоколу, поводом для направления Д. на медицинское освидетельствования стало поведение, не соответствующее обстановке.

Такой повод для направления на медицинское освидетельствование предусмотрен статьей 11 Закона РФ "О милиции".

На основании собранных доказательств, которым в судебных постановлениях дана оценка (протоколы, объяснения сотрудников ГИБДД), был сделан правильный вывод о законности предъявленного Д. требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Правильным является и указание о необходимости квалификации по ст. 12.26 КоАП РФ отказа от прохождения не только медицинского освидетельствования в целом, но и отдельных этапов необходимых исследований.

Однако вывод о невозможности производства медицинского освидетельствования по вине Д. сделан без выяснения всех юридически значимых обстоятельств.

Так, "Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством..." предусмотрено исследование на предмет определения состояния опьянения образцов биологических сред - крови и мочи.

Это же следует из "Правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утвержденных постановлением Правительства РФ N 475 от 26 июня 2008 года.

Порядок производства химико-токсикологических исследований регламентирован "Положением об организации работы химико-токсикологической лаборатории наркологического диспансера (наркологической больницы) - приложением N 1 к приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ N 40 от 27 января 2006 года.

Согласно пункту 2 Положения, в химико-токсикологической лаборатории, в частности, проводятся исследования биологических сред организма человека (кровь, моча, слюна) на наличие алкоголя и его суррогатов, наркотических средств, психотропных и других токсичных веществ, вызывающих опьянение (интоксикацию) или их метаболитов...

В пункте 16 акта медицинского освидетельствования Д. указано, что он биопробы не сдал (л.д. 7).

Вместе с тем, из материалов дела не усматривается, предлагалось ли Д. при медицинском освидетельствовании сдать образцы крови (коль скоро в акте указано об отказе от сдачи биопроб).

Равным образом не установлено, являлось ли в рассматриваемой ситуации исследование образца мочи единственно возможным способом определения наличия состояния опьянения при медицинском освидетельствовании Д., или же соответствующее заключение могло быть дано по результатам исследования образца крови.

Допрошенная в качестве специалиста врач-нарколог Ш. при пересмотре постановления пояснила, что при проведении освидетельствования на наличие наркотического опьянения анализ мочи обязателен, поскольку наличие наркотических средств определяется именно в моче, а не в крови.

Однако из показаний специалиста не следует, что наличие наркотических средств в организме человека не может определяться по образцу крови.

При этом вышеуказанные нормативные акты прямо предусматривают возможность определения наличия наркотических средств в организме человека по образцам крови, мочи, слюны.

В каких случаях (на каком основании) образцы мочи являются единственно возможным средством определения наличия наркотических средств в организме человека, специалист Ш. не пояснила.

Следует отметить и то, что в акте последующего судебно-медицинского освидетельствования от 19 мая 2010 года (по инициативе Д.) указано об исследовании как образцов мочи, так и крови.

Исходя же из содержания ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, объективной стороной этого правонарушения охватывается такой отказ от прохождения медицинского освидетельствования, который препятствует разрешению вопроса о наличии состояния опьянения.

При таких обстоятельствах, для разрешения вышеуказанных юридически значимых обстоятельств, решение судьи подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в порядке главы 30 ГПК РФ.

Руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ, и.о. председателя суда

 

постановил:

 

Решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 5 августа 2010 года по жалобе Д. на постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в порядке главы 30 КоАП РФ в тот же суд.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

И.о. председателя суда

БЕСЕДИН А.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь