Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 октября 2010 г. N 33-1725

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе У.Н.М. на решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 31 августа 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований У.Н.М. к Министерству социальной защиты населения Рязанской области о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда вдове участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и взыскании задолженности, отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Левковой Г.И., объяснения представителя У.Н.М. по доверенности Г.А.В., поддержавшего доводы жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

У.Н.М. обратилась в суд с иском к Министерству социальной защиты населения Рязанской области о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, как вдове участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, и взыскании задолженности.

В обоснование требований указала, что 6 декабря 1987 года умер ее муж, Ф.И.О.6, который являлся участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Заключением Номер обезличен от 05.05.1994 Межведомственным экспертным советом была установлена причинно-следственная связь смерти ее мужа с выполнением работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В марте 1996 года она обратилась к ответчику с заявлением о назначении компенсации по случаю потери кормильца. С 1 апреля 1996 года ей были назначены выплаты в сумме 265650 неденоминированных рублей из расчета 7 МРОТ (75900 (МРОТ с 1.04.1996 года) x 7:2). Индексация указанных сумм на 01.07.2000 и на 01.01.2001 была произведена неверно, а с 01.06.2002 выплаты были необоснованно прекращены со ссылкой на п. 25 ст. 14 Закона от 15.05.1991 N 1244-1, при этом были проигнорированы положения ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ, в связи с чем она была необоснованно лишена права на получение ранее назначенных ей выплат.

С учетом уточнений просила взыскать с Министерства социальной защиты населения Рязанской области с 01.09.2010 ежемесячно денежную компенсацию в возмещение вреда по случаю потери кормильца в сумме 1733 руб. 36 коп. с последующей индексацией в установленном законом порядке; задолженность по данной компенсации за период с 01.07.2000 по 31.08.2010 в сумме 208011 руб. 14 коп., расходы по оплате услуг представителя в сумме 3000 рублей.

По решению суда У.Н.М. отказано в удовлетворении требований.

В кассационной жалобе У.Н.М. просит решение суда отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.

Проверив законность и обоснованность решения суда в обжалуемой части, судебная коллегия полагает, что оно отмене не подлежит.

Из материалов дела видно и судом бесспорно установлено, что Ф.И.О.6, являлся участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. 6 декабря 1987 года Ф.И.О.6 умер. По заключению Номер обезличен от 05.05.1994 Межведомственного экспертного совета была установлена причинно-следственная связь его смерти с выполнением работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. У.Н.М., являясь вдовой Ф.И.О.6, в марте 1996 года обратилась в органы социальной защиты населения Рязанской области с заявлением о назначении ей ежемесячной компенсации в возмещение вреда здоровью. Указанная компенсация ей была назначена с 1 апреля 1996 года в сумме 265650 неденоминированных рублей из расчета 7 МРОТ (75900 (размер МРОТ с 01.04.1996) x 7:2), и выплачивалась до 1 июня 2002 года, после чего была прекращена на основании решения органа социальной защиты.

Обращаясь в суд с иском о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда вдове участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и взыскании задолженности, У.Н.М. указала, что прекращение указанных выплат не основано на нормах действующего законодательства.

Рассматривая спор сторон и отказывая в удовлетворении требований У.Н.М., суд исходил из следующего.

В соответствии с п. 25 ч. 1 статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 15 мая 1991 года N 1244-1 (в редакции Федерального закона от 24.11.1995 N 179-ФЗ), гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 части первой статьи 13 настоящего Закона, гарантируются: возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выплатой денежных сумм в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности (с установлением инвалидности), определяемом в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей.

Льготы и компенсации, предусмотренные пунктами 3, 4, 12 - 15, 19 - 23, 25 части первой настоящей статьи, распространяются на семьи граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись льготы, указанные в настоящей статье.

В соответствии с пунктами 1 и 2 части первой статьи 13 того же закона к гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы, на которых распространяется действие настоящего Закона, относятся:

1) граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы или с работами по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС;

2) инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы.

Федеральным законом от 12.02.2001 N 5-ФЗ внесены изменения в пункт 25 ч. 1 статьи 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1.

Согласно новой редакции гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 части первой статьи 13 настоящего Закона, гарантируется возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выплатой ежемесячной денежной компенсации в следующих размерах:

инвалидам I группы - 5000 рублей;

инвалидам II группы - 2500 рублей;

инвалидам III группы - 1000 рублей.

В случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 25 части первой настоящей статьи, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан.

Льготы и компенсации, предусмотренные пунктами 3, 4, 12 - 15, 19 - 23, 25 части первой настоящей статьи, распространяются на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи, потерявшие кормильца из числа умерших инвалидов, на которых распространялись льготы, указанные в настоящей статье.

Последняя редакция этой нормы, без имеющих значение для настоящего спора изменений, сохранилась в пункте 15 ч. 1 статьи 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1.

Таким образом, впервые право на получение денежных компенсаций по возмещению вреда было закреплено в пункте 25 ч. 1 статьи 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1 (в редакции Федерального закона от 24.11.1995 N 179-ФЗ, введенного в действие со 2 марта 1996 года).

Названная норма сама по себе только устанавливала право на компенсации, а в части определения размера и порядка выплат отсылала к Правилам возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем..." (в ред. Федерального закона от 24.11.1995 N 180-ФЗ).

Согласно статье 26 указанных Правил, время наступления нетрудоспособности члена семьи (до или после смерти кормильца) не влияет на его право на возмещение вреда.

Вместе с тем, п. 1 ст. 1088 ГК РФ введено ограничение, согласно которому лица, состоявшие на иждивении умершего, имеют право на возмещение вреда при условии, что они стали нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти. Это правило применяется к правоотношениям, возникшим после введения в действие части второй ГК РФ, то есть с 1 марта 1996 года.

Как установлено судом, У.Н.М. обратилась в органы социальной защиты в марте 1996 года, возмещение вреда ей выплачивалось с 1 апреля 1996 года. Таким образом, спорные правоотношения возникли в марте 1996 года. На этот момент У.Н.М., 25.03.1940 рождения, исполнилось 56 лет, а после смерти ее мужа Ф.И.О.6, умершего 6 декабря 1987 года, прошло 9 лет.

При указанных обстоятельствах вывод суда о том, что на момент возникновения спорных отношений у истицы отсутствовало право на возмещение вреда, поскольку нетрудоспособной она стала по истечении 5 лет после смерти ее мужа Ф.И.О.6, не противоречит ст. 1088 ГК РФ.

Более того, судом установлено, что при жизни Ф.И.О.6 не был признан инвалидом, степень утраты его трудоспособности не устанавливалась, в связи с чем право на компенсацию в возмещение вреда, предусмотренную пунктом 25 ч. 1 статьи 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1 (в редакции Федерального закона от 24.11.1995 N 179-ФЗ) у него не возникало.

Поскольку права У.Н.М. на льготы, указанные в пункте 25 ч. 1 статьи 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1, являются производными от прав участника ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, то вывод суда о том, что право на получение возмещения после смерти супруга у нее отсутствовало, не противоречит действующему законодательству.

Судебная коллегия полагает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона. Из материалов дела следует, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены постановленного решения в обжалованной части не имеется, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку учитывались при рассмотрении спора судом, и основаны на неправильном толковании норм права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 31 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу У.Н.М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь