Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 октября 2010 г. по делу N 33-28541

 

Судья: Макаренко Н.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Климовой С.В.,

судей Салтыковой Л.В., Грибовой Е.Н.,

при секретаре Г.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Грибовой Е.Н. дело по кассационной жалобе С. на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 20 апреля 2010 года, которым постановлено: Иск К.М. к С., К.С. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, применении последствий недействительности сделки, истребовании имущества из чужого незаконного владения и взыскании судебных расходов - удовлетворить частично.

Признать недействительным договор купли-продажи квартиры * в г. Москве, общей площадью 58,3 кв. м, заключенный 18 января 2008 года между К.С. и С., зарегистрированный 06 июня 2005 года в ГУФРС по г. Москве в реестре за N *.

Настоящее решение является основанием для погашения в ЕГРП записи о праве собственности С. на квартиру, расположенную по адресу: г. Москва, *, и восстановления записи о праве собственности на данную квартиру за К.С.

Взыскать с С. в пользу К.М. судебные расходы в сумме 21117,30 руб. (двадцать одна тысяча сто семнадцать руб. 30 коп.).

Взыскать с К.С. в пользу К.М. судебные расходы в сумме 21117,30 руб. (двадцать одна тысяча сто семнадцать руб. 30 коп.).

В остальной части исковых требований отказать.

 

установила:

 

истец К.М. обратилась в суд с иском к С., К.С. о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки. В обоснование своих требований, истец указала, что спорное жилое помещение являлось ее с К.С. совместно нажитым имуществом, однако в нарушение ст. 35 СК РФ ответчик без ее согласия произвел отчуждение данной квартиры. Истец указывал, что 25 февраля 1992 года между ней и ответчиком К.С. был заключен брак, от которого у них есть сын - К., * года рождения.

В период брака на общие с супругом денежные средства истцом и ответчиком К.С. была приобретена двухкомнатная квартира *, общей площадью 58,3 кв. м, что подтверждается договором купли-продажи квартиры от 05 мая 2000 г. Решением Мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района г. Саранска от 04 декабря 2006 г. брак между К.М. и К.С. был расторгнут. После расторжения брака между истцом и ответчиком было подписано соглашение о добровольном разделе имущества супругов, согласно которому, квартира * г. Москвы и квартира * г. Саранска перейдут в собственность истца, а весь бизнес ответчика К.С. и недвижимость, используемая им для ведения бизнеса, перейдут в собственность ответчика К.С. Однако, указанное соглашение у истца не сохранилось, а осталось только у К.В. В апреле 2009 г. истец обратилась к бывшему мужу К.С. с предложением об официальном разделе совместно нажитого имущества в добровольном порядке, переоформлении документов на квартиры на имя истицы. В ходе переговоров с К.С. выяснилось, что спорное жилое помещение было отчуждено в пользу тещи родного брата К.С. - С. на основании генеральной доверенности, выданной ответчиком К.В.

Со слов ответчика К.С. истцу известно, что доверенность на имя К.В. была выдана в связи с тем, что брат ответчика К.С., К.В., проживал в городе Москве и должен был сдать спорную квартиру в аренду. Именно для заключения договора аренды, а также для оплаты коммунальных платежей и содержания квартиры К.С. была выдана доверенность на брата в отношении спорной квартиры. Однако К.В. без ведома К.С. самостоятельно заключил договор купли-продажи данного жилого помещения, в результате которого право собственности на данную квартиру перешло С. истцу. Со слов К.С., известно, что денежные средства К.С. за данное жилое помещение не получал, о продаже квартиры не знал.

В связи с вышеизложенным истец просил признать недействительной сделку по отчуждению в собственность С. квартиры * в городе Москве и применить последствия недействительности сделки, обязав С. возвратить в собственность К.С. квартиру * в городе Москве, а также взыскать в пользу истца судебные расходы по оплате государственной пошлины с С. в размере 10 050 рублей и с К.С. в размере 10 050 рублей.

Далее истцом исковые требования были уточнены (л.д. 101 - 105). С учетом уточнений, истец просил суд: признать недействительным договор купли-продажи квартиры *, заключенный 18 января 2008 г. между К.С. (по доверенности за которого действовал его брат К.В.) и С.; применить последствия недействительности сделки, обязав С. возвратить в собственность истицы квартиру *. В случае признания судом С. добросовестным приобретателем, также истец просил признать недействительным договор купли-продажи квартиры *, заключенный 18 января 2008 г. между К.С., (по доверенности за которого действовал его брат К.В.) и С., и истребовать указанную квартиру из чужого незаконного владения С. в собственность истца К.М.; взыскать с С. в пользу истца судебные издержки: расходы по оплате государственной пошлины в размере 20 100 руб., проезда представителя в размере 11458,6 руб.; почтовых расходов в размере 1 052,86 руб.; услуг представителя в размере 3 000 руб.; а всего 35 611,46 руб.

В ходе судебного заседания представителем истца, были увеличены исковые требования и в дополнение истец просила взыскать солидарно с ответчиков расходы на оплату проезда представителя в сумме 19 234,6 рублей(11 458,6 + 8402 + 7 374).

Истец К.М. в судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом. Истцом представлены письменные объяснения по иску.

Представитель истца К.С. в судебное заседание явилась, поддержала уточненные исковые требования по вышеизложенным основаниям.

Ответчик С. и представитель ответчика Г. в судебное заседание явились, иск не признали. Ответчик С. указала, что спорное жилое помещение, расположенное по адресу: г. Москва, *, приобретено ответчиком С. по договору купли-продажи от 18.01.2008 года. Ответчик не знала и не могла знать о том, что К.С. и К.М. состояли в зарегистрированном браке и данная квартира является их совместно нажитым имуществом, т.к. ее бывший зять К.В. никогда не посвящал ее в личную жизнь его родственников. Сам же ответчик К.С. неоднократно приезжал в гости к истцу с разными женщинами. Также ответчик пояснила, что на отчуждении квартиры лично К.С. не присутствовал, а участвовал в сделке его брат по доверенности К.В., предварительно согласовав стоимость спорного жилого помещения по телефону, стоимость квартиры составила * рублей. Ответчик затруднилась пояснить чем обусловлено указание в договоре стоимости квартиры * руб., сославшись, что этим занималась ее дочь. На основании вышеизложенного ответчик С., просила отказать в удовлетворении исковых требований.

Ответчик К.С. в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, просил рассмотреть дело в его отсутствие, представив письменные объяснения по делу, которые удостоверены нотариально. Ответчик заявляет о признании иска и указывает, что он не давал согласия на отчуждение спорного жилого помещения, а также не было согласия его бывшей супруги К.М. на отчуждения квартиры, т.к. они после расторжения брака по обоюдному соглашению, решили, что 3-комнатная квартира расположенная в г. Саранске, а также 2-комнатная квартира в г. Москве останется истице К.М. Ответчик указывает, что о состоявшейся сделке он не знал, его брат К.В. воспользовался доверенностью, выданной им (К.С.) для оформления договора аренды, и заключил от его имени оспариваемый договор. Сам же К.С. о сделке не знал, денежные средства за квартиру не получал.

Третье лицо Управление Федеральной регистрационной службы по городу Москве в судебное заседание не явилось, извещено надлежащим образом.

Суд постановил выше указанное решение, об отмене которого просит С. по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав истца представителя С. К.Н., П., представителя К.М. К.С.П., обсудив доводы кассационной жалобы судебная коллегия, нашла решение первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно материалов дела, 25 февраля 1992 года истец К.М. вступила в брак с ответчиком К.С., что подтверждается справкой о заключении брака N * от 03.04.2009 (л.д. 10).

В период брака истцом и ответчиком К.С. на общие деньги супругов была приобретена квартира, расположенная по адресу: г. Москва, *, что подтверждается договором купли-продажи (л.д. 12), а также признано ответчиком К.С.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района г. Саранска Р. Мордовии от 04 декабря 2006 года брак между истцом К.М. и ответчиком К.С. расторгнут.

В апреле 2009 года истица обратилась к бывшему мужу - К.С. с предложением о разделе совместно нажитого имущества в добровольном порядке путем переоформления документов на недвижимое имущество на имя истца, что подтверждается объяснениями сторон (истца К.М. и ответчика К.С.), а также не опровергается ответчиком С.

Между тем, на основании доверенности от 19 мая 2007 года, выданной К.С. своему брату К.В., последним от имени К.С. 18 января 2008 года заключен договор купли-продажи спорной квартиры, в результате которого, право собственности на данное жилое помещение перешло С., являющейся тещей К.В. (л.д. 33 - 65).

Как усматривается из материалов регистрационного дела, истец К.М. своего согласия на отчуждение ответчиком К.С. данного жилого помещения не давала.

В настоящее время право собственности на спорную квартиру зарегистрировано за ответчиком С.

Суд нашел обоснованными требования истца о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, заключенного на основании доверенности К.В. от имени К.С. с С. При этом суд исходил из того, что спорное недвижимое имущество является общим имуществом К.М. и К.С., нажитым ими в период брака, на него распространяется режим общей совместной собственности, К.М. согласие на отчуждение спорного жилого помещения не давала, С. должна была знать об отсутствии у К.С. полномочий для распоряжения спорной квартирой ввиду наличия режима совместной собственности на спорное жилое помещение и отсутствия согласия на его продажу К.М.

Вывод суда основан на анализе положений ст. ст. 34, 35 СК РФ, 253, 256, 166, 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд также не усмотрел оснований для признания С. добросовестным приобретателем.

Вывод суда о том, что С. должна была знать об отсутствии у К.С. полномочий для распоряжения спорной квартирой ввиду наличия режима совместной собственности на спорное жилое помещение и отсутствия согласия на его продажу К.М. основан на совокупности представленных доказательств, которым суд в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ, дал оценку.

При этом судом учтена степень родства, обстоятельства совместного проживания С. в одной квартире с К.В., обстоятельства приобретения квартиры.

Судом правильно учтено, что в договоре купли-продажи, явившимся основанием для регистрации у К.С. права собственности на спорный объект недвижимого имущества, и являющимся правоустанавливающим документом ответчика на объект недвижимого имущества, имеется прямое указание о правах на данный объект у К.М. в пункте 10 данного договора, где указано о соблюдении норм семейного законодательства о получении нотариального согласия в отношении К.М. при заключении договора (л.д. 56 - оборот).

С. является тещей родного брата К.С. - К.В. Из объяснений сторон, а также факта выдачи нотариальной доверенности на распоряжение имуществом следует, что братья состояли между собой в близких отношениях. Ответчик С. проживала совместно с К.В. в одной квартире, К.В. постоянно навещал его брат К.С., а также приезжали в гости дети К.В. При этом дочь К.В. - К.О. является также крестной матерью.

Кроме того, установленные судом обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей А.А.Н., А.М.Я., Б.В.Н., П.О.М., К.М.С., К.А.В., допрошенных в рамках судебного поручения Октябрьским районным судом г. Саранска Республики Мордовии.

Судом также установлено, что в спорную квартиру С. не вселялась, кто проживал и проживает в данной квартире в судебном заседании пояснить затруднилась.

Как следует из объяснений самой С. всеми организационными вопросами, связанными с заключением сделки, занималась ее дочь - К.Н., являющаяся женой К.В., который действовал по доверенности от К.С. Из обстоятельств дела видно, что К.Н. была хорошо знакома с самим К.С. и в силу общения не могла знать о том, что последний с 1992 года состоял в браке. В материалах дела имеется фотография истца К.М. с дочерью К.Н.Е. и женой С.А.Н., сделанная у них дома, что подтвердила сама С.А.Н.

Выводы суда мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам, и оснований для признания их неправильными не установлено.

Разрешая спор, суд также пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для применения к требованиям истца последствий пропуска срока исковой давности

При этом суд исходил из того, что согласно ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности исчисляется с момента когда сторона узнала или должна была узнать о нарушении ее права. Из объяснений истца следует, что о нарушении ее права ей стало известно в апреле 2009 года, когда она предложила ответчику К.С. произвести раздел совместно нажитого имущества. Данные обстоятельства признаны ответчиком К.С., а также подтверждаются показаниями свидетеля К.О.Б., пояснившей, что К.М. до апреля 2009 года не знала об отчуждении спорной квартиры.

В соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ суд дал оценку представленным сторонами доказательствам, в том числе показаниям свидетелей, доводы жалобы направлены на иную оценку доказательств.

Доводы жалобы о том, что С. является добросовестным приобретателем, не знала и не могла знать о том, что спорная квартира находилась в общей совместной собственности супругов К-ных аналогичны доводам, которые проверялись судом первой инстанции и которым дана соответствующая правовая оценка. Данный довод на материалах дела не основан и противоречит фактическим обстоятельствам.

С. вправе реализовать свое право на обращение в суд с требованием о возврате ей денежных средств, уплаченных за квартиру. Поэтому то обстоятельство, что суд не разрешил данный вопрос не может являться основанием к отмене решения суда.

Кассационная жалоба не содержит оснований, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ для отмены решения в кассационном порядке, по существу они направлены на иную оценку доказательств и иное толкование закона, что не может являться основанием к отмене состоявшегося решения.

Иных правовых доводов к отмене решения суда кассационная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Люблинского районного суда г. Москвы от 20 апреля 2006 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь