Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 октября 2010 г. по делу N 33-3197

 

Судья: Гулящих А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Копотева И.Л.,

судей Полушкина А.В., Кричкер Е.В.,

при секретаре М.А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Ижевске 06 октября 2010 года гражданское дело

по иску А.А.Н. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в Завьяловском районе Удмуртской Республики о признании незаконным решения Управления Пенсионного фонда N <...> от 29 сентября 2008 года об отказе в установлении пенсии, о возложении на Управление Пенсионного фонда обязанности назначить ей досрочно трудовую пенсию по старости бессрочно как лицу, не менее 25 лет осуществляющему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, с момента возникновения права на нее, о взыскании судебных расходов по оплате услуг представителя в размере 5000 рублей, по оплате государственной пошлины в размере 100 рублей, по оплате услуг нотариуса по оформлению нотариальной доверенности в сумме 500 рублей,

по кассационной жалобе представителя А.А.Н. - К.З.Г. на решение Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 29 июня 2010 года, которым

исковые требования А.А.Н. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в Завьяловском районе Удмуртской Республики о признании незаконным решения Управления Пенсионного фонда N <...> от 29 сентября 2008 года об отказе в установлении пенсии, о возложении на Управление Пенсионного фонда обязанности досрочно назначить ей трудовую пенсию по старости бессрочно, как лицу, не менее 25 лет осуществляющему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, с момента возникновения права на нее, о взыскании судебных расходов по оплате услуг представителя в размере 5000 рублей, по оплате государственной пошлины в размере 100 рублей, по оплате услуг нотариуса по оформлению нотариальной доверенности в сумме 500 рублей оставлены без удовлетворения в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда УР Кричкер Е.В.; объяснения представителя истца - К.З.Г., действующей на основании доверенности от 26 ноября 2009 года сроком на три года, поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия

 

установила:

 

А.А.Н. (далее по тексту - истец) обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в Завьяловском районе Удмуртской Республики (далее по тексту - УПФР в Завьяловском районе УР, ответчик) о восстановлении пенсионных прав. Иск мотивировала тем, что 27 июня 2008 года обратилась к ответчику с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии по старости как лицо, не менее 25 лет осуществлявшее педагогическую деятельность в учреждениях для детей. 29 сентября 2008 года ответчиком вынесено решение за N <...> об отказе ей в досрочном назначении трудовой пенсии, в связи с отсутствием необходимого педагогического стажа. Истец считает данное решение незаконным, поскольку ответчик необоснованно исключил из ее педагогического стажа периоды работы в должности руководителя кружка в училище и Доме пионеров, воспитателем в школе и периоды учебы в педагогических учебных заведениях.

В ходе рассмотрения дела истец неоднократно изменяла основания исковых требований. В конечном варианте определила следующие периоды, которые, по ее мнению, ответчик незаконно исключил из ее педагогического стажа:

- работа руководителем кружка училища с 01 февраля 1983 года по 03 июля 1983 года;

- учеба в высшем учебном заведении и работа руководителем кружка Дома пионеров с 26 августа 1983 года по 01 марта 1989 года;

- работа преподавателем училища и руководителем кружка Дома пионеров со 02 марта 1989 года по 10 октября 1990 года;

- работа воспитателем группы продленного дня (далее по тексту - ГПД) в средней школе с 11 октября 1990 года по 31 августа 1992 года и со 02 ноября 1992 года по 02 февраля 1993 года;

- работа педагогом дополнительного образования с учетом наличия педагогического стажа на 01 января 2001 года продолжительностью 17 лет 08 месяцев 07 дней с 01 января 2001 года по 30 ноября 2006 года.

Истец А.А.Н. была своевременно извещена о времени и месте судебного заседания, но в суд не явилась, об уважительности причин неявки суду не сообщила, просила рассмотреть дело с участием ее представителя. В силу ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие истца.

Представитель истца К.З.Г. в судебном заседании исковые требования А.А.Н. поддержала, ссылаясь на доводы искового заявления, просила их удовлетворить.

Представитель ответчика был своевременно извещен о времени и месте судебного заседания, но в суд не явился, причины неявки суду не сообщил. В силу ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие ответчика.

Суд вынес вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе представитель истца К.З.Г. просит отменить решение суда от 29 июня 2010 года, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом ссылается на то, что суд неправильно применил нормы международного, материального и процессуального права. Кроме того, указала на то, что при подсчете педагогического стажа истца суд не учел период ее работы со дня обращения за назначением пенсии и до дня вынесения судебного решения. Кассатор считает, что суд мог проанализировать сведения индивидуального персонифицированного учета, имеющиеся в пенсионном деле истца, и дополнительно зачесть в ее педагогический стаж ранее не заявленные ею периоды, когда она работала в школе на ставку воспитателя ГПД (декабрь 2001 года, май - июль 2002 года), период работы в должности воспитателя в школе N 12 с 01 сентября 2004 года по 30 ноября 2006 года, а также период работы в школе N 55.

Проверив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Решение является законным. Судом правильно установлены юридически значимые обстоятельства дела, не допущено нарушений в применении норм материального и процессуального права.

Как следует из материалов дела, истец считает незаконным исключение из ее педагогического стажа следующих периодов:

- с 01 февраля 1983 года по 03 июля 1983 года, когда она работала руководителем кружка в среднем профессионально-техническом училище;

- с 26 августа 1983 года по 01 марта 1989 года - учеба в высшем учебном заведении;

- со 02 марта 1989 года по 10 октября 1990 года, когда истец работала преподавателем училища и руководителем кружка Дома пионеров;

- с 11 октября 1990 года по 31 августа 1992 года и со 02 ноября 1992 года по 02 февраля 1993 года, когда истец работала воспитателем ГПД в Юбилейной средней школе;

- с 01 января 2001 года по 30 ноября 2006 года - работа в должности педагога дополнительного образования Центра внешкольной работы Завьяловского района.

В соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее по тексту - ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ") лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, трудовая пенсия по старости назначается независимо от возраста.

Согласно пункту 3 статьи 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы и назначения указанной пенсии утверждаются Правительством РФ.

Действуя в пределах предоставленных законом полномочий, Правительство РФ постановлением от 29 октября 2002 года N 781 утвердило Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (далее по тексту - Список N 781).

В спорные периоды деятельности истца (до 01 октября 1993 года) действовало постановление Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства", которым были утверждены Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет и Положение "О порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения" (далее по тексту - Перечень и Положение). Оценивая возможность включения этих периодов в стаж, суд правомерно руководствовался пунктами 1 и 2 указанного Положения при соблюдении условий, предусмотренных пунктом 4 того же Положения.

В силу данного пункта 4 время работы, указанной в пунктах 1, 2 и 3 Положения засчитывается в стаж работы по специальности при условии, если не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии в соответствии с настоящим постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию.

Совокупный анализ указанных норм позволяет сделать вывод о том, что пункт 2 Положения подразделял работу в учреждениях, организациях и должностях, которая предоставляла право на пенсию по выслуге лет и была включена в Перечень, и иную, приравниваемую работу, которую можно было включить в педагогический стаж только при соблюдении требований п. 4 Положения.

Учитывая изложенное, работа истца в должности руководителя кружка в училище и Доме пионеров, а также учеба в педагогическом учебном заведении являлась работой, "приравниваемой" к работе по специальности, дающей право на досрочное назначение пенсии и не была предусмотрена Перечнем. Следовательно, не могла быть отнесена к работе в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет в смысле п. 4 Положения от 17 декабря 1959 года N 1397.

Предъявляя требования о включении в стаж спорных периодов в соответствии с п. 2 Положения и утверждая о выполнении при этом требований п. 4 данного Положения, истец необоснованно включала в подсчет указанных в п. 4 Положения 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии, периода ее работы в должности педагога дополнительного образования во внешкольном учреждении (Центр внешкольной работы Завьяловского района).

Однако такой порядок подсчета противоречит п. 12 Правил N 781, в соответствии с которым возможность зачета периодов работы истца после 01 января 2001 г. преподавателем в учреждении дополнительного образования детей обусловлена наличием на указанную дату (на 01 января 2001 г.) стажа работы в должностях и учреждениях, указанных в Списке, продолжительностью не менее 16 лет 08 месяцев.

Следовательно, для зачета в стаж спорных периодов в соответствии с п. 2 Положения, истец должна была на дату обращения за назначением пенсии иметь не менее 2/3 стажа работ (16 лет 08 месяцев), предусмотренных Перечнем или Списками, в том числе пунктом 1 Списка N 781. В данном случае это условие не выполнено, т.к. на указанную дату педагогический стаж истца, по расчету ответчика, составляет 09 лет 05 месяцев 25 дней плюс обоснованно зачтенные судом: период работы истца в должности преподавателя-хореографа Оршанского педагогического училища Марийской АССР со 02 марта 1989 года по 01 сентября 1989 года (06 месяцев) и периоды работы в должности воспитателя ГПД в Юбилейной средней школе (д. Пирогово Завьяловского района) с 11 октября 1990 года по 31 августа 1992 года и со 02 ноября 1992 года по 02 февраля 1993 года (02 года 01 месяц 22 дня), а всего 12 лет 01 месяц 17 дней.

При указанных обстоятельствах, нет оснований для зачета в стаж спорных периодов работы истца в должности руководителя кружка в училище и Доме пионеров, а также периодов учебы в педагогическом учебном заведении в соответствии с данным Положением. Таким образом, Судебная коллегия соглашается с выводами суда в этой части.

Относительно периода работы истца в должности педагога дополнительного образования Центра внешкольной работы Завьяловского района УР, Судебная коллегия считает правильным признание судом не выполненными условий пункта 12 Правил N 781, в котором определено, что работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" Списка, в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка, за периоды, начиная с 1 января 2001 года засчитывается в стаж работы при наличии одновременно следующих условий:

на 01 января 2001 года у лица имеется стаж работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке, продолжительностью не менее 16 лет 08 месяцев;

у лица имеется факт работы (независимо от ее продолжительности) в период с 01 ноября 1999 года по 31 декабря 2000 года в должностях в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" и в пункте 2 раздела "Наименование учреждений".

При проверке первого условия пункта 12 Правил N 781 суд правильно определил его равным 10 годам 06 месяцам 18 дням, что меньше 16 лет 08 месяцев.

В пункте 12 Правил N 781 определены условия, при которых работа в должности преподавателя в учреждениях дополнительного образования детей включается в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. В нем воспроизведены основные требования, позволявшие засчитывать данную работу в выслугу лет, которые впервые были установлены постановлением Правительства РФ от 01 февраля 2001 года N 79 "О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1067". Данным постановлением впервые были введены гарантии для граждан, длительное время проработавших в учреждениях для детей и занимавших должности преподавателей в учреждениях дополнительного образования.

Учитывая изложенное, работа истца в должности руководителя кружка в училище и Доме пионеров, а также учеба в педагогическом учебном заведении, как не предусмотренная Перечнем и Списками, не может быть включена в стаж работы на условиях, оговоренных пунктом 12 Правил N 781.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что в силу требований п. 12 Правил N 781, период работы истца в должности педагога дополнительного образования в Центре внешкольной работы Завьяловского района УР с 01 января 2001 года по 30 ноября 2006 года обоснованно исключен ответчиком из педагогического стажа истца.

Следовательно, истцом не выполнены требования подпункта 19 пункта 1 статьи 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", т.к. у нее отсутствует педагогический стаж продолжительностью 25 лет, необходимый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости.

С учетом изложенного решение суда является законным и не подлежит отмене.

Ссылка кассатора на иные периоды работы истца, которые не указывались ею в ходе рассмотрения настоящего дела в качестве оснований для признания незаконным решения об отказе истцу в досрочном назначении трудовой пенсии по старости и не исследовались ответчиком при вынесении данного решения, является не состоятельной.

При обращении в суд истец заявила требование о досрочном назначении трудовой пенсии по старости с момента возникновения права на ее назначение, в связи с чем, суд первой инстанции, исходя из требований ст. ст. 12, 56 ГПК РФ, правомерно возложил на истца обязанность представить доказательства наличия у нее права на данную пенсию, то есть наличие педагогического стажа продолжительностью не менее 25 лет, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (л.д. 16, 17). В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истец не ссылалась на периоды ее работы воспитателем ГПД в сельской школе, начиная с 1992 года и до дня рассмотрения дела в суде, как подлежащие включению в ее педагогический стаж (за исключением периодов с 11 октября 1990 года по 31 августа 1992 года и с 02 ноября 1992 года по 02 февраля 1993 года), не заявляла по данным периодам соответствующих требований о включении в педагогический стаж, и впервые сослалась на них, как на доказательство незаконности отказного решения в назначении пенсии, лишь в суде кассационной инстанции. Сведения о работе истца в сельской школе в должности воспитателя ГПД отсутствуют в ее трудовой книжке. Кроме того, данные периоды не оценивались ответчиком при вынесении оспариваемого отказного решения.

Учитывая изложенное, принимая во внимание правовые положения ч. 2 ст. 339 ГПК РФ, Коллегия считает, что ссылка кассатора на новые доказательства незаконности оспариваемого решения об отказе в назначении ей пенсии в части исключения периодов работы в сельской школе не допустима, т.к. истец не представила доказательств невозможности представления данных доказательств в суд первой инстанции.

Ссылка представителя истца на период работы в должности воспитателя в школе N 12 с 01 сентября 2004 года по 30 ноября 2006 года, как подлежащий включению в ее педагогический стаж, отклоняется, поскольку, согласно справке, в указанный период истец вырабатывала 0,5 ставки воспитателя (л.д. 28), тогда как в силу п. 4 Правил N 781 она должна была выполнять норму рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной на ставку заработной платы. Доказательства того, что в указанный период истец выполняла нагрузку по другим местам работы, в материалах дела отсутствуют.

Ссылка представителя истца на то, что в стаж ее педагогической деятельности подлежит зачету период работы в должности воспитателя школы N 55, частично подтвердилась. Так, согласно справке N <...> от 22 июля 2008 года, истец вырабатывала нагрузку по указанной должности в школе N 55 с 30 ноября 2006 года по 22 июля 2008 года (л.д. 27). Период с 01 декабря 2006 года и по день обращения истца за назначением пенсии зачтен ответчиком в ее педагогический стаж, следовательно, дополнительному включению в педагогический стаж истца подлежит один день 30 ноября 2006 года. Однако данное обстоятельство не влечет изменения по существу правильного решения суда.

Таким образом, зачтенный ответчиком педагогический стаж истца (09 лет 05 месяцев 25 дней), с учетом дополнительно включенных судом периодов работы истца в должности преподавателя-хореографа Оршанского педучилища (06 месяцев), воспитателя ГПД Юбилейной средней школы (02 года 01 месяц 22 дня) и в должности воспитателя в школе N 55 (01 день), ее педагогический стаж будет не достаточным (менее 25 лет) для принятия решения о досрочном назначении ей трудовой пенсии по старости ни со дня обращения за назначением пенсии, ни со дня вынесения судом оспариваемого решения.

Оснований для иных выводов и отмены либо изменения решения суда, установленных ст. 362 ГПК РФ, Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 29 июня 2010 года оставить без изменения.

Кассационную жалобу представителя А.А.Н. - К.З.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий судья

КОПОТЕВ И.Л.

 

Судьи

ПОЛУШКИН А.В.

КРИЧКЕР Е.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь