Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 октября 2010 г. по делу N 33-4279/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Киселевой Л.В.,

судей Колосковой С.Е., Журавлевой Г.М.

с участием прокурора Сипиной С.Ю.

при секретаре П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационному представлению и.о. прокурора Калининского АО г. Тюмени на решение Калининского районного суда г. Тюмени от 13 августа 2010 года, которым постановлено:

"Иск В. удовлетворить частично.

Восстановить В. на работе в должности гардеробщика Государственного лечебно-профилактического учреждения Тюменской области "Областной противотуберкулезный диспансер" с 29 июня 2010 года.

Взыскать с Государственного лечебно-профилактического учреждения Тюменской области "Областной противотуберкулезный диспансер" в пользу В. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 20 247 рублей 34 копейки, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей. Всего 25 247 рублей 34 копейки.

В остальной части иска отказать.

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Государственного лечебно-профилактического учреждения Тюменской области "Областной противотуберкулезный диспансер" государственную пошлину в доход муниципального образования г. Тюмени в сумме 1243 рубля 15 копеек".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Колосковой С.Е., объяснения В., возражавшей против удовлетворения кассационного представления прокурора, заслушав заключение прокурора Сипиной С.Ю., поддержавшей доводы кассационного представления прокурора и полагавшей необходимым решение суда отменить, а дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия

 

установила:

 

В. обратилась в суд с иском к Государственному лечебно-профилактическому учреждению Тюменской области "Областной противотуберкулезный диспансер" (далее - ГЛПУ ТО "Областной противотуберкулезный диспансер") о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании расходов по оплате государственной пошлины. Исковые требования мотивирует тем, что с 13.01.2006 года работала в ГЛПУ ТО "Областной противотуберкулезный диспансер" в должности санитарки, затем в связи с получением профессионального заболевания была переведена на должность гардеробщика. 28.06.2010 года была уволена по состоянию здоровья. Полагает, что работодателем была нарушена процедура увольнения. Так, В. указывает, что в период увольнения она находилась на больничном, от перевода на другую работу не отказывалась, кроме того, ответчик не истребовал согласие на ее увольнение от профсоюзной организации. Моральный вред, причиненный незаконным увольнением, оценивает в 1000000 рублей.

В судебном заседании В. на исковых требованиях настаивала, уточнила, что просит восстановить ее на работе в ГЛПУ ТО "Областной противотуберкулезный диспансер" в должности гардеробщика л.д. 81).

Представитель ответчика ГЛПУ ТО "Областной противотуберкулезный диспансер" Ф., действующая на основании доверенности от 23 декабря 2008 года л.д. 66), иск не признала, в судебном заседании пояснила, что увольнение сотрудника по п. 8 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации не является увольнением по инициативе работодателя, в связи с чем на работника не распространяется ограничение по невозможности его увольнения в период временной нетрудоспособности.

Участвующий в деле прокурор Ананченко И.Е. полагала, что исковые требования о восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула подлежат удовлетворению полностью, а требования о компенсации морального вреда следует удовлетворить с учетом разумности.

Судом постановлено указанное решение, с которым не согласен и.о. прокурора Калининского АО г. Тюмени.

В кассационном представлении изложена просьба об отмене решения суда в связи с неправильным применением норм материального права и направлении дела на новое рассмотрение. Указывает, что В. была уволена не по инициативе работодателя, а по общим основаниям прекращения трудового договора (ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации), в связи с чем суд необоснованно применил к возникшим правоотношениям ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Кроме того, указывает, что судом не были сделаны выводы о наличии оснований для увольнения истицы, а также о том, был ли соблюден работодателем порядок увольнения В., установленный ст. 73 Трудового кодекса Российской Федерации, которая предусматривает возможность отстранения или перевода работника на другую работу в соответствии с медицинским заключением.

В возражениях на кассационное представление прокурора В., полагая решение суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационное представление без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления прокурора, возражений истицы на кассационное представление, суд полагает решение суда подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования В., суд первой инстанции пришел к выводу о несоблюдении работодателем порядка увольнения истицы, поскольку она была уволена в нарушение ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ в период временной нетрудоспособности. Однако данный вывод судебная коллегия полагает ошибочным, поскольку согласно указанной норме не допускается увольнение работника в период его временной нетрудоспособности по инициативе работодателя. Как следует из материалов дела, истица была уволена не по инициативе работодателя (п. 4 ч. 1 ст. 77, ст. 81 Трудового кодекса РФ), а в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимую ему в соответствии с медицинским заключением, либо отсутствием у работодателя соответствующей работы (п. 8 ч. 1 ст. 77, ч. 3 ст. 73 Трудового кодекса РФ). Указанное основание в силу ст. 73, п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ является самостоятельным основанием прекращения трудового договора. В связи с этим нормы ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ к спорным правоотношениям применены быть не могут.

Учитывая, что истица была уволена по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, суду следовало проверить, выдано ли медицинское заключение, явившееся основанием для расторжения с истицей трудового договора, в порядке, установленном законодательством, имелась ли у работодателя соответствующая работа, необходимая истице в соответствии с медицинским заключением, предлагалась ли эта работа истице. Данные обстоятельства судом проверены не были.

В материалах дела имеется два документа под одним номером, выданные 03 июня 2010 года филиалом N 3 ФГУ Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тюменской области, однако содержащие разные заключения относительно возможности продолжения работы истицы по состоянию здоровья в ГЛПУ ТО "Областной противотуберкулезный диспансер".

Так, согласно индивидуальной программе реабилитации инвалида, выдаваемой Федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (карта N 421 к акту освидетельствования N 493 от 03 июня 2010 года) В. установлена третья группа инвалидности на срок до 01 июля 2011 года; причина инвалидности - профессиональное заболевание; в графе "рекомендации о противопоказанных и доступных условиях и видах труда" указано: противопоказан труд по основной профессии повара, санитаркой в баклаборатории работать не может л.д. 48 - 49).

Согласно индивидуальной программе реабилитации инвалида, выдаваемой Федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (карта N 421 к акту освидетельствования N 493 от 03 июня 2010 года) В. установлена третья группа инвалидности на срок до 01 июля 2011 года; причина инвалидности - профессиональное заболевание; в графе "рекомендации о противопоказанных и доступных условиях и видах труда" указано: противопоказанные условия труда - в противотуберкулезном диспансере л.д. 46 - 47).

Несмотря на наличие противоречий в представленных суду доказательствах, содержащих выводы относительно возможности трудовой функции в диспансере, указанные противоречия не устранены; в нарушение ч. 2 ст. 56 ГПК РФ судом не было предложено ответчику представить документы, которые послужили основанием увольнения истицы по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, а также доказательства невозможности перевода В. на другую работу в соответствии с медицинским заключением.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела, были неправильно применены нормы материального права, что в силу ст. ст. 362 и 363 ГПК РФ является основанием для отмены решения суда. Учитывая, что допущенные судом нарушения не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, гражданское дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в ходе которого суду следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения возникшего спора, предложить ответчику представить доказательства соответствия увольнения закону, после чего разрешить спор в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда г. Тюмени от 13 августа 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь