Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 октября 2010 г. N 33-6301/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Лисовского В.Ю.

судей Омского областного суда Кудря Т.Л., Майера В.Е.

при секретаре Г.О.

рассмотрела в судебном заседании 06 октября 2010 года дело по кассационной жалобе ОАО "Газпромбанк" на решение Кировского районного суда города Омска от 27 июля 2010 года, которым постановлено:

"Признать недействительным договор от 19.01.2006 г. дарения квартиры N <...> дома N <...> по ул. <...> в г. Омске, заключенный между Н.Н. и Н.С., возвратив квартиру N <...> в доме N <...> по ул. <...> в г. Омске в собственность Н.Н.

Признать недействительным договор от 16.10.2007 г. купли-продажи квартиры N <...> дома N <...> по ул. <...> в г. Омске, заключенный между Н.С. и С.О., обязав Н.С. возвратить С.О. денежные средства в размере 800 000 рублей.

Признать недействительным договор от 25.12.2007 г. купли-продажи квартиры N <...> дома N <...> по ул. <...> в г. Омске, заключенный между С.О. и Д.А., обязав С.О. возвратить Д.А. денежные средства в размере 800 000 рублей.

Признать недействительным договор от 18.04.2008 г. купли-продажи квартиры N <...> дома N <...> по ул. <...> в г. Омске с использованием кредитных средств, заключенный между Н.С. и Д.А., обязав Д.А. возвратить Н.С. денежные средства в размере 1 450 000 рублей.

Аннулировать запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 21.04.2008 г. N 55-55-01/058-/2008-850 о регистрации права собственности Н.С. на квартиру N <...> дома N <...> по ул. <...> в г. Омске."

Заслушав доклад судьи областного суда Лисовского В.Ю., судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

 

установила:

 

Н.Н. обратился в суд с иском к Н.С., С.О., Д.А. о признании договора дарения от 19.01.2007 г., заключенного между ним и Н.С., договоров купли-продажи, заключенных между Н.С. и С.О., между С.О. и Д.А., между Д.А. и Н.С. в отношении квартиры N <...> в доме N <...> по ул. <...> в г. Омске недействительными. В обоснование иска он указал, что являлся собственником этой квартиры. Н.С., являющийся ему родным сыном, предложил оформить договор ренты квартиры, пообещав выплачивать до конца его дней твердую денежную сумму, а взамен после его смерти к сыну должна была перейти квартира. 15.12.2009 г. ему стало известно, что Н.С. является собственником данной квартиры на основании договора дарения, а не ренты. В 2006 г. он думал, что подписал договор ренты, так как является старым человеком и у него плохое зрение.

В судебном заседании истец Н.Н. и его представитель Я.О. иск поддержали. Н.Н. дополнительно пояснил, что у него с сыном были хорошие отношения, и тот обещал, что будет снабжать его до самой смерти. Договор он подписывал один раз, где и когда - не помнит. Живет в своей квартире он постоянно, никого посторонних не впускает, оплачивает коммунальные платежи. В прошлом году он узнал, что подарил квартиру сыну. Представитель истца Я.О. также пояснила, что истец продолжал жить в спорной квартире и после заключения сделки. Н.С. после ссоры с истцом потребовал освободить квартиру, говоря о договоре дарения.

Ответчик Н.С. в судебное заседание не явился, извещен надлежаще. Его представитель А.Е. в судебном заседании иск признал и пояснил, что у Н.С. образовалась задолженность перед С.О. Чтобы рассчитаться с долгом последний предложил Н.С. взять кредит в банке, для чего оформить договор дарения на спорную квартиру. Н.С. сам подготовил договор ренты, график платежей, истец подписал все документы, они поехали в УФРС регистрировать сделку, где Н.С. под видом того, что документы надо привести в порядок, забрал у отца договор ренты и поменял его на договор дарения, напечатав его в соседней фирме. К моменту подписания договора истец просидел в коридорах два с половиной часа, поэтому подписал договор дарения не глядя. После регистрации сделки произошла фиктивная перепродажа спорной квартиры без оформления акта приема-передачи и передачи ключей. Он признал факт подделки и фальсификации договора дарения и указал, что истец никогда не подписывал договор дарения.

Ответчик С.О. в судебное заседание не явился, извещен надлежаще. Ранее в судебных заседаниях он иска не признал, указывая на пропуск срока исковой давности. Пояснил, что Н.С. денег ему не был должен. В 2006 г. или 2007 г. Н.С. продал ему квартиру, найдя его через знакомого. Сделка была совершена реально, он покупал квартиру для сына, но она ему не понравилась. Н.С. пообещал, что через две недели отец квартиру освободит. Он в квартире не регистрировался, так как зарегистрирован по другому адресу. Перед продажей квартиры Д.А. он с Н.С. приходил в квартиру, но истца не было, при этом Н.С. сказал, что перевез отца. Снялся ли истец с регистрационного учета в спорной квартире, он не проверял, коммунальные услуги он не оплачивал.

Ответчик Д.А. в суд не явился, извещен надлежаще. Ранее в судебном заседании он иск не признал, пояснив, что у его отца есть риэлтерская фирма "Компас-М". Спорная квартира была только зарегистрирована за ним, жить в ней он не намеревался. В ЖУ N 4 ему было сказано, что в квартире зарегистрирован Н.Н., о чем он сообщил своему отцу. Со слов отца он знает, что Н.С. попросил продать ему квартиру обратно, после чего они заключили сделку, продав спорную квартиру через банк с оформлением ипотеки. При покупке квартиры у С.О. рассчитывался за квартиру его отец, а квартиру оформили на него, так как при оформлении сделки требовалось согласие супруги.

Представитель ответчика ОАО "Газпромбанк" А.М. в судебном заседании иск не признал и пояснил, что банк является кредитором Н.С., с которого решением суда взыскана кредиторская задолженность и обращено взыскание на спорную квартиру. Путем подачи иска в суд Н-новы пытаются уклониться от исполнения решения суда. Наличие зарегистрированных в спорной квартире лиц не препятствовало банку принять решение о кредитовании.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В кассационной жалобе ОАО "Газпромбанк" просит решение суда отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, отсутствие оснований для признания договора дарения квартиры от 19.01.2006 г. недействительным, недоказанность факта заключения истцом сделки под влиянием заблуждения, наличие между истцом и ответчиком, являющимся его сыном, доверительных отношений и добровольное подписание договора дарения и заявления на государственную регистрацию сделки. Также он указывает на фактическое исполнение сделок, подтвержденное регистрацией перехода права собственности, надлежащее исполнение со стороны банка обязательств по выдаче кредита, несостоятельность вывода суда о несоответствии подписи истца в договоре дарения и его подписей в доверенности, графике передачи и получения ренты и в протоколе судебного заседания, неправомерное принятие судом уточненных исковых требований, недопустимость применения последствий недействительности сделок к ответчикам - добросовестным приобретателям, пропуск истцом срока исковой давности для обращения с иском в суд.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения представителя ОАО "Газпромбанк" К.Е., поддержавшего доводы жалобы, истца Н.Н., его представителя Я.О., представителя ответчика Н.С. - А.Е., считавших жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда не находит оснований для отмены обжалуемого решения.

При рассмотрении дела судом было установлено, что 19.01.2006 г. согласно договору дарения Н.Н. подарил принадлежащую ему на праве собственности квартиру N <...> в доме <...> по ул. <...> в г. Омске своему сыну Н.С. Данный договор прошел государственную регистрацию и на его основании было зарегистрировано право собственности Н.С. на спорную квартиру, в которой проживал и был зарегистрирован по месту постоянного жительства Н.Н. 16.10.2007 г. между Н.С. и С.О. был оформлен договор купли-продажи спорной квартиры за 800 000 руб. 25.12.2007 г. был оформлен договор купли-продажи этой квартиры между С.О. и Д.А. за 800 000 руб. 18.04.2008 г. был оформлен договор купли продажи этой квартиры за 1 450 000 руб. с использованием кредитных средств, предоставленных ОАО "Газпромбанк" в размере 1 300 000 руб., между Д.А. и Н.С. с установлением залога квартиры в качестве обеспечения принятых на себя Н.С. по кредитному договору обязательств. Данные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Удовлетворяя исковые требования в части признания договора дарения недействительным, суд исходил из отсутствия волеизъявления Н.Н. на безвозмездное отчуждение спорного жилого помещения и наличие заблуждения относительно природы сделки. В обоснование данного вывода судом дан подробный анализ представленных сторонами доказательств. Учитывая наличие у истца Н.Н. на руках второго экземпляра договора ренты, подписанного обеими сторонами, содержащего график передачи и получения ренты за период с 19.01.2006 г. по 20.04.2010 г., который подтверждает намерение истца на заключение договора ренты (л.д. 49 - 53), пояснения самого Н.С., признавшего факт введения истца в заблуждение при совершении сделки по отчуждению квартиры, действия сторон, последовавшие за подписанием договора дарения и всех последующих сделок по отчуждению квартиры (постоянное проживание Н.Н. в квартире, непредъявление ответчиками к нему требований о выселении, невыяснение ответчиками вопроса о правах на спорную квартиру лиц, проживающих в ней), данную судом 1-й инстанции оценку доказательств судебная коллегия считает правильной.

Довод кассационной жалобы о доказанности волеизъявления истца Н.Н. на совершение сделки по отчуждению принадлежащей ему квартиры и добровольное подписание им договора дарения, а также заявления на регистрацию сделки рассматривался судом, и был правомерно отвергнут, поскольку противоречил имеющимся по делу доказательствам. Факт подлинности подписи истца в оспариваемом договоре дарения при таких обстоятельствах не может опровергать то, что он был заключен под влиянием заблуждения, поэтому доводы жалобы о неправомерности выводов суда насчет подделки подписи в договоре дарения не имеют существенного значения.

Довод жалобы о неверном определении оснований признания сделки недействительной, поскольку из пояснений Н.С. видно, что она заключалась под влиянием обмана, не может повлечь отмену судебного решения, так как обман со стороны Н.С. не исключает заблуждения истца относительно природы сделки и, кроме того, недействительность сделки по любому из этих оснований влечет возврат спорной квартиры в собственность истца, то есть права банка-залогодержателя тем, какое основание признания сделки недействительной применено судом, не нарушаются.

В соответствии со ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 167 ГК РФ, что и было сделано судом.

Последующие договоры купли-продажи, заключенные между Н.С. и С.О., между С.О. и Д.А., между Д.А. и Н.С. заключались неуполномоченными лицами, не являющимися собственниками квартиры, фактически исполнены не были, так как ни один из покупателей, кроме Н.С., реально свои обязанности в качестве как собственника спорной квартиры не исполнял и права не реализовывал, в квартиру не вселялся. Имеющиеся в материалах дела документы, подтверждающие обратный выкуп спорной квартиры Н.С. у Д.А. за счет кредитных средств банка, также доказывают отсутствие у сторон реальных намерений заключать оспариваемые договоры, и подтверждают пояснения ответчика Н.С. об их мнимости.

С учетом изложенного указанные ответчики не могут считаться добросовестными приобретателями спорной квартиры, и к ним не применимы гарантии прав добросовестного приобретателя, предусмотренные ст. 302 ГК РФ. Доводы жалобы о незаконности применения к ответчикам последствий недействительности сделок судебная коллегия считает в связи с этим несостоятельными.

При установленных обстоятельствах суд правомерно применил последствия недействительности заключенного между Н.Н. и Н.С. договора дарения и последующих сделок, постановив возвратить спорную квартиру в собственность истца и обязав ответчиков вернуть предусмотренную договорами плату за являвшуюся предметом продажи квартиру денежные средства.

В решении суда также указаны мотивы, по которым суд отказал в применении срока исковой давности к возникшим правоотношениям. Оснований для иных выводов относительно того, что на момент предъявления иска с учетом положений ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании недействительным договора дарения не истек, судебная коллегия не находит, поскольку ввиду фактического неисполнения договора дарения и последующих сделок купли-продажи, а также в силу особенностей личности (престарелого возраста) истец не мог узнать о заключении сделки под влиянием заблуждения до того, как по решению суда началось совершение исполнительных действий, направленных на обращение взыскания на спорную квартиру в целях удовлетворения требований ОАО "Газпромбанк" к Н.С. Остальные сделки были заключены в пределах 3-летнего срока исковой давности, предусмотренного п. 1 ст. 181 ГК РФ.

Доводы жалобы о неправомерности принятия судом уточненного искового заявления основаны на неверном толковании закона, который не только позволяет истцу изменять основания или предмет иска, но и предоставляет как истцу, так и суду право соединять в одно производство различные исковые требования. Поэтому процессуальные действия по принятию к производству уточненного искового заявления, в котором истец указал отличные от первоначальных основания и предмет иска, не нарушают прав ответчика и не могут повлечь отмену судебного решения.

При рассмотрении спора судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка, соблюдены нормы материального и процессуального права. Оснований для отмены или изменения обжалуемого решения нет.

Руководствуясь статьями 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда города Омска от 27 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.Ю.Лисовский

 

Судьи

Т.Л.Кудря

В.Е.Майер

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь