Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 октября 2010 г. по делу N 4а-2642/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Л.М. на постановление мирового судьи судебного участка N 266 района Капотня г. Москвы от 13 июля 2010 года и решение судьи Люблинского районного суда г. Москвы от 04 августа 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 266 района Капотня г. Москвы от 13 июля 2010 года Л.М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Люблинского районного суда г. Москвы от 04 августа 2010 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Л.М. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Л.М. выражает несогласие с названными судебными актами и просит об их отмене, ссылаясь на то, что обгон движущегося в попутном направлении транспортного средства он не осуществлял, совершил "заезд" на полосу встречного движения, действуя в состоянии крайней необходимости; мировым судьей и судьей районного суда должным образом не проверены обстоятельства, на которые он ссылался, отказано в удовлетворении его ходатайства об истребовании материалов видеофиксации, которые могли бы подтвердить его позицию, показания свидетеля Л. не были приняты мировым судьей во внимание; протокол об административном правонарушении не может служить доказательством по делу, так как составлен с нарушением закона и имеет признаки фальсификации; схема места совершения административного правонарушения не соответствует действительности.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 266 района Капотня г. Москвы от 13 июля 2010 года и решение судьи Люблинского районного суда г. Москвы от 04 августа 2010 года законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 22 мая 2010 года в 21 час 16 минут Л.М., управляя автомашиной "<...>" государственный регистрационный знак <...>, следуя в районе <...> км <...> м автодороги <...> и выполняя обгон транспортного средства, пересек дорожную разметку 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ и выехал на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, нарушив тем самым дорожную разметку 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ и п. 1.3 ПДД РФ, совершив административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Л.М. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; схемой места совершения административного правонарушения; фототаблицей с зафиксированным на ней движением транспортного средства под управлением Л.М., а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Л.М. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению Л.М., обгон движущегося в попутном направлении транспортного средства он не осуществлял, совершил "заезд" на полосу встречного движения, действуя в состоянии крайней необходимости, так как грузовой автомобиль, который следовал по обочине, начал смещаться на проезжую часть и создал аварийную ситуацию. Данный довод нельзя признать состоятельным, поскольку он не основан на вышеприведенных доказательствах, которые объективно подтверждают, что при попытке совершения обгона движущегося в попутном направлении транспортного средства Л.М. пересек дорожную разметку 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ и выехал на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения. Мотивы, которые Л.М. приводит в обоснование своих действий, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения судебными инстанциями дела и жалобы, а также не могут быть признаны убедительными при рассмотрении надзорной жалобы. В частности, утверждение заявителя о том, что грузовой автомобиль, который следовал по обочине, начал смещаться на проезжую часть и создал аварийную ситуацию, не соответствует действительности и опровергается фототаблицей, которая изготовлена на основе произведенной сотрудником ГИБДД видеофиксации правонарушения. Фотокадры N 3 - 5 (л.д. 7 - 9), на которых посекундно зафиксирован выезд транспортного средства "<...>" под управлением Л.М. на сторону встречного движения, объективно свидетельствуют о том, что грузовой автомобиль не создавал помех для движения по проезжей части, признаков какой-либо аварийной ситуации не усматривается. Кроме того, расстояние между указанной автомашиной и дорожной разметкой 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ более чем достаточно для движения транспортного средства по стороне дороги попутного направления, на что указывает также автомобиль, следующий в тех же условиях перед транспортным средством, управляемым Л.М., но без нарушения ПДД РФ. Поскольку из перечисленных выше доказательств не следует, что выезд Л.М. на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, был обусловлен возникновением какой-либо опасности его движению, в том числе, аварийной ситуацией, то данные действия Л.М. не могут расцениваться как совершенные в состоянии крайней необходимости и не подпадают под признаки, предусмотренные ст. 2.7 КоАП РФ.

В надзорной жалобе Л.М. указывает, что мировым судьей и судьей районного суда должным образом не проверены обстоятельства, на которые он ссылался, отказано в удовлетворении его ходатайства об истребовании материалов видеофиксации, которые могли бы подтвердить его позицию, показания свидетеля Л. не были приняты мировым судьей во внимание. Данный довод не соответствует действительности, вопреки утверждению заявителя, материалы дела свидетельствуют о том, что дело и жалоба рассмотрены судебными инстанциями с соблюдением требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Позиция Л.М., равно как и его доводы, а также показания свидетеля Л., являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства, им дана надлежащая и мотивированная оценка, ставить под сомнение которую оснований не имеется. Что касается утверждения заявителя о том, что судебными инстанциями отказано в удовлетворении его ходатайства об истребовании видеофиксации, то следует отметить, что по смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Из материалов дела видно, что при рассмотрении дела мировым судьей Л.М. не заявлял подобного ходатайства в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ. Судья районного суда при разрешении указанного ходатайства требования ст. 24.4 КоАП РФ выполнил, свои выводы об отказе в удовлетворении ходатайства мотивировал в определении от 04 августа 2010 года. Поводов для истребования видеофиксации у судьи районного суда не имелось, потому как материалы дела в достаточной мере содержат сведения об обстоятельствах инкриминируемого Л. деяния, в том числе зафиксированные в фототаблице, изготовленной на основе видеофиксации правонарушения. Полагать, что на видеофиксации отражены какие-либо иные сведения, которые могли бы подтвердить позицию Л.М., оснований нет, позиция Л.М. вступает в противоречие с совокупностью собранных по делу доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Довод Л.М. о том, что протокол об административном правонарушении не может служить доказательством по делу, так как составлен с нарушением закона и имеет признаки фальсификации, является надуманным и не соответствует действительности. Протокол об административном правонарушении составлен с соблюдением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, уполномоченным на то должностным лицом, нарушений, которые могли бы повлечь признание его недопустимым доказательством по делу, не установлено.

В надзорной жалобе Л.М. указывает, что схема места совершения административного правонарушения не соответствует действительности, в частности, на ней неверно отражен масштаб, расположение транспортных средств, не нанесена дорожная разметка, не указаны марка и номер автомобиля, а также неверно обозначено место правонарушения, не видно, сколько полос движения в каждом направлении. Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, так как сомневаться в достоверности схемы места совершения административного правонарушения оснований не имеется. Изложенные в схеме сведения объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, более того, Л.М., будучи ознакомленным со схемой непосредственно после ее составления, каких-либо замечаний по ее содержанию не сделал, напротив, выразил согласие с ней, поставив свою подпись в графе: "Со схемой согласен". Кроме этого, следует отметить, что нормами КоАП РФ порядок составления схем не регламентирован, схема является приложением к протоколу об административном правонарушении и иллюстрирует описанные в нем события. Должностным лицом в схеме зафиксировано достаточно данных об обстоятельствах инкриминируемого Л.М. деяния, которые имеют значение для производства по настоящему делу, схема соответствует требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, а потому она обоснованно признана судебными инстанциями достоверным и допустимым доказательством по делу.

Помимо прочего Л.М. утверждает, что отраженные на схеме сведения о движении грузового автомобиля по проезжей части противоречат видеофиксации, согласно которой он следовал по обочине. Данное утверждение не ставит под сомнение достоверность оспариваемого доказательства, потому как на схеме зафиксирован факт выезда Л.М. на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, с пересечением дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, что полностью согласуется с совокупностью других доказательств по делу и имеет правовое значение для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 266 района Капотня г. Москвы от 13 июля 2010 года и решение судьи Люблинского районного суда г. Москвы от 04 августа 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Л.М. оставить без изменения, надзорную жалобу Л.М. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь