Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. по делу N 22-7104

 

Судья Лобан О.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Лядова Н.Л., судей Устименко А.А., Андриянова А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 октября 2010 года кассационную жалобу адвоката Ткаченко В.З. в защиту осужденного Г., потерпевшего В. на приговор Пермского районного суда Пермского края от 27 августа 2010 года, которым

Г., ДАТА рождения, уроженец <...>, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управления транспортными средствами сроком на 3 года.

Заслушав доклад судьи Андриянова А.А., изложившего содержание приговора, жалоб и возражений на них, выступление адвоката Ткаченко В.З. в защиту осужденного, представителя потерпевшего В. - Д. об отмене приговора по доводам жалоб, мнение прокурора Клейман Е.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в нарушении утром 5 октября 2009 года на 26 километре автодороги <...> Пермского края п.п. 10.1, 10.3 и 14.1 Правил дорожного движения при управлении автомобилем, что повлекло наезд на пешехода В., причинение потерпевшему тупой сочетанной травмы, повлекшей по неосторожности его смерть. Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Ткаченко В.З. в защиту интересов осужденного находит приговор незаконным, подлежащим отмене. Из текста приговора следует, что подсудимый вину признал полностью, от дачи показаний в силу ст. 51 Конституции РФ отказался. Однако вина подсудимого не нашла своего подтверждения другими исследованными доказательствами.

В приговоре приведены показания свидетелей Л. и О., работников милиции, однако очевидцами ДТП они не являлись. Свидетель Ш. подтверждает лишь только факт наезда на пешехода в зоне действия пешеходного перехода, но он не дает ответа на главный вопрос, в какой момент водитель Г. увидел или мог увидеть пешехода из-за впереди идущего автомобиля ВАЗ слева от него, и располагал ли он возможностью уступить дорогу пешеходу. Свидетель Ш1. также не может определить скорость движения транспортного средства под управлением осужденного. При изложенных обстоятельствах никто из свидетелей не подтверждает факт нарушения осужденным п. 10.3 и 14.1 Правил дорожного движения. Не подтверждено указанное обстоятельство и протоколом осмотра места происшествия, так как он фиксирует только место, где было ДТП, но не его причину. Ни в протоколе осмотра места ДТП, ни на схеме не отмечено, где было место совершения наезда, и не замерены следы торможения как на асфальте, так и на обочине по грунту и по какому. Считает, что ссылка в приговоре на разъяснение эксперта А. является несостоятельной, поскольку изначально в основу заключения эксперта были положены ошибочные данные, так как скорость была определена из расчета тормозного пути, указанного в схеме осмотра места происшествия, и в эту длину был включен отрезок тормозного пути на обочине. При этом, по мнению автора жалобы, коэффициент сцепления на асфальте и на сухом грунте разный, а не примерно одинаковый, как считает эксперт.

Таким образом, выводы в заключении эксперта построены на предположениях и не могут быть положены в основу обвинительного приговора. В ходе следствия и судебного заседания было установлено, что в попутном направлении с автомобилем осужденного двигался автомобиль ВАЗ, а при производстве следственного эксперимента данный автомобиль участия не принимал. Была использована светоотражающая бумага формата А-4, поэтому следственный эксперимент не соответствовал фактическим обстоятельствам дела. На основании результатов следственного эксперимента была проведена экспертиза. При таких обстоятельствах указанные доказательства являются недопустимыми. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания. Кроме того, не принято во внимание то обстоятельство, что потерпевшей стороной неоднократно заявлялись ходатайства о прекращении уголовного дела за примирением, не указана сумма возмещения морального вреда. Отмечает, что судом без исследования в судебном заседании приобщены к материалам дела габаритные размеры автомобилей, в которых неправильно указан рост потерпевшего. Не проверена судом и следствием версия о том, что пострадавшего могла сбить автомашина под управлением другого лица. Просит приговор суда отменить.

В кассационной жалобе потерпевший В. ставит вопрос об отмене приговора в связи с неправильным применением закона. По мнению автора жалобы, после вынесения постановления об отказе в удовлетворения ходатайства и о прекращении уголовного дела на основании ст. 76 УК РФ и непринятием отказа от иска суд в приговоре не должен был повторно решать вопрос по гражданскому иску и прекращать производство по делу, а рассмотреть исковые требования. Назначенное наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы находит чрезмерно мягким, поскольку фактического раскаяния со стороны осужденного не было. Ходатайство о прекращении уголовного дела за примирением сторон им было заявлено из-за жалости к Г.

В возражениях государственный обвинитель Форсюк Р.А. находят приговор законным и обоснованным, просит жалобы оставить без удовлетворения, поскольку вина осужденного нашла полное подтверждение в судебном заседании показаниями свидетелей, исследованными материалами дела. Назначенное наказание Г. является справедливым. При этом судом учтены смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих, возмещение причиненного ущерба.

Обсудив доводы кассационных жалоб и дополнений, возражений государственного обвинителя, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Факт наезда на пешеходном переходе на В., как и причина смерти потерпевшего, осужденным не оспариваются.

Место совершения наезда установлено судом путем анализа показаний свидетелей и протоколов следственных действий - осмотра места происшествия и осмотра автомобиля. Содержащееся в жалобе утверждение о противоречиях в показаниях свидетелей является субъективным и не соответствует материалам дела. Свидетели Ш1. и Ш., непосредственные очевидцы ДТП указали, что потерпевший был сбит на пешеходном переходе. При этом пояснили, что сбившая В. автомашина начала тормозить после наезда, протащила его за собой на расстояние 20-30 метров. О наличии у водителя возможности предотвратить наезд свидетельствует заключение автотехнической экспертизы, в котором указано, что выполнив требования п. 10.3 и 14.1 Правил дорожного движения, уступив дорогу пешеходу В., водитель имел возможность предотвратить происшествие. Не имеется оснований для сомнений в достоверности исходных данных для экспертизы, квалификации эксперта и примененной им методике при проведении исследования. Довод жалобы адвоката о нарушениях при производстве следственного эксперимента является несостоятельным, так как при его проведении в присутствии адвоката и осужденного Г., от них каких либо замечаний не поступило, в протоколе указанного следственного действия это не отражено. Отсутствие в ходе производства следственного эксперимента автомобиля ВАЗ, двигавшегося в попутном направлении, не может служить основанием для признания указанного доказательства недопустимым. Как следует из заключения

автотехнической экспертизы, скорость движения автомобиля Г. была определена с учетом фактических данных, полученных в ходе следственных действий, которые отражены в протоколах, в том числе и в протоколе осмотра места происшествия, где указан след торможения автомобиля под управлением осужденного.

Суд обоснованно признал указанные выше доказательства достоверными и допустимыми и положил их в основу обвинительного приговора, поскольку они последовательны, не противоречивы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Суд правильно установил и указал в приговоре, что Г. были нарушены в нарушение п. 10.1 ч. 1, п. 10.3 и 14.1 Правил дорожного движения, в условиях темного времени суток, видимости в направлении движения, без учета дорожных условий на данном участке дороги, не выбрал безопасную скорость движения, обеспечивающую возможность контроля за движением транспортного средства, и достоверно зная, что подъезжает к пешеходному переходу, не убедился в безопасности дальнейшего движения, совершил наезд на В., переходившего дорогу по пешеходному переходу. В результате указанных нарушений Правил дорожного движения со стороны водителя Г. потерпевшему В. была причинена сочетанная травма тела, что повлекло по неосторожности смерть потерпевшего.

Проанализировав приведенные в приговоре доказательства с точки зрения относимости и допустимости, суд пришел к обоснованному выводу о наличии прямой причинно-следственной связи между действиями осужденного, нарушившего Правила дорожного движения, и наступившими последствиями.

Всем доказательствам по делу суд дал надлежащую оценку и правильно квалифицировал действия осужденного по ч. 3 ст. 264 УК РФ.

По делу не имеется каких-либо существенных нарушений норм права, которые влекут изменение, отмену судебного решения.

Противоречий в доказательствах, изложенных судом в приговоре, не имеется. Незначительные расхождения в показаниях свидетелей не свидетельствуют об их недостоверности, поскольку в своей совокупности они дополняют друг друга и подтверждаются письменными доказательствами, содержание которых подробно изложено в приговоре.

Заявленные потерпевшими ходатайства о прекращении уголовного дела за примирением сторон разрешены судом в соответствии с требованиями закона, при этом вынесено отдельное процессуальное решение.

Довод жалобы о том, что судом в нарушение требований УПК РФ приобщена схема с габаритными размерами транспортных средств, при этом в ходе судебного заседания она не исследовалась, не влияет на законность судебного решения, поскольку как на доказательство, суд в приговоре на нее не сослался.

Не подтвержден материалами дела и довод жалобы адвоката о том, что наезд на потерпевшего могло совершить другое транспортное средство, поскольку обстоятельства совершения ДТП были зафиксированы в протоколе осмотра места происшествия и протоколе осмотра транспортного средства. О том, что автомашиной под управлением Г. был совершен наезд на пешехода, указали и очевидцы происшедшего.

Не основаны на законе доводы жалоб адвоката и потерпевшего в той части, что не указан размер компенсации морального вреда, и суд не мог принять решение о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска. В ходе судебного заседания потерпевший В. выразил свое отношение к заявленному иску, указал, что отказывается от него. Данный отказ судом был принят в соответствии с требованиями ГПК РФ, последствия отказа от иска судом гражданскому истцу были разъяснены, это видно из протокола судебного заседания.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела и данных о личности. При этом судом приняты во внимание смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих, добровольное возмещение ущерба. Оснований для применения положений ст. 64, 73 УК РФ суд не усмотрел, на находит их и судебная коллегия. Назначение наказания в виде реального лишения свободы не свидетельствует о его чрезмерной мягкости, в связи с чем доводы жалобы потерпевшего в этой части судебная коллегия находит не основанными на законе.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Пермского районного суда Пермского края от 27 августа 2010 года в отношении Г. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Ткаченко В.З. в его защиту и потерпевшего В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь