Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. по делу N 33-10220

 

07 октября 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

председательствующего - Моргачевой Н.Н.,

судей - Захарова С.В., Сокол Т.Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Ч. на решение Центрального районного суда г. Тольятти от 24 августа 2010 года, которым, с учетом исправления описки в резолютивной части, внесенной определением того же суда от 03.09.2010 г., постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Ч. к Мэрии городского округа Тольятти о постановке на учет на внеочередное получение жилья - отказать".

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Моргачевой Н.Н., судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. обратился в суд с иском к Мэрии городского округа Тольятти о постановке на учет на внеочередное получение жилья.

В обоснование своих требований указал, что он является лицом, оставшимся без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте, в связи с чем имеет право на получение жилого помещения вне очереди. Его мать отбывала наказание в местах лишения свободы, сведения об отце отсутствуют. С момента рождения и до окончания профессионального училища истец находился на полном государственном обеспечении. С 16.03.1993 года по 12.09.1995 года был зарегистрирован по адресу: <...>. С 19.03.1995 года по 19.09.1998 года отбывал наказание в местах лишения свободы. С 05.02.1999 года по 21.11.2000 года проживал по адресу: <...>. С 02.07.1999 года по 29.07.1999 года пребывал в диспансере. С 26.12.2002 года по 18.02.2009 года истец состоял на учете <...>. Все документы, подтверждающие статус лица, оставшегося без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте, были им утрачены, поэтому после освобождения из мест лишения свободы не смог обратиться с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, как лицо, оставшееся без попечения родителей. Восстановить документы ему удалось только в 2009 году. В настоящее время прописан по адресу: <...>, собственного жилья не имеет, живет на съемных квартирах, в связи с чем Ч. просил признать за ним право на постановку на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий как лицу из числа детей-сирот, оставшихся без попечения родителей.

В судебном заседании Ч., ссылаясь на то, что распоряжением заместителя мэра г.о. Тольятти от 19.05.2010 года N ему незаконно отказано в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях в связи с превышением им возраста 23 лет, просил обязать Мэрию г.о. Тольятти поставить его на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, как лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Судом постановлено указанное выше решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе Ч. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное и принять новое решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, считает его правильным.

В соответствии со ст. 6 ФЗ РФ N 189 от 29 декабря 2004 года "О введении в действие ЖК РФ" с 1 марта 2005 года принятие на учет граждан в целях последующего предоставления им по договорам социального найма жилых помещений в государственном или муниципальном жилищном фонде осуществляется по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ЖК РФ.

Согласно ст. 57 ЖК РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев.

Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются: детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

В силу абз. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона N 159-ФЗ от 21.12.1996 года "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (в редакции от 17.12.2009 года) дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Из материалов дела видно, что Ч., ДД.ММГГГ года рождения, на день обращения с иском в суд исполнилось полных 34 года.

Согласно распоряжению заместителя мэра г.о. Тольятти от 19.05.2010 года N, Ч. отказано в постановке на учет в связи с превышением возраста 23 лет, установленного законом РФ от 21.12.1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (л.д. 8).

Разрешая дело, суд дал правильную оценку как необоснованным доводам Ч. о том, что до достижения 23-летнего возраста он не мог обратиться с заявлением о постановке на учет на получение жилого помещения, поскольку утратил документы, подтверждающие его статус лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей, данные документы восстановил лишь в 2009 году.

Установлено, что с 1993 года (достижение совершеннолетнего возраста) до 1995 года (начало срока отбывания наказания в местах лишения свободы), а также после отбытия срока наказания в 1998 году Ч. неоднократно мог воспользоваться своим правом на постановку на учет на получение жилого помещения по договору социального найма, однако своим правом не воспользовался. Суд правомерно указал, что срок для восстановления документов в 10 лет не может считаться разумным сроком для их восстановления.

Кроме того, суд правильно исходил из того, что в соответствии с действующим законодательством статус ребенка, оставшегося без попечения родителей, или лица, оставшегося без попечения родителей, устанавливается до достижения определенного возраста и утрачивается по достижении 23 лет.

При наличии указанных обстоятельств суд обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований Ч. о постановке на учет на внеочередное получение жилья как лица из числа детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, поскольку в установленном законодательством порядке он не обращался с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий до достижения 23-летнего возраста, а в настоящее время статус лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, им утрачен в силу возраста. Убедительных доводов и доказательств в подтверждение того, что он по уважительным причинам не обратился в компетентные органы с заявлением о постановке на учет на внеочередное получение им жилого помещения по договору социального найма, Ч. суду не представил.

Доводы Ч. в кассационной жалобе о том, что до принятия Федерального закона N 159-ФЗ от 21.12.1996 года "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" в законодательстве не было указаний на предельный возраст постановки на учет на внеочередное получение жилья лицам, оставшимся без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте, а также обязанность предоставлять жилое помещение была возложена на администрацию учебного заведения, не могут быть приняты во внимание, поскольку судом установлено, что Ч. имел реальную возможность до достижения 23-летнего возраста обратиться с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, однако своим правом не воспользовался. Те обстоятельства, что Ч. находился в местах лишения свободы, затем, не имея регистрации, проживал в офисном помещении и не мог восстановить утраченные документы, в связи с чем не мог обратиться с заявлением о постановке на учет, не являются уважительной причиной пропуска срока, предусмотренного законодательством.

Вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения заявления Ч. о постановке его на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий как лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, соответствует действующему закону и представленным доказательствам.

Судебная коллегия полагает, что все обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно, им дана надлежащая правовая оценка. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятого решения и предусмотренных ст. 362 ГПК РФ, судом не допущено. Аргументов, опровергающих правильность выводов суда, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Центрального районного суда г. Тольятти от 24.08.2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ч. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь