Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. N 33-13792/2010

 

Судья: Медведева Е.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Нюхтилиной А.В.

при секретаре К.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании 07 октября 2010 года кассационную жалобу К.В. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июля 2010 года по делу N 2-3517/10 по заявлению К.В. об оспаривании действий Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Санкт-Петербургу и о признании недействительными записей о внесении изменений в сведения о юридическом лице и свидетельств о государственной регистрации.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя К.В. - Р., поддержавшего жалобу, представителя заинтересованного лица А. - И., допущенного судом к участию в деле также в качестве представителя гаражного потребительского кооператива "Д.", просившего оставить обжалуемое решение без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Решением Петроградского районного суда от 28.07.2010 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении заявления К.В. о признании незаконными действий МИФНС России N 15 по Санкт-Петербургу по государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, в отношении ГПК "Д." и о признании недействительными внесенных 31.03.2010 г. в ЕГРЮЛ записей <...> об А. как о лице, имеющем право действовать от имени ГПК "Д." без доверенности, и <...> о регистрации новой редакции устава ГПК "Д.", и выданных на основании этих записей свидетельств о государственной регистрации <...>.

В кассационной жалобе К.В. просит отменить указанное решение как незаконное и необоснованное и принять новое об удовлетворении его заявления.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие представителя МИФНС России N 15 по Санкт-Петербургу, которая извещена о времени и месте заседания суда кассационной инстанции (л.д. 220), о причине неявки своего представителя не сообщила.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого решения.

В соответствии с п. 1.3 ст. 9 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" при государственной регистрации юридического лица заявителями могут быть, в частности, руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица.

Согласно подпункту "д" п. 1 ст. 23 Закона отказ в государственной регистрации допускается в случае подписания неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц.

Как видно из материалов дела, заявителем при регистрации оспариваемых К.В. записей о государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице выступал А. как руководитель постоянно действующего исполнительного органа ГПК "Д.", представившей на регистрацию среди прочих документов вступившее в законную силу решение Октябрьского районного суда от 04.05.2008 г. по делу N 2-2345/08 (л.д. 90, 91, 143, 144, 172 - 173).

Названным решением было удовлетворено заявление ГПК "Д." и П. о признании незаконными решений МИФНС N 15 по Санкт-Петербургу от 15.02.2008 г. N 16810А и N 16809А об отказе в государственной регистрации юридического лица; на инспекцию возложена обязанность зарегистрировать новую редакцию устава ГПК "Д.", утвержденную общим собранием членов кооператива от 08.02.2008 г. (протокол N 1/2008), и внести в Единый государственный реестр юридических лиц изменения в части сведений о лице, имеющем право действовать от имени ГПК "Д." без доверенности, указав в качестве такого лица А., избранного председателем кооператива на упомянутом собрании (л.д. 93 - 95).

Вместе с тем, к моменту внесения в ЕГРЮЛ оспариваемых записей решения внеочередного общего собрания членов ГПК "Д.", изложенные в протоколе общего собрания N 1/2008 от 08.02.2008 г., были признаны недействительными решением Приморского районного суда от 01.10.2008 г. по делу N 2-2479/08, оставленным без изменения определением суда кассационной инстанции от 02.12.2008 г. (л.д. 31 - 33).

Аналогичное решение было вынесено Приморским районным судом 13.03.2009 г. по делу N 2-2479/08, оставленным без изменения определением суда кассационной инстанции от 07.07.2009 г. (л.д. 34 - 37).

С учетом этого заслуживает внимания довод кассационной жалобы о том, что у налогового органа в силу приведенных выше норм имелись основания к отказу в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, поскольку соответствующее заявление было подано А., чьи полномочия были основаны на решении общего собрания членов ГПК "Д." от 08.02.2008 г., признанного недействительным.

В то же время, при оценке законности действий налоговой инспекции необходимо учитывать, что согласно ч. 2 ст. 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с п. 4.1 ст. 9 ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных этим Федеральным законом.

Из содержания решения Октябрьского районного суда от 04.05.2008 г. следует, что А. выступал заявителем при принятии налоговой инспекцией решений от 15.02.2008 г. об отказе в государственной регистрации юридического лица. В связи с признанием данных решений незаконными и возложением на инспекцию обязанности внести изменения в сведения о юридическом лице, в том числе указать А. в качестве лица, имеющего право действовать от имени ГПК "Д." без доверенности, МИФНС N 15 по Санкт-Петербургу имела основания рассматривать А. как лицо, которое вправе обратиться в регистрирующий орган с соответствующим заявлением.

При таком положении, а также учитывая, что в материалах дела отсутствуют сведения, подтверждающие получение налоговой инспекцией решений Приморского районного суда о признании недействительными решений общего собрания членов ГПК "Д." от 08.02.2008 г., достаточных оснований для признания оспариваемых действий МИФНС N 15 по Санкт-Петербургу незаконными не имеется.

Суд также правильно указал, что в соответствии с п. 3 ст. 5 Закона в случае изменения содержащихся в государственных реестрах сведений ранее внесенные сведения сохраняются. Пунктом 5 той же статьи предусмотрено, что юридическое лицо в течение трех рабочих дней с момента изменения указанных в пункте 1 этой статьи сведений обязано сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего нахождения.

Таким образом, ГПК "Д." в лице его уполномоченных органов управления в связи с признанием решений общего собрания членов кооператива от 08.02.2008 г. недействительными вправе обратиться в МИФНС N 15 по Санкт-Петербургу с заявлением о внесении необходимых изменений в произведенные ранее регистрационные записи, в том числе и такие, которые основаны на решении суда.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

Указанная норма согласуется с положениями ст. ст. 2 - 4 ГПК РФ, в силу которых целью гражданского судопроизводства является защита лишь нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов.

ГПК "Д." в лице его уполномоченных органов управления законность действий МИФНС N 15 по Санкт-Петербургу не оспаривает.

В свою очередь, оснований для вывода о том, что оспариваемая регистрация изменений в учредительные документы кооператива и внесение изменений в сведения о лице, имеющем право представлять его без доверенности, привели к нарушению прав лично К.В., не имеется.

Приводившиеся при рассмотрении дела доводы заявителя о том, что в связи с регистрацией новой редакции Устава ГПК "Д." на него как на члена кооператива возложена обязанность выполнять положения этого устава, нельзя признать состоятельными, поскольку решение общего собрания от 08.02.2008 г., утвердившего эту редакцию, признано недействительным. Данное обстоятельство исключает возможность членов ГПК "Д." и его исполнительных органов руководствоваться в своей деятельности данной редакцией Устава, а также применение каких-либо мер ответственности за неисполнение его положений.

Указанный вывод относится и к решениям незаконно избранного состава правления кооператива.

Не может быть принята во внимание и ссылка заявителя на п. 3 ст. 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом, - с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях. Однако юридические лица и их учредители (участники) не вправе ссылаться на отсутствие регистрации таких изменений в отношениях с третьими лицами, действовавшими с учетом этих изменений.

Приведенная норма, как и положения ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", не свидетельствует о том, что регистрация учредительных документов и наличие сведений о руководителе организации в государственном реестре исключают возможность опровержения полномочий соответствующего лица на основе принятого компетентным органом управления организации решения об избрании на эту должность другого лица, а также препятствуют юридическому лицу руководствоваться в своей деятельности, в том числе в отношениях с третьими лицами, принятыми в установленном порядке учредительными документами. Отсутствие записи в реестре также не препятствует избранному в установленном порядке руководителю выступать от имени организации. Закон не связывает возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в государственный реестр таких сведений.

Иной подход ограничивал бы возможности защиты интересов организаций в случаях, если по каким-либо причинам ее интересы не совпадают с интересами лица, указанного в качестве ее руководителя в государственном реестре, и последнее препятствует внесению изменений в эти сведения.

Поскольку К.В. не доказал, что оспариваемые действия налогового органа нарушают непосредственно его права, это обстоятельство исключало возможность удовлетворения его заявления.

Таким образом, вынесенное по делу решение следует признать обоснованным и соответствующим закону, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июля 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу К.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь