Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. N 33-13817/2010

 

Судья Добрынина А.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Пучинина Д.А.

судей Вологдиной Т.И.

Рогачева И.А.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 07 октября 2010 года дело по кассационной жалобе П. на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 17 августа 2010 года по заявлению П. об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя,

Заслушав доклад судьи Пучинина Д.А., объяснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

П. обратился в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя Выборгского районного отдела УФССП по Санкт-Петербургу, просил обязать установить взыскание с должника задолженности в размере 70% от дохода, а также совершить действия, направленные на исполнение исполнительного документа. В обоснование заявленных требований П. указал, что является взыскателем по исполнительному производству, должником по которому выступает Я., 19 мая 2010 года судебный пристав-исполнитель вынес постановление об удержании с пенсии Я. пятидесяти процентов в счет погашения долга, однако заявитель полагал необходимым установить удержание в размере семидесяти процентов, а также предпринять иные действия, направленные на исполнение исполнительного документа.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 17 августа 2010 г. в удовлетворении заявления П. отказано.

В кассационной жалобе П. просит решение суда от 17 августа 2010 г. отменить, считая его неправильным.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что на основании исполнительного листа от 24 сентября 2009 года, выданного Красносельским районным судом Санкт-Петербурга, было возбуждено исполнительное производство по взысканию с Я. в пользу П. 100000 рублей в счет компенсации морального вреда.

19 мая 2010 года судебным приставом-исполнителем Выборгского районного отдела УФССП по Санкт-Петербургу С. вынесено постановление об обращении взыскания на пенсию Я. в размере пятидесяти процентов от пенсии.

Также в ходе исполнительного производства были направлены запросы в УФРС по СПб и ЛО, СПб ГУ "Жилищное агентство Выборгского района Санкт-Петербурга", ИФНС России по Санкт-Петербургу, МРЭО N 1 ГИБДД по Санкт-Петербургу, УПФ РФ по Санкт-Петербургу, а также проведены проверки возможности исполнения взыскания согласно актам от 23 марта 2010 года, 21 апреля 2010 года, 28 июня 2010 года, 13 августа 2010 года, 16 августа 2010 года.

Оценив собранные по делу доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что судебным приставом-исполнителем обоснованно установлен размер взыскания пятьдесят процентов от пенсии должника, а также предпринимаются иные исполнительные действия, направленные на исполнение исполнительного документа.

Судебная коллегия полагает, что указанный вывод суда является законным и обоснованным исходя из следующего.

В соответствии с ч. 2 ст. 99 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов. Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований.

Согласно ч. 3 указанной статьи ограничение размера удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина, установленное ч. 2 ст. 99 Федерального закона "Об исполнительном производстве", не применяется при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда в связи со смертью кормильца и возмещении ущерба, причиненного преступлением. В этих случаях размер удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не может превышать семидесяти процентов.

Принимая во внимание, что взысканные денежные средства являются средствами, взысканными в счет компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о законности действий судебного пристава-исполнителя.

В кассационной жалобе заявитель ссылается на положения ч. 1 ст. 42 УПК РФ, предусматривающей, по мнению заявителя, что ущерб, причиненный преступлением, состоит из физического, имущественного и морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что указанное толкование данных норм права является ошибочным.

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред.

Таким образом, указанной нормой права перечисляются виды вреда, однако они не обобщаются единым понятием "ущерб, причиненный преступлением".

В соответствии с положениями п. 2 ст. 15 ГК РФ под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Таким образом, ущерб - это нарушение материального положения гражданина, существовавшего до нарушения его прав, его имущественные потери, тогда как компенсация морального вреда взыскивается в случае причинения гражданину физических или нравственных страданий.

При таких обстоятельствах доводы заявителя, основанные на неверном толковании норм действующего законодательства, подлежат отклонению.

При этом необходимо отметить, что в Определении Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1325-О-О отмечено, что размер удержания из заработной платы и иных доходов должника при исполнении исполнительного документа подлежит исчислению с учетом всех обстоятельств конкретного дела, при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства, как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи.

Из материалов дела следует, что на момент вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об обращении взыскания на пенсию Я., пенсия последнего составляла около 7500 рублей, данных об иных доходах должника у судебного пристава-исполнителя, не имелось, и таким образом, размер удержания 70 процентов привел бы в данном случае к значительному ухудшению положения Я., являющегося пенсионером, имевшего бы доход ниже прожиточного минимума.

В кассационной жалобе заявитель ссылается также на то обстоятельство, что компенсация морального вреда была взыскана не в гражданском, а в уголовном судопроизводстве.

Судебная коллегия полагает, что данное обстоятельство не имеет правового значения для существа рассматриваемого спора, поскольку порядок взыскания компенсации морального вреда не влияет на его правовую природу и носит компенсационный характер, вне зависимости от способа взыскания.

Судебная коллегия полагает, что при разрешении спора судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Доводы кассационной жалобы по существу направлены на иное толкование действующего законодательства и переоценку доказательств, и не могут служить основанием к отмене постановленного по делу решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 17 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь