Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. по делу N 33-31549

 

Судья: Кирилина О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Казаковой О.Н., Дедневой Л.В.

при секретаре Н.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе представителя К.В. по доверенности К.С. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 24 марта 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований К.В. к ГУП "Московский метрополитен" о признании недействительным приказа N <...> от 11.06.09 г., изменении формулировки увольнения, отказать.

 

установила:

 

К.В. обратилась в суд к ГУП "Московский метрополитен" с иском о признании приказа N <...> от 11 июня 2009 года об увольнении по п. 7 ст. 81 ТК РФ, незаконным и изменении формулировки основания увольнения с п. 7 ст. 81 ТК РФ на п. 3 ст. 77 ТК РФ увольнение по собственному желанию, ссылаясь на то, что работала у ответчика в должности старшего билетного кассира со 2 апреля 2008 года, приказом N <...> от 11 июня 2009 года она была уволена с занимаемой должности по п. 7 ст. 81 ТК РФ за совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя, однако увольнение является незаконным, поскольку виновных действий, дающих основания для утраты к ней доверия со стороны работодателя, она не совершала.

В судебное заседание представитель истца явилась, исковые требования поддержала.

Представители ответчика в суд явились, требования истца не признали по основаниям, изложенным в письменных возражениях, мотивируя тем, что у работодателя имелись основания для увольнения истца по п. 7 ст. 81 ТК РФ, поскольку истец, являясь материально ответственным лицом, допустила нарушение своих должностных обязанностей, которые повлекли утрату к ней доверия со стороны работодателя, предусмотренный законом порядок увольнения работодателем был соблюден.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит представитель истца в кассационной жалобе.

Проверив материалы, выслушав представителя истца по доверенности К.С., представителей ответчика по доверенности Б. и Л., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 21 ТК РФ, работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать трудовую дисциплину; бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников.

Согласно ст. 57 ТК РФ обязательным условием трудового договора является трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы).

В силу п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктами 5, 6, 9 или 10 части первой статьи 81 или пунктом 1 статьи 336 настоящего Кодекса, а также пунктом 7 или 8 части первой статьи 81 настоящего Кодекса в случаях, когда виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо соответственно аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В силу п. 23 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно п. 45 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты довериям к ним.

При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой.

В соответствии с п. 53 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Таким образом, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе нарушение должностных инструкций, положений, приказов работодателя.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признается виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности. Не может рассматриваться как должностной проступок неисполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по причинам, не зависящим от работника (например, из-за отсутствия необходимых материалов, нетрудоспособности).

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Судом по делу установлено, что приказом N <...> от 2 апреля 2008 года К.В. была принята на работу к ответчику на должность старшего кассира билетного в 111 дистанцию 1/Арбатско-Покровской и Филевской линии и с ней был заключен трудовой договор N <...>.

2 апреля 2008 года с истцом был заключен Договор о полной индивидуальной материальной ответственности, в соответствии с которым истец приняла на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ей работодателем имущества, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам.

2 апреля 2008 года К.В. была ознакомлена под роспись с Инструкцией по организации коммерческой работы касс станции метрополитена, а 3 апреля 2008 года - с Должностной инструкцией старшего билетного кассира.

Приказом N <...> от 1 декабря 2008 года К.В. была переведена на должность старшего кассира билетного цеха 111 дистанции 1 Смоленская г\з Службы сбора доходов.

В соответствии с п. 1.1 Инструкции по организации коммерческой работы касс станции метрополитена, основными задачами работников, связанных с коммерческой работой станции является сохранность материальных ценностей.

Согласно п. 10.11 указанной Инструкции, старший кассир до приезда инкассаторов проверяет целостность сумок, правильность их опломбирования, правильность составления препроводительных ведомостей, пересчитывает общую сумму сдаваемой выручки.

В силу п. 15.16 указанной Инструкции, материальную ответственность за сохранность ценностей в кассе несут старшие кассиры и кассиры, принявшие их под расписку.

Приказом N <...> от 11 июня 2009 года К.В., за нарушение п. п. 1.1, 10.11, 15.16, 20.8 Инструкции по организации коммерческой работы касс станции метрополитена и п. 2.4.3 Должностной инструкции старшего билетного кассира, была уволена по п. 7 ст. 81 ТК РФ за совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Основанием для издания данного приказа послужили протоколы разбора от 10 июня 2009 года, 11 июня 2009 года и приказ N 168 от 11 июня 2009 года.

10 июня 2009 года истцом были даны письменные объяснения по факту вменяемого ей нарушения.

Также суд установил, что согласно акту вскрытия сумки и перерасчета вложенных наличных денег от 9 июня 2009 года, работниками ОАО "Банк Москвы" была выявлена недостача в размере 35 000 рублей (л.д. 55).

Из протокола разбора факта недостачи в денежной сумке станции "Смоленская г\з" за 5 июня 2009 года, выявленной сотрудниками ОАО "Банк Москвы" при пересчете денежных средств 9 июня 2009 года, усматривается, что 9 июня 2009 года из кассы перерасчета ОАО "Банка Москвы" было сообщено о недостаче 35 000 рублей в денежной сумке N 4176/9 за 5 июня 2009 года, полученной на станции "Смоленская г\з".

При этом судом установлено, что сумка N <...> за 5 июня 2009 года была закрыта К.В., работавшей с 19 час. 30 мин. 5 июня 2009 года до 07 час. 30 мин. 6 июня 2009 года, и дополнительно опломбирована П., работавшей 6 июня 2009 года с 07 час. 30 мин. до 19 час. 30 мин.

Однако при формировании сумки истцом были нарушены требования, предъявляемые к формированию банковских сумок и мешочков с разменным фондом, установленные п. п. 3, 5 Информационного письма N 7 от 24 февраля 2009 года, с которым истец была ознакомлена под роспись.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку у ответчика имелись основания для увольнения истца по п. 7 ст. 81 ТК РФ, так как факт совершения истцом виновных действий, которые послужили основанием для утраты к ней доверия со стороны работодателя, нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства, установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания ответчиком был соблюден.

Также суд первой инстанции, с учетом обстоятельств дела и характера допущенного истцом нарушения, обоснованно указал на то, что примененное к истцу дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п. 7 ст. 81 ТК РФ соразмерно совершенному ею проступку, так как вина К.В. в ненадлежащем исполнении возложенных на нее трудовых обязанностей, нарушении Должностной инструкции и внутренних локальных актов ответчика, подтверждается представленными в суд доказательствами, которым судом была дана надлежащая оценка.

Доводы истца о том, что ее вина в совершении дисциплинарного проступка не установлена, суд первой инстанции правомерно признал несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами дела и представленными в суд доказательствами.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Доводы представителя истца об отсутствии причинно-следственной связи между действиями К.В. и возникновением недостачи, опровергаются материалами дела и не могут быть приняты судебной коллегией во внимание.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 24 марта 2010 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя К.В. по доверенности К.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь