Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. по делу N 33-8836

 

Судья Пучнина Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Титовца А.А.,

судей Треногиной Н.Г., Веретновой О.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Перми 07 октября 2010 года дело по кассационной жалобе Д. на решение Мотовилихинского районного суда города Перми от 28 июля 2010 года, которым постановлено:

"исковые требования В.С.Н. к В.Ю., В.С.Г., Д., о признании права собственности на 1\2 доли квартиры удовлетворить.

Признать за В.С.Н. право собственности на 1\2 доли квартиры по адресу: <...>.

Решение суда, вступившее в законную силу, является основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество".

Заслушав доклад судьи Веретновой О.А., судебная коллегия

 

установила:

 

В.С.Н. обратилась в суд с иском, просила признать за ней право собственности на 1\2 долю в праве собственности на квартиру по адресу <...>, указывая на то, что с 08 октября 1982 года она состояла в браке с В., брак был расторгнут 18 октября 2001 года, дата В. умер, в период брака была построена спорная квартира на общие средства супругов, в связи с чем квартира является общей совместной собственностью супругов, а поскольку доли супругов в этом имуществе в силу статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации признаются равными, то 1\2 доли принадлежит ей и не может быть включена в наследственную массу.

В судебном заседании В.С.Н. просила иск удовлетворить.

Ответчики В.Ю. и В.С.Г. иск признали.

Ответчик Д. участия в судебном заседании не принимала.

Ее представитель просил в удовлетворении иска отказать.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Д., ссылаясь на нарушение судом норм процессуального права, выразившееся в не извещении ее о времени и месте судебного разбирательства на 28 июля 2010 года. Кроме того, решение постановлено преждевременно, без учета всех фактических обстоятельств. Суд не учел, что о нарушении права истец узнал после расторжения брака, срок для исковой давности по требованию о разделе имущества им пропущен, доказательств проживания в спорной квартире не представлено. Право собственности на квартиру не зарегистрировано, кооператив не привлечен к участию в деле в качестве 3-го лица.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов, изложенных в ней (пункт 1 статьи 347 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующему:

Удовлетворяя исковые требования В.С.Н., и признавая за ней право собственности на 1\2 доли в праве собственности на квартиру по <...>, суд первой инстанции исходил из того, что спорная квартира была приобретена в период брака на общие средства супругов, истцом не пропущен трехлетний срок исковой давности. При этом суд указал, что после расторжения брака бывшие супруги В.С.Н. и В.Г. продолжали проживать в спорной квартире, вели общее хозяйство, истец оплачивал коммунальные услуги, о нарушении своего права узнал в 2009 году.

Судебная коллегия не находит оснований для признания выводов суда неправильными.

В силу пункта 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

В соответствии с пунктом 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Данный порядок определения начала течения срока давности по требованию о разделе общего совместного имущества разведенных супругов означает, что при отсутствии каких-либо нарушений права собственности бывшего супруга (как в случае продолжения совместного пользования общим имуществом, так и в случае добровольного неосуществления бывшим супругом правомочий по пользованию таким имуществом) срок давности не начинает течь.

Судом первой инстанции установлено, что спорная квартира нажита супругами во время брака, в 1987 году В. вступил в строительный кооператив, паевые взносы за квартиру были внесены полностью в 1993 г. за счет общих денежных средств супругов.

Согласно пункту 4 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 129 Жилищного кодекса Российской Федерации член жилищного кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, предоставленную этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

В силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью.

Как видно из материалов дела, объяснений сторон, после расторжения брака В.С.Н. оставалась проживать в спорной квартире, зарегистрирована в этой квартире по настоящее время. В суд она обратилась 18 мая 2010 г. после обращения ответчиков за оформлением наследства, открывшегося после смерти В.

Установив эти обстоятельства, с учетом представленных доказательств, которым дана надлежащая оценка, отвечающая требованиям статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришел к правильному выводу о том, что начало течения срока исковой давности следует исчислять с 2009 года, когда после смерти В. - дата ответчики заявили о своих притязаниях на указанное имущество.

Исходя из изложенного, судебная коллегия считает, что судом не допущено нарушений норм материального права, касающихся исчисления срока исковой давности, а доводы кассационной жалобы в этой части следует признать несостоятельными.

Не состоятельными являются и доводы кассационной жалобы о ненадлежащем извещении ответчика.

Как следует из материалов дела, 16 июля 2010 года ответчик Д. обратилась в суд с заявлением о рассмотрении гражданского дела в ее отсутствие. При этом в заявлении не указано, что она просит провести без нее только предварительное судебное заседание. При наличии такого заявления, при условии, что представитель Д. был надлежаще извещен и принимал участие в судебном заседании, об участии в судебном заседании своего доверителя не настаивал, судебная коллегия не усматривает нарушений норм процессуального закона.

Остальные доводы кассационной жалобы на правильность выводов суда не влияют и отмены состоявшегося решения не влекут, поскольку не содержат обстоятельств и доказательств в подтверждении этих обстоятельств, которые бы опровергали выводы суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мотовилихинского районного суда города Перми от 28 июля 2010 года по доводам, изложенным в кассационной - жалобе Д., оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь